Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
27 августа
2016 года

Ковитиди: «Локомотив под названием «Новороссия» уже не остановить»

Сенатор Ольга Ковитиди рассказала «Известиям» о том, как изменилась жизнь крымчан после референдума

Фото предоставлено пресс-службой

С тех пор как Республика Крым официально вошла в состав России, прошло почти три месяца. Сегодня очевидно, что население региона не разочаровалось в своем выборе и живет надеждами на перемены. О том, чего ждут сами крымчане, а также как они оценивают события на теперь уже бывшей родине, корреспонденту «Известий» Наталье Башлыковой рассказала член Совета Федерации от Крыма Ольга Ковитиди.

— Чувствует ли население разницу между жизнью в России и на Украине? Какие плюсы и есть ли минусы?

— Сегодня наши души переполняет чувство радости людей, которые вернулись домой, после того как 60 лет были оторваны от родины (19 февраля 1954 Крымская область передана из состава РСФСР в состав УССР. Передача была приурочена к празднованию 300-летия Переяславской рады. — «Известия»). Мы видим, что сейчас происходит на юго-востоке Украине, и понимаем, что всё это могло произойти и в Крыму, если бы население не приняло для себя решение о вхождении республики в состав России.

Ведь за эти годы крымчане так и не стали украинцами, оставшись верными своему духу и традициям. Именно поэтому для Украины Крым всегда был пасынком и нелюбимым в семье ребенком, который тянулся к России. У нас всегда можно было увидеть русские флаги, услышать выступления в защиту русского языка.

На предпоследних выборах президента Крым проголосовал за Виктора Януковича как за уроженца юго-востока, который говорит на русском языке и поддерживает те же ценности, что и мы: православие, русский язык, родина. Но, к сожалению, он очень быстро переучился и забыл обещания, которые нам давал. Крыму чужда европейская идеология, мы, например, никогда не сможем поддерживать однополые браки и другие западные ценности.

Так ностальгия о Родине превратилась в цель, которая в марте этого года была нами достигнута. Именно поэтому сегодня крымчане не ропщут. Мы понимаем, что переходной период может принести определенные неудобства, но мы также помним об изоляции, которую нам подготовили власти Украины, пытавшиеся оставить нас без воды и света.

— Можно ли сегодня говорить экономической и политической стабильности в Крыму?

— Стабильность напрямую зависит от ответственности как населения, так и власти. Поэтому могу сказать, что наконец-то за долгие годы в Крыму появилась ответственная власть, которая сможет обеспечить эту стабильность: и политическую, и экономическую. У региона огромный экономический потенциал, хотя в результате многолетнего и бездарного управления Киевом он погряз в разрухе.

— Что вы подразумеваете под разрухой?

— Например, возьмем всесоюзную здравницу «Артек». Многие помнят, какая она была, об этом есть фильмы, фотографии. Сегодня он находится в катастрофическом состоянии, это касается и инфраструктуры, и парковой зоны, и пляжей. Из 10 детских лагерей мы усилиями руководства страны, главы республики в этом сезоне смогли запустить только три.

Еще одна проблема — это экологическая безопасность Крыма. Сегодня Северо-Крымский канал приносит больше вреда, чем пользы, потому что стоковые воды промышленных предприятий, который в него поступают, идут на полив сельхозугодий. Это мертвая вода. И эту проблему нужно решать.

Нуждается в полной модернизации всё, что касается инфраструктуры республики. Конечно, я могла бы говорить и о дорогах, и об очистных сооружениях, обо всех болевых точках, но я уверена, что та программа, которая сегодня разрабатывается правительством РФ, включит все эти направления.

— Почему Киев не ценил Крым? С чем связано такое безразличие?

— Посмотрите, что сегодня в целом происходит на Украине. Ведь так плохо, как мы жили до России, мы не жили никогда. Шло массовое обнищание людей. Пенсия была на грани прожиточного минимума, на нее с трудом выживали. Если говорить о Крыме, то, возможно, где-то подспудно Украина понимала, что однажды он соберет вещи и уйдет, поэтому никаких серьезных вложений в регион не было.

Нам предрекали большие трудности после воссоединения с Россией, но за эти последние два месяца никакого коллапса не произошло, жизнь не остановилась. У нас работают школы, детские сады, банки. Люди получают пенсии намного выше, чем раньше.

И сегодня мы уже говорим о перспективах развития Крыма, о том, что у нас есть полезные ископаемые, о том, что Крым — это курорт, а его земли благоприятны для развития сельского хозяйства. Я убеждена, что при разумном управлении Крым не только не будет дотационен, он будет приносить пользу федеральному центру.

— Насколько остро стоит в Крыму национальный вопрос?  

— Его выгодно было раскрутить «Правому сектору» при поддержке украинской хунты. Но сейчас в Крыму межнациональное согласие. Заявления о том, что крымско-татарский народ каким-то образом саботирует власть или нарушает общеустановленные нормы, не соответствуют действительности. Крымские татары хотят жить в мире, точно так же как и другие национальности. Они, как армяне, болгары, греки, немцы, были в свое время депортированы. 70 лет они ждали реабилитации, и Владимир Путин за считаные дни подписал указ, дающий им это право. Именно поэтому сегодня мы говорим о том, что не видим каких-либо проблем, которые мешали бы говорить о консолидации населения.

— Началась ли подготовка к выборам в законодательные органы власти Крыма? Будите ли вы принимать в них участие?

— Уже идут активные обсуждения, консультации. Очень хочется, чтобы люди избрали тех, кто им нужен и кто реально сможет представлять их интересы.

Сегодня в Крыму созданы совершенно новые для нас партийные организации. В их числе «Народный фронт», региональным лидером которого является глава республики Сергей Аксенов, «Единая Россия» — ее возглавил председатель Госсовета республики Владимир Константинов. Есть другие политические силы, такие как партия «Родина», КПРФ, ЛДПР. То есть мы сейчас очень активно входим в политическое пространство РФ. 

Конечно, сегодня у людей огромный подъем, огромное доверие прежде всего к «Единой России», потому что она ассоциируется с лидерами России Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым. Поэтому именно у нее очень высокий процент доверия.

Если говорить о моем дальнейшем пребывании в Совете Федерации, то это решение принимает глава республики, когда оно состоится, я вам об этом скажу.

— Как население Крыма относится к российской многопартийности?

— У нас тоже была многопартийность. Но тогда люди не понимали, за кого им голосовать, так как все партии представляли интересы одной группы лиц, приросших к власти. Менялись только их названия. Поэтому люди перестали ходить на выборы. Явка, которую показал референдум по самоопределению Крыма, говорит о том, насколько люди хотят перемен и верят в будущее. Конечно, мы очень хотим не разочароваться.

— Насколько остро в Крыму сегодня стоит проблема получения российских паспортов?

— Это очень серьезный вопрос, который был поставлен мной на одном из заседаний Совета Федерации. После чего было спикером Валентиной Матвиенко было дано поручение взять ситуации на контроль, а правительству — увеличить финансирование паспортной службы. Сегодня, думаю, что мы справимся с поставленными задачами. Графики выдачи паспортов ложатся ко мне на стол каждые три дня. Этот вопрос также находится на постоянном контроле у главы республики. До августа мы должны успеть этот процесс завершить, чтобы в сентябре не сорвать явку избирателей, численность которых сегодня составляет 1,4 млн человек. Все, кто хочет прийти на выборы и проголосовать, должны иметь эту возможность.

— Как складываются отношения с приграничными территориями Украины и Киевом? Оказывается ли ими сегодня давление на регион?

— Сегодня территория Крыма полностью охраняема и защищена. Всё то, что происходит за нашими границами, — вопрос политической ответственности властей Украины. Действительно, у нас есть реальные проблемы по пересечению границы и проезду поездов по территории Украины. Мы, естественно, заинтересованы в том, чтобы в самые кратчайшие сроки была прекращена карательная операция на юго-востоке, потому что власти Украины сегодня воюют с мирным населением, что не может не вызывать у нас осуждение. Но все эти вопросы лежат в плоскости политических решений, и в ближайшее время мы увидим, как поведет вновь избранный президент. 

— Но Порошенко уже заявил о том, что требует от России вернуть Крым…

— Сегодня будет сложно говорить о возвращении Крыма, потому что трудно вернуть тронувшийся экспресс одному пассажиру, оставшемуся на перроне с чемоданом. Тот, кто не успел, тот опоздал. Все решения надо было принимать тогда, когда Крым был в юрисдикции Украины. Теперь это субъект иных правоотношений и любые посягательства на наши границы будут иметь последствия.

— Почему все-таки на выборах президента Украины победил олигарх Порошенко?

— Действительно, майдан заявлял о том, что олигархи больше не буду управлять страной. Но в итоге президентом был избран олигарх. Был клан Ющенко, потом клан Януковича, теперь будет клан Порошенко. Думаю, что сегодня на Украине ярко выраженный не только экономический, но и политический кризис. Это значит, что ни о какой политической стабильности пока говорить не приходится. В Украине открыли ящик Пандоры, и, поверьте, всё то, что происходит сегодня, — еще не конечный результат. Поэтому вопросов по Украине намного больше, чем ответов.

— Можно говорить, что Порошенко — не самостоятельный выбор населения?

— Сложно давать оценку выборам, которые происходили, когда в стране шла карательная операция, когда похищались журналисты, а в Одессе заживо сжигали людей… Думаю, что оценку всему этому даст время. Сейчас любые наши выступления воспринимаются критически, но придет время, когда за эти преступления и убийства мирного населения надо будет ответить. Этот Нюрнбергский процесс XIX века рано или поздно состоится.

— За что вы попали под санкции Запада? Мешают ли они вам как политику?

— Наверное, именно за те взгляды, которые я сейчас исповедую. За то, что в период тех событий, которые происходили в Крыму, я как заместитель председателя правительства, отвечавшая за силовой блок, сделала всё возможное для возвращения Крыма в Россию мирным путем.

Мы вели переговоры с воинскими частями, командованием, и я рада, что меня и моих товарищей услышали, что наша крымская весна была с улыбкой ребенка. У нас не было такой крови, как на юго-востоке. Я как мать четверых детей понимаю, насколько дорого сегодня состояние мира, которое мы смогли сохранить в Крыму. Я очень благодарна Совету Федерации за разрешение президенту в случае необходимости ввести войска в Крым, потому что иначе у нас было бы хуже, чем в Одессе. Нас бы в дома не загоняли, а сожгли так.

Мы помним всё: правительство, которое работало по 20 часов в сутки, бронежилеты, массовые угрозы депутатам госсовета. Теперь, глядя на юго-восток Украины, мы понимаем, что с нами сделали бы тоже самое. В феврале «Правый сектор» был у нас на площади. Это были люди, которых привезли в Крым для расправ и дестабилизации, но мы смогли за себя постоять. Поэтому мы благодарны России за то, что им дали отпор и они побоялись вторгаться на нашу территорию.

— Как вы оцениваете действие санкций?

— Они, конечно, находятся вне правового поля, потому что это вторжение в вопросы нашей внутренней политики. Мы не делаем никаких заявлений, которые касаются вопросов национальной безопасности США, Канады, Евросоюза, хотя могли бы. Наши действия исходили из наших интересов, интересов нашей территории, и они полностью согласуются с нормами международного права. В нем говорится о том, что высшим носителем власти в государстве является народ, который имеет право на самоопредление. В Конституции Украины об этом говорится, как и в конституциях иных демократических стран. То, что сейчас в Украине не закреплено право на референдум, противоречит международным нормам. Именно поэтому сегодня мы говорим, что объявление санкций противозаконно. Все, кто находится в этих санкционных списках, — патриоты, это люди, которыми может гордиться родина. Мы благодарны за то, что теперь все узнали имена наших героев.

Политики, которые приняли решения о санкциях, уйдут в небытие. Люди отвернутся от них, потому что они руководствуются антидемократическими принципами, которые противоречат нормам защиты прав человека. То, что они делают, — это однополярная политика в интересах группы лиц, которые из-за границы заказали этот кровавый сценарий на Украине. Достаточно вспомнить, что когда было захвачено здание министерства юстиции Украины и один из лидеров майдана — Кличко — пришел уговорить бунтующих, чтобы они освободили здание,  его никто не услышал. Лишь после звонка посла США на Украине лидеру «Правого сектора» это здание было освобождено. Это показатель того, кто сегодня управляет страной.

— На ваш взгляд какова будет судьба Новороссии? Хватит ли сил у населения юго-востока отстоять свои права? 

— Есть понятие динамики развивающихся политических процессов. Сегодня этот локомотив под названием «Новороссия» уже не остановить, даже если под рельсы бросится вся политическая элита Украины и все ее олигархи, которые, как мы видим, разорвали ее города на удельные княжества. Их вмешательство только придаст ускорение происходящим процессам. Мы не вправе в них вмешиваться, выбор должен сделать сам народ, который уже провел референдум по самоопределению и выбрал российское правовое поле. Сегодня людей можно уважать за смелость и гражданское мужество, которое они проявили, несмотря на жесточайшее давление и объявленную им войну.

Известия // среда, 4 июня 2014 года

Ковитиди: «Локомотив под названием «Новороссия» уже не остановить»

Ковитиди: «Локомотив под названием «Новороссия» уже не остановить»Сенатор Ольга Ковитиди рассказала «Известиям» о том, как изменилась жизнь крымчан после референдума

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «События на юго-востоке Украины»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке