Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
24 июля
2016 года

В «Основах культурной политики» пропишут запрет на цензуру в искусстве

Деятели культуры не понимают, как совместить свободу творчества с законами о чувствах верующих, нецензурной брани и оправдании нацизма

Фото: REUTERS/Gleb Garanich

Общественное обсуждение «Основ государственной культурной политики», начавшееся 23 мая, во вторник прошло в Государственной думе, а в четверг продолжится на заседании общественного совета при Министерстве культуры.

Как сообщает официальный сайт министерства, в «Основы» будет включен пункт о гарантии свободы творчества и запрете цензуры. «Незыблемость этих норм потребует от законодателей особой искусности, чуткости, когда законодательство затрагивает саму сферу творчества», — предупреждает ответственный секретарь рабочей группы по подготовке документа, советник президента по культуре Владимир Толстой.

Искусность потребуется, в частности, в том, как примирить свободу художника с целым рядом принятых за последний год федеральных законов, имеющих отношение к творчеству: о защите чувств верующих (№ 136-ФЗ от 29.06.2013), о запрете мата (№ 101-ФЗ от 05.05.2014), об ответственности за оправдание нацизма (№ 128-ФЗ от 05.05.2014).

— Если «Основы культурной политики» будут приняты, то нужно будет произвести действия по отмене целого ряда принятых Госдумой законов, — считает народный артист России Александр Сокуров. — Запрет, касающийся трактовки событий Второй мировой войны, и запрет на оскорбление чувств верующих находятся в прямом противоречии с нормами Конституции.

Кинорежиссер, член Комитета гражданских инициатив Юлий Гусман уверен, что истинное назначение этих законов отличается от заявленного.

— У нас есть закон об ответственности за оправдание фашизма. Но я не знаю ни одного человека в стране, кроме нескольких придурков и подростков, который бы говорил, что фашизм — это замечательно. Значит, название одно, а цель совсем другая. Замечательно, что мы окружаем кучку несогласных и неприятных людей частоколом различных нововведений, но мне бы хотелось, чтобы в этой глухой стене были двери, окна и калитки, сквозь которые можно было бы выйти к свету. Думаю, что господин Толстой, человек здравый и интеллигентный, сможет улучшить текст «Основ».

Писателя Захара Прилепина ограничения цензуры не пугают: он напоминает, что «в России жестокость законов компенсируется необязательностью их выполнения».

— Литература дает ответы на самые страшные вопросы, это ее главная задача. Сейчас из основания литературы выбивают главную базу, ведь оскорбление тех или иных групп людей можно найти в любом тексте, включая «Преступление и наказание» и «Воскресение». Массовое применение этих законов обнулит общественную мысль. Но я не думаю, что они будут работать. Их станут использовать точечно — в случае если кто-то кому-то захочет насолить, — полагает Прилепин.

Законы о чувствах верующих и оправдании нацизма сочло опасными для искусства большинство опрошенных «Известиями» культурных деятелей. Мнения по поводу закона о запрете мата разошлись.

— У нас действует авторское право, государство охраняет уже существующие литературные произведения, — рассуждает народный артист России Роман Виктюк. — А значит, и мат в этих произведениях находится под охраной. Как можно запрещать то, что охраняется государством? Запрещать Пушкина, Есенина, Маяковского? Это нонсенс.

— Пушкин и Лермонтов сквернословили в дневниках и письмах, они не предполагали, что эти тексты встанут в перечень их литературных опусов, — парирует Александр Сокуров. — Сквернословие не является частью публичной свободы личности. Мы же не считаем необходимым устраивать публичные открытые туалеты? А ведь кто-то скажет: подумаешь, физиология, испражняется человек. Мат — это то же самое. Своеобразные нечистоты сознания.

Народный артист России Николай Бурляев, который, по его словам, является инициатором разработки пресловутого документа, убежден, что противоречий между свободой и ее ограничениями вовсе нет.

— Запрет цензуры — это правильно. Над творцом не может быть цензора, у него цензор главный — Господь Бог. Но соответствуешь ли ты промыслу Божию о тебе, грешном человеке, или ты становишься пошлым, грязным, патологическим, мерзким — уже другой вопрос. Это будет второй шаг, когда общество начнет определять, что возможно для сохранения жизни наших детей, а чего лучше не допускать.

Николай Бурляев обещает, что преследовать неугодное Богу или обществу искусство не будут, но государство перестанет финансировать ту культуру, которая ему не близка.

— Никто не будет запрещать картину, оскорбляющую чувства верующих: художник может повесить ее у себя в сортире, — предложил народный артист. — Но государство теперь будет поддерживать только то, что помогает душе нации подниматься ввысь, а не падать на дно. «Основы государственной культурной политики» будут определять позитивную направленность русской культуры.

Обсуждение «Основ» продолжится до 30 сентября. Впоследствии на материале этого документа будет разработан федеральный закон «О культуре».

Известия // четверг, 29 мая 2014 года

В «Основах культурной политики» пропишут запрет на цензуру в искусстве

В «Основах культурной политики» пропишут запрет на цензуру в искусствеДеятели культуры не понимают, как совместить свободу творчества с законами о чувствах верующих, нецензурной брани и оправдании нацизма

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Минкультуры»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке