Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
29 июля
2016 года

Новороссию ожидает мощный культурный всплеск

Режиссер Карен Шахназаров — о том, что новым народным республикам необходимы молодые практические идеологи

Карен Шахназаров. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Зайцева

Хотя у меня нет прямой связи, родственников в Новороссии, для меня как для советского человека всё равно характерны чувства, что Новороссия и то, что ныне называется бывшей Украиной, — это моя Родина. Для моего поколения, выросшего в СССР, то, что сейчас происходит на Украине и в Новороссии, кажется диким. Я очень близко принимаю к сердцу происходящее. Для меня Новороссия — часть моей судьбы.

В Новороссии у людей, которые там живут и воюют, есть внутренняя надежда создать идеальное общество. Действительно Новую Россию — без олигархов, без коррупции, некое чудесное Царство Земное. Понятно, что это довольно типично для такой ситуации — там много идеалистов в лучшем смысле этого слова. И если бы эта идея оформилась политически, то Новороссии было бы гораздо проще в ее взаимоотношениях с остальной частью Украины. Потому что многие украинцы эту идею поддержали бы. Сейчас и та и другая стороны мыслят конфликт как национальный, то есть представляют эту войну как войну русских и украинцев. Но если бы была заявлена социальная идея — создание идеального царства, противоположная сторона посмотрела бы на конфликт совершенно по-другому. Не знаю, насколько это возможно. Но это красиво и вызывает симпатию и уважение.

Как показывает опыт, люди, у которых есть идея, могут многое сделать. И сделать очень быстро. В СССР так и происходило в 1920-е и в 1930-е годы. Достижения Советского Союза невероятны. Представлять, что Советский Союз развивался из-под палки, наивно. Создание новой страны, нового справедливого порядка — действительно мощная идея. В нее заложены вещи, которые свойственны русской ментальности в целом: стремление к вселенской справедливости, я бы даже сказал, религиозное стремление. Марксизм, умозрительную экономическую теорию, русские тоже превратили в религиозную идею. Многие успехи СССР связаны именно с этой трансформацией марксизма. Люди верили.

Однако в Новороссии мы наблюдаем именно народное, а не интеллектуальное движение. Там нет интеллектуальной элиты, нет теоретиков, которые могли бы оформить эту мощную идею в практическую идеологию. На мой взгляд, в этом и есть проблема.

Хотя люди там очень харизматические, пока в Новороссии я не вижу тех, кто мог бы заняться именно идеологией. Нет лидера, оснащенного политической идеей, — такого, каким, например, был Ленин в 1917 году. К нему можно по-разному относиться, но Ленин мог ясно и точно формулировать политическую идею и она становилась для людей символом, знаменем. В этом была его сила. Такие же люди должны появиться прежде всего в самой Новороссии. Но допускаю мысль, что они могут быть из России.

Движение Новороссии невозможно оторвать от России. До событий в Новороссии в России была определенная стагнация политической мысли, но эта история породила всплеск политической дискуссии. Теперь же появляется много интересных людей, в том числе молодых. Этими новороссийскими идеологами должны быть именно молодые люди.

Известно, что в гражданских войнах не бывает ничьих. Но если Донецкая и Луганская народные республики выиграют эту войну де-факто, потому что де-юре ее победу не признают очень долго, то присоединятся к Новороссии и другие близлежащие области. Это и Одесса, и Херсон, и все остальные. Но этот процесс зависит от результата вооруженного противостояния.

В случае с Крымом всё было однозначно и очевидно. С Новороссией вполне может сложиться так, что вопрос о полном ее отделении от Украины стоять не будет. Если бы Киев действительно хотел остановить войну, то киевские власти могли бы предложить Новороссии широкую автономию, даже с сохранением каких-то вооруженных формирований, чтобы были гарантии. Но это вопрос переговоров, взаимных уступок.

Очень трудно высказывать какие-то мысли, которые могут и навредить: мы всё равно не поймем всю сложность ситуации.

Руководство России прежде всего добивается прекращения огня, чтобы и с той, и с другой стороны не погибали люди. Ужас в том, что это на самом деле гражданская война. С этой стороны — украинские фамилии, с той стороны — русские. В идеале я бы рассуждал так: если Украина действительно близкая, дружественная России страна, то я не вижу проблем, если Новороссия останется в составе Украины, но получит, как я сказал, широкие формы автономии с сохранением языка, самостоятельной хозяйственной деятельности и так далее. Однако Украина боится, что в таком случае Новороссия фактически уйдет в Россию. Если бы Шеварднадзе в свое время поступил так с Абхазией и Южной Осетией, то они бы остались в составе Грузии. На самом деле, если существует возможность получить широкую автономию и остановить войну, лучше сохранить страну. А не так, что давайте воевать до победного конца: отделяемся и всё. Ведь люди гибнут. И теперь уже не только русские и украинцы.

Реально эту ситуацию могла бы разрешить только Россия. Но Запад не даст ей этого сделать. И поэтому военные действия могут затянуться на долгое время. В истории бывали такие моменты. В период гражданской войны образуются неуправляемые отряды — Нестор Махно, атаман Григорьев, Маруся Никифорова, — и их деятельность может длиться десятилетиями. Это очень опасно. Эта бесконечная война будет истощать Украину. Появятся даже люди, которые уже забудут, из-за чего всё это началось... К сожалению, Украина стала заложницей борьбы Запада против укрепления России, и Запад никак не хочет смириться со всеми вариантами разрешения конфликта или даже промежуточным решением.

Не надо забывать, что Украина получила государственность из рук советской власти, то есть Украина, как и Новороссия, создавалась как часть империи. Сегодняшняя попытка Украины создать мононациональное государство на основе своей западной части — это принципиальная ошибка. У Украины тоже нет лидеров-теоретиков, которые поняли бы и смогли объяснить остальным: чтобы сохранить государство, надо принять имеющуюся в нем многонациональность и пойти на компромисс. Дала же Россия формы широкой автономии своим национальным меньшинствам: у русских есть чувство государства. Так и у  лидеров Новороссии тоже правильное понимание построения государства. Стержень Новороссии — русские и правобережные украинцы, которые всегда традиционно тяготели к России.

Вообще происходящее сейчас в Новороссии является важнейшим событием мировой истории. Это напрямую относится к взаимоотношениям Запада и России. Конфликтов в мире множество, но этот принципиален. Ведь именно он может привести к изменениям во всем мире.

В этот момент очень трудно снимать фильмы и писать книги, потому что мы современники и не понимаем истинный смысл происходящих событий. Например, до сих пор истинные цели распада СССР не ясны, смыслы случившегося остаются для нас скрытыми. Нельзя делать художественное кино о том, чего не знаешь. Вот Лев Толстой 60 лет спустя писал про войну 1812 года. Но тем не менее эта тема интересует и меня. Американцы не будут снимать кино про Новороссию, они сейчас стараются поменьше об этом говорить. Писать книги и делать фильмы должны люди из Новороссии — кто-то из тех, кто реально это видит. Нужен материал. Я почти уверен, что в Новороссии появятся очень интересные писатели, режиссеры, художники. Такие большие бедствия всегда вызывают очень мощные творческие порывы. Это высокая цена. Но все эти события могут дать мощный культурный всплеск Новороссии.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // среда, 6 августа 2014 года

Новороссию ожидает мощный культурный всплеск

Новороссию ожидает мощный культурный всплескРежиссер Карен Шахназаров — о том, что новым народным республикам необходимы молодые практические идеологи

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Борьба за Новороссию»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке