Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
4 декабря
2016 года

Украина: выбор парадигмы и последствия

Заместитель министра иностранных дел России Василий Небензя — об экономических последствиях подписания Соглашения об ассоциации Украины с ЕС

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Василий Небензя

Василий Небензя

mid.ru

27 июня 2014 года в Брюсселе новое политическое руководство Украины поставило свою подпись под экономической частью Соглашения об ассоциации с Евросоюзом (СА), в соответствии с которым между этой страной и Евросоюзом должна быть учреждена «глубокая и всеобъемлющая» зона свободной торговли. Выпущенные в свет в связи с этим событием публикации в украинской прессе, печатных изданиях США и отдельных странах ЕС полны оптимистичных оценок, обещающих Украине радужное экономическое будущее в ближайшее время. Однако в них упускается из вида важный момент, о котором Россия длительное время настойчиво предупреждала: данный шаг ставит под серьезную угрозу весь комплекс торгово-экономических отношений между Киевом и странами СНГ, заданный подписанным как раз по инициативе Украины 18 октября 2011 года Договором о зоне свободной торговли СНГ (ДЗСТ СНГ).

Несмотря на смысловую схожесть ДЗСТ СНГ и СА (оба этих документа базируются на правилах и принципах Всемирной торговой организации (ВТО) и нацелены на либерализацию взаимной торговли), между ними существуют отличия принципиального характера. Если ДЗСТ СНГ закрепляет сложившийся в течение 20 последних лет взаимовыгодный, равноправный характер торгово-экономических отношений стран СНГ и стимулирует его дальнейшее развитие, то СА обязывает Киев согласиться на ряд крайне болезненных для его экономики количественных ограничений в торговле с ЕС (около 40 товарных позиций) и привести свое законодательство, нормы и стандарты в соответствие с нормами и стандартами ЕС в сферах регулирования внешней и внутренней политики.

Положения, включаемые ЕС в СА с Украиной, идут значительно дальше предусмотренных статьей XXIV Генерального соглашения по тарифам и торговле традиционных соглашений о свободной торговле. При этом в практике ЕС существует опыт заключения классических договоров о зоне свободной торговле (ЗСТ) и соглашений об ассоциации с третьими странами, в которых речь об инкорпорировании норм Евросоюза в законодательство третьих стран не идет. Подобными примерами являются соглашения ЕС о ЗСТ с Южной Кореей и об ассоциации с Чили. Подписанный Украиной документ ЕС по своему формату больше похож на те соглашения, которые заключались ЕС с кандидатами на вступление из стран Центральной и Восточной Европы в начале 1990-х годов, с одной, но довольно существенной разницей: в нем не прописана перспектива членства в этом интеграционном объединении. Таким образом, СА устанавливает одностороннюю зависимость Украины от ЕС, действующие и будущие директивы которого автоматически становятся обязательными для нее. При этом Киев не наделяется правом участвовать в выработке и принятии этих директив.

Одним из ключевых мотивов заключения соглашения о зоне свободной торговли является стремление получить преференциальный доступ на конкретный товарный рынок. Структура экспорта Украины в ЕС указывает на то, что для Киева таким рынком выступает сельскохозяйственный. Но именно в этой сфере СА содержит наиболее заметные ограничения. К примеру, европейские партнеры готовы освободить от пошлин лишь 400 тыс. т кукурузы (в течение 5 лет ЕС готов увеличить эту цифру до 650 тыс. т). Таким образом, беспошлинно в Европу будет ввозиться не более 10% от объема украинского экспорта в ЕС этого продукта за 2012 год, который составил более 6 млн т. Серьезным ограничениям в соответствии с СА подвергнется также экспорт из Украины в ЕС мяса и мясопродуктов, пшеницы и ряда других отдельных сельскохозяйственных товаров. 

Приведу еще один пример. За последние 10 лет на Украине высокого уровня достигло птицеводство. Насыщение внутреннего рынка толкает производителей к наращиванию экспортных поставок. В результате их усилий за первое полугодие 2013 года объем вывоза мяса птицы и субпродуктов вырос по сравнению с тем же периодом 2012 года в 2,5 раза. Крупнейшим рынком сбыта для украинской курятины остаются страны Таможенного союза (ТС), на которые суммарно приходится 70% всех экспортных поставок. В июле 2013 года украинские производители курятины получили формальное разрешение на экспорт своей продукции в ЕС. Вместе с тем украинские птицеводы не испытывают по этому поводу оптимизма, поскольку высокие ввозные пошлины (около €400 за тонну) автоматически делают украинский куриный экспорт в ЕС убыточным. Не меняет ситуацию и подписание СА с ЕС, так как прописанные там ежегодные беспошлинные квоты для украинских экспортеров составляют 40 тыс. т (20 тыс. т охлажденной и 20 тыс. т замороженной птицы). По сравнению с ежегодными украинскими объемами производства в 1,2–1,4 млн т европейские квоты — лишь капля в море.

При этом в соответствии с СА украинский рынок по большинству сельскохозяйственных позиций в значительной мере открывается для товаров из ЕС, а дотации сельхозпроизводителям в ЕС значительно выше, чем на Украине. Возникает вопрос: куда попадут излишки произведенной украинскими фермерами продукции? Совершенно ясно, что в основном на соседние с Украиной рынки, то есть в страны-члены ТС. Такой негативный сценарий угрожающего собственным производителям роста импорта предусмотрен Приложением 6 к ДЗСТ СНГ и позволяет России пересмотреть режим свободной торговли с Украиной путем повышения размера ввозной пошлины до уровня режима наибольшего благоприятствования в полном соответствии с нормами ВТО.

Возникает также угроза полулегального реэкспорта из Украины в страны ТС сельскохозяйственной продукции, не соответствующей российским стандартам качества. Это очень болезненная проблема в наших отношениях с ЕС, на российской таможне регулярно перехватывают значительные партии некачественной сельхозпродукции из ЕС. Теперь у разного рода недобросовестных экспортеров из Евросоюза появится соблазн попытаться просочиться на наш рынок через «украинский канал».

Беспрецедентно жесткие положения СА предусматривают переход Украины на европейские стандарты в области внешнеторгового и технического регулирования, инвестиционного законодательства, антимонопольного регулирования и в других сферах. Как утверждают многие экономисты, страна сталкивается с серьезной угрозой деиндустриализации. Это, разумеется, внутреннее дело Украины — каждое государство вольно самостоятельно определять свою экономическую политику. Главное, чтобы руководство страны ясно отдавало себе отчет в последствиях этих шагов.

Драматические, а затем и трагические события на Украине произошли именно после решения президента Виктора Януковича отложить подписание Соглашения об ассоциации. А принято это решение было после того, как он, наконец, осознал, какие губительные последствия для украинской экономики реализация этого соглашения повлечет. Сейчас известно, что бывший президент Украины не был осведомлен о деталях таможенно-тарифного регулирования и экспортно-импортных режимов. Всё тогда было «заточено» под задачу сближения с ЕС для решения внутриполитических проблем в контексте предстоящих президентских выборов. Соответственно и обслуживался этот заказ: главе государства подавалась радужная бравурная информация, а негатив — не выпячивался.

В Киеве утверждают, что Украина сможет без всяких проблем «усидеть сразу на двух стульях» и быть участником соглашений о свободной торговли как с СНГ, так и с ЕС. Это невозможно. Об этом прямо говорят и в Брюсселе. По условиям ДЗСТ СНГ Украина может участвовать в других зонах свободной торговли, но должна выполнять все свои обязательства по соглашениям СНГ. Точно такое же условие содержится в тексте Соглашения об ассоциации — с одной лишь разницей, что должен быть сохранен примат обязательств Украины по договору с ЕС над другими соглашениями о зоне свободной торговли. Очевидно, что выполнить указанные в двух документах условия одновременно будет нереально.

В связи с этим есть все основания готовиться к тому, что результатом реализации Украиной положений СА неизбежно станет существенное понижение объемов двустороннего экономического взаимодействия с Россией, которая всегда являлась для Киева торговым партнером номер один. В 2013 году на нашу страну пришлось 24% экспорта Украины. Эти цифры говорят сами за себя.

В беседах с нашими партнерами в Евросоюзе и на Украине мы много раз озвучивали вышеизложенные опасения. Указывали нашим коллегам на недостаточную проработанность экономических сценариев создания глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли между ЕС и Украиной. Прикладывали все усилия, чтобы убедить их, что сотрудничество между Брюсселем и Киевом могло бы вполне успешно развиваться на принципах классической зоны свободной торговли без кабальных условий для Украины. Призывали провести до заключения Соглашения об ассоциации трехсторонние переговоры в формате ЕС–Украина–Россия, чтобы наша озабоченность могла быть учтена. Евросоюз в итоге уже после завершения согласования СА дал согласие на такие консультации, однако принципиально не готов вести речь о какой-либо корректировке текста соглашения, что во многом лишает диалог смысла.

Крайне разочаровывает и логика, закладываемая ЕС в программу «Восточного партнерства», результатом реализации которой и стало СА с Украиной. Сближению и гармонизации условий хозяйствования на нашем общем европейском континенте ЕС предпочитает создание новых разделительных линий, откровенное вовлечение наших общих соседей в зону своего экономического и политического влияния без оглядки на интересы России и других стран СНГ. Мы неоднократно подчеркивали, что оптимальным решением для всех европейских стран могло бы стать формирование общего экономического пространства и широкой и основанной на единых принципах зоны свободной торговли от Лиссабона до Владивостока. Однако работа над этим нашим предложением явно не является приоритетом для ЕС. Жаль, что взаимовыгодному сотрудничеству ЕС предпочитает политику противоборства и давления и в угоду собственной выгоде игнорирует при этом подлинные и долгосрочные интересы своих соседей, включая государства, подписавшие с ним 27 июня 2014 года соглашения об ассоциации.

Известия // вторник, 1 июля 2014 года

Украина: выбор парадигмы и последствия

Украина: выбор парадигмы и последствияЗаместитель министра иностранных дел России Василий Небензя — об экономических последствиях подписания Соглашения об ассоциации Украины с ЕС

скопируйте этот текст к себе в блог:


Новости сюжета «События на Украине»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке