Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
29 сентября
2016 года

Александр Дюков: «Может, хоть в суде узнаю, что же я такого сотворил»

Российский историк, директор фонда «Историческая память» Александр Дюков рассказал «Известиям» о своем задержании в Вильнюсе

Александр Дюков. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

В международном аэропорту Вильнюса 13 августа был задержан российский публицист и историк, гендиректор фонда «Историческая память» Александр Дюков, прилетевший для презентации своей книги «Накануне Холокоста», вышедшей на литовском языке. Представители Службы охраны государственной границы Литвы (СОГГ) заявляют, что россиянин был включен в список персон нон грата во всех странах ЕС, после того как в 2012 году ему был запрещен въезд в Латвию. О том, как его встретили в Литве и о своей книге корреспонденту «Известий» Татьяне Байковой рассказал сам Александр Дюков.

Расскажите, что же всё-таки произошло с вами в Вильнюсе?

— Я прилетел в 7.30 по местному времени в Вильнюс. На 14 августа была запланирована моя пресс-конференция в информационном агентстве BNS и позже — встреча с читателями в гостинице «Панорама». Все эти события готовило издательство, которое выпустило на литовском языке мою книгу «Накануне Холокоста», посвященную советским репрессиям и деятельности фронта литовских активистов в 1940–1941 годах. На паспортном контроле я был остановлен, и мне заявили, что я нахожусь в списках невъездных. После этого отвели в помещение для депортируемых. Там мне выдали протокол о том, что мне запрещено пересечение границы Литвы и что я нахожусь в национальном реестре нежелательных лиц.

— Как вы вернулись в Москву?

— После того как я провел ночь в помещении для депортируемых, я понял, что не смогу дождаться вечера, когда у меня были куплены билеты обратно в Москву. И я за собственные деньги купил билет на утренний самолет.

— Вам разрешали передвигаться по аэропорту?

— Нет, я был ограничен в передвижении. Всё время находился в помещении для депортируемых лиц и не мог оттуда выйти. Более того, меня там даже не кормили. Единственное, о чем мне удалось договориться с литовскими пограничниками, чтобы меня под конвоем довели до буфета, где я смог купить себе хоть какой-то еды. А так кормить депортируемых у них не принято. Когда я возвращался в Москву, я поговорил с нашими пограничниками, они рассказали, что у нас в России задержанных кормят.  

— Задержание произошло без объяснения причины?

— На паспортном контроле у меня забрали паспорт, сказали что я невъездной. Но почему? Для меня это загадка. Пограничная служба в интервью местным журналистам заявила, что я включен в список невъездных лиц с мая 2014 года, но по каким причинам — непонятно.

— Может быть, когда-то высказывались отрицательно в отношении литовских властей?

— В отношении Литвы я не делал никаких заявлений. По литовской тематике я ни разу не затрагивал политических аспектов, всё, что я делаю в отношении этой страны, — это чисто научная работа, издание сборников документов по литовской истории. И сейчас я работаю над книгой, которая основана на документах литовского архива.

— Может быть, их смутило содержание книги «Накануне Холокоста»?

— Может быть, но книга вышла только сейчас. В мае она только переводилась, она тогда еще даже в печать не пошла. Мне издательство бы сказало, что у них возникли проблемы. Тем более книга находится в общем доступе в Литве, продается во всех магазинах.

— Были ли у вас когда-нибудь подобные случаи задержания?

— Задержаний не было, но меня объявляли персоной нон грата в Латвии. Эта реакция латвийского правительства за проведение мной и моим коллегой выставки «Угнанное детство», которая раскрыла сюжеты истории, оказавшиеся неприятными латвийской элите. В Латвии существует такая категория как «неграждане» — по определенным причинам лишенные ряда гражданских, политических и экономических прав. Мы обнаружили, что среди этих лиц есть те люди и их потомки, которых в 1943–1944 годах латышские полицейские насильно угоняли в Латвию на положении рабов. И сейчас латвийское государство лишило их гражданства, оправдывая это тем, что они попали на территорию страны уже после 1940 года.

— Сейчас вы можете въехать в Латвию?

— Как я понял, в Латвии я бессрочно персона нон грата. Насколько мне запрещен въезд в Литву, я не знаю, в том проколе, который мне вручили пограничники, было сказано, что я могу обжаловать это решение в течение 14 дней в литовском административном суде в Вильнюсе. К 18 августу мы решим уже все вопросы, найдем адвоката, причем литовского, который сможет представлять мои интересы, поскольку сам я не могу, ведь суд будет проходить в Вильнюсе. Может, хоть в суде узнаю, что же я такого сотворил.

— Может быть, вы когда-то высказывали позицию по Украине, которая могла не понравиться латвийскому правительству?

— Единственное, что мы делаем с моими коллегами по Украине, это собираем информацию о нарушении прав человека всеми сторонами конфликта. Мы подсчитываем общее количество погибших во время гражданского конфликта. Но если Литву беспокоит правозащитная деятельность, то это еще более скандально, чем то, что их беспокоит исторический аспект моей деятельности.

Я считаю, что ведущая к массовым жертвам силовая операция нацгвардии на юго-востоке Украины должна быть прекращена. Значит ли это: становиться на чью-либо сторону? Я не сказал бы. 

Известия // четверг, 14 августа 2014 года

Александр Дюков: «Может, хоть в суде узнаю, что же я такого сотворил»

Александр Дюков: «Может, хоть в суде узнаю, что же я такого сотворил»Российский историк, директор фонда «Историческая память» Александр Дюков рассказал «Известиям» о своем задержании в Вильнюсе

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке