Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
8 декабря
2016 года

«Политика — это работа, на которую ходят каждый день»

Глава ФоГРО, экс-глава Управления внутренней политики администрации президента Константин Костин рассказал «Известиям» об особенностях нынешней избирательной кампании

Константин Костин. Фото: er.ru

О том, в каких регионах возможен конкурентный сценарий выборов, где врио губернаторам пришлось договариваться с оппозицией и почему новые партии могут не попасть в Госдуму, корреспонденту «Известий» Наталье Башлыковой рассказал глава Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) Константин Костин.

— Константин Николаевич, в сентябре выборы пройдут в более чем трех десятках регионов. Как вы оцениваете итоги регистрации кандидатов в губернаторы? Насколько эти выборы можно считать демократичными и конкурентными?

— Демократичность выборов определяется их конкурентностью и открытостью. В избирательном бюллетене должны присутствовать политики, представляющие разные группы населения. В первую очередь это кандидаты политических партий, которые на протяжении последних 10 лет имели устойчивые электоральные результаты в регионе на выборах разных уровней и, что особенно важно, представлены в муниципалитетах.

В этом, третьем цикле губернаторских выборов только в двух регионах есть вопросы к открытости выборов. Это Липецкая и Нижегородская области, где представители КПРФ не смогли зарегистрироваться из-за противодействия врио губернаторов. Но во всех остальных 28 субъектах с этим показателем всё в порядке. Всего в выборах участвуют кандидаты 24 партий. Это в два раза больше, чем в прошлом году.

Еще одним важным признаком развития демократических практик является увеличение числа коалиционных договоренностей на выборах губернаторов. В этом избирательном цикле можно выделить четыре региона, где на выборах заключены коалиции. В Орловской и Кировской областях, где представитель оппозиции и независимый кандидат являются фаворитами, «Единая Россия» заявила об их поддержке. За это, соответственно, ее кандидаты получат места в Совете Федерации и областном правительстве. А в Приморье и Оренбургской области представители оппозиции баллотируются в Совет Федерации вместе с кандидатами в губернаторы от ЕР.

В большинстве регионов выборы будут референдумными. Это когда победитель избирательной гонки уже понятен (обычно это руководитель субъекта) и борьба идет за второе место. Однако в ряде субъектов есть предпосылки для конкурентных сценариев. Это в первую очередь Астраханская область, а также Республика Алтай, Красноярский край, Якутия и Мурманская область, где у врио губернаторов есть сильные оппоненты. Здесь многое будет зависеть от работы кандидатов во время избирательной кампании, которая только начинается.

— Вы говорите, что проблемы с регистрацией были только в двух регионах. Но в то же время заявления о трудностях звучали и от зарегистрированных кандидатов, таких как Олег Шеин, и от тех, кто в итоге получил отказ в регистрации, — к примеру, Александр Руцкой... Все-таки не пришло ли время отменить или видоизменить муниципальный фильтр, чтобы губернаторы не имели административных рычагов для давления на оппозицию?

— Реальная политическая конкуренция — это борьба сильных кандидатов. Политик, который активно работает в межвыборный период, имеет в регионе известность и поддержку, как правило, в состоянии собрать подписи муниципальных депутатов без всякой помощи. Собственно, и сейчас кандидаты от непарламентских партий Владимир Петров на Алтае («Гражданская сила») и Эрнст Березкин в Якутии («Гражданская платформа») сумели самостоятельно преодолеть муниципальный фильтр, удивив своих оппонентов. Поэтому когда кто-то из уважаемых политиков говорит о непреодолимости муниципального фильтра, это больше говорит о качестве их поддержки, чем о недостатках института.

По поводу упрощения процедуры сбора подписей разговоры идут давно. Одно из предложений: отменить правило «один депутат — одна подпись». Поскольку среди подписантов часто находят двойников, которые отдают свои голоса в поддержку сразу за нескольких кандидатов, правильной считается подпись, которая была отдана первой. Именно из-за этого не был зарегистрирован Руцкой. Но я считаю, что отменять это правило нельзя, так как кардинально ситуация не изменится. Депутаты будут просто подписываются за всех, но это не отменит возможности административного давления. Зато появятся предпосылки для коррупции, скупки подписей.

Изменить как-то федеральную рамку фильтра в 5–10%? Но здесь надо опять же учитывать специфику территорий, потому что есть регионы, где численность муниципального депутатского корпуса составляет всего несколько десятков человек.

Может быть, нужно отменить пропорцию сбора подписей в трех четвертях муниципалитетов, сделать ее более мягкой. Но тогда могут появиться кандидаты, представляющие 1–2 крупных муниципалитета. Хотя, безусловно, нужно проанализировать, как пройдут эти выборы, и, может быть, выработать меры по совершенствованию системы. Пока вопрос о том, что делать с административным противодействием, крайне сложный. Прежде всего необходима максимальная активность самих пострадавших партий. Регулировать на законодательном уровне злоупотребление админресурсом сложно. Это тот случай, когда практика, правоприменение выходят на первое место. Власть ведь иногда приводит людей к удивительным метаморфозам. В этом смысле попытки со стороны врио главы Кировской области либерала (то есть сторонника конкурентности и открытости) Никиты Белых, которому подписи собирала «Единая Россия», противодействовать кандидату от КПРФ Сергею Мамаеву очень показательны.

— Страх сильнее...

— Не понимаю — какой страх? Ведь губернаторы, обращаясь к президенту, говорят о готовности пройти процедуру всенародных выборов для того, чтобы получить поддержку программы развития региона со стороны населения. Но если сильные конкуренты будут удалены административными способами, если нет альтернативных взглядов, критики, то какая это поддержка? Это имитация. Как раз смысл выборов в том и заключается, что все спорные проблемы обсуждаются публично, с участием всех значимых политических сил.  Иначе эти проблемы загоняются внутрь, а потом в течение долгого времени будут негативно влиять на политическую ситуацию в регионе, на социальное самочувствие жителей.

— Если большинство действующих врио губернаторов — явные фавориты гонки, то, может быть, зря выборы вернули? Тем более что большинство региональных бюджетов испытывает дефицит средств...

— Выборами решается крайне важный вопрос доверия к государственной власти на уровне субъекта. И поддержка гражданами действий губернатора, который прошел через публичную процедуру выборов, имеет огромное прикладное значение в решении практических вопросов. Это, пожалуй, главный аргумент в пользу выборов. Потом опять же, если говорить о развитии демократии, конкуренции, публичная процедура выборов всегда лучше процедуры кулуарной.

— Возможная победа большинства провластных кандидатов говорит о том, что в стране нет протестного электората?

— Я бы не связывал наличие протестных настроений с активностью партий на выборах. Конечно, они существуют. Общество, в котором нет протестных настроений, мертво. Просто на сегодняшний день парламентские партии работают с протестной повесткой гораздо эффективнее, чем так называемые несистемные политики.

— Сергей Собянин обеспокоен по поводу явки на выборах в Мосгордуму, которая на выборах мэра в сентябре 2013 года составила около 30%. А на муниципальных выборах — и вовсе около 15%. Действительно ли явка будет столь низкой и в этот раз? Как это изменить?

— Кризис участия граждан в электоральных процедурах — это проблема современных демократий. На выборах мэра Нью-Йорка явка была 18%, а если вы посмотрите на губернаторские выборы в США за последние 2 года, то там явка в большинстве случаев была не выше 35%. Если есть определенный консенсус, а людей всё устраивает, они уверены в победе своего кандидата, то зачем тратить свободное время, приходя на избирательные участки. Но и острая конкуренция на выборах, кстати, не всегда ведет к повышению активности избирателей. Явка — многофакторное явление, и каждый конкретный случай надо рассматривать отдельно. В целом для региональных выборов явка от 30 до 40% является абсолютно нормальной. Чтобы радикально изменить ситуацию, есть другие меры. Например, в ряде стран за неучастие в голосовании граждан штрафуют. Но я не уверен, что эта идея будет пользоваться в России поддержкой.

— Как вы оцениваете участие в этих выборах новых партий? Согласны ли с тем, что в основном они выполняют роль спойлеров, которые оттягивают голоса у оппозиции?

— Хочу заступиться за новые партии и за партии непарламентские. Да, бывают случаи, когда они выполняют роль спойлеров, но есть и случаи, когда кандидаты от системных партий по сути являются спойлерами.

— Например?

— Не хочу никого обижать, но уверяю, что таких случаев не меньше. В то же время есть примеры, когда кандидаты от новых партий действительно навязывали серьезную борьбу. Например, неновая, но непарламентская партия «Патриоты России» в Рязанской области. Когда ее кандидат Игорь Морозов (сейчас сенатор от региона) составил реальную конкуренцию действующему губернатору Олегу Ковалеву. Ситуация там вплоть до заключения коалиционного соглашения развивалась по жесткому конкурентному сценарию, и неизвестно, чем бы закончились выборы, если бы кандидаты не договорились. Похожие ситуации есть и на этих выборах — как я уже сказал, в Республике Алтай и Якутии.

— В любом случае из значительного числа непарламентских партий пройти в Думу смогут далеко не все...

— Реальные шансы побороться за места в Госдуме есть у «Гражданской платформы», «Патриотов России», «Пенсионеров за справедливость», «Родины», «Коммунистов России», «Парнаса», «Правого дела», «Яблока». Хотя я согласен с моими коллегами из ИСЭПИ, что нужно продумать какие-то меры, которые не давали бы новым партиям возможности впадать в спячку между федеральными выборами. Чтобы не было такого, что 1–2 фракции в ЗС получили, а потом даже кандидатов нигде не выдвигают, ждут выборов в Госдуму. Политическая деятельность — это работа, на которую надо ходить каждый день.

— По итогам выборов этот список партий расширится?

— Не уверен... Хотя совершенно очевидно, что сейчас на политическом поле не хватает экологической и патриотической партий. Есть «Патриоты», есть «Родина», но они не используют нынешнюю патриотическую повестку. То же самое касается экологической ниши. Партия «Яблоко» несколько раз пыталась начать работать с этой темой, но они не смогли природоохранную повестку «застолбить» за собой. Различные «зеленые партии» пока никак и нигде себя не проявили.

— Ситуация на Украине, судя по выросшему рейтингу президента, начала влиять на Россию. Как это отразится на итогах выборов?

— Действительно, у президента сегодня высокий уровень поддержки населения. Он объясняется несколькими факторами. Это прежде всего присоединение Крыма, а также беспрецедентное давление Запада на Россию из-за ее независимой внешней политики. Безусловно, в таких условиях граждане сплачиваются вокруг своего лидера, который сегодня имеет фантастический рейтинг поддержки — 87%. Назначенные президентом врио или поддержанные им кандидаты получают существенный электоральный «бонус».

— Зависимость внутренней политики от внешней в данном случае — это хорошо или плохо?

— А я бы не сказал, что это в чистом виде внешняя политика. Ведь речь идет о безопасности государства. События вокруг Украины надо рассматривать именно под таким углом зрения. Это не дипломатическая игра, не страна за семью морями, это наш сосед. Мы не можем воспринимать ситуацию как внешнеполитическую проблему. И это начинают понимать и в Европе, и на североамериканском континенте. Вы представьте, если бы мы вели себя так же, как американцы на Украине, у границ США — например, в Мексике. Мы помним Карибский кризис, когда СССР отправил на Кубу ядерное оружие и чуть не случилась третья мировая война. Тогда позицию США все услышали. Но почему сейчас не хотят слышать Россию? Нам тоже нужны гарантии нашей безопасности.

— Некоторые эксперты говорят о подготовке «цветной революции» в России и якобы наличии неких сил, которые заинтересованы в ее проведении. Могут ли на роль лидеров оппозиции претендовать Борис Немцов, Михаил Касьянов, Гарри Каспаров?..

— Эти деятели своими оголтелыми нападками на Россию выдавливают либеральную идею в маргинальное поле. На сегодня главная заслуга таких вот граждан в том, что нельзя публично, вслух себя называть либералом и патриотом. В России фактически эти слова стали антонимами. Хотя я знаю много людей, которые выступают за рыночную экономику, за различные свободы, но при этом являются патриотами.

— Но все-таки есть ли у нас технологии противостоять этим «оранжевым революциям»?

— В России «оранжевый» сценарий невозможен, если хотите — мы особый случай. У нас сильное государство, сильная армия, серьезный экономический потенциал, и проводить аналогии с Ливией, в которую можно прилететь побомбить и улететь, — нельзя. У нас большинство населения ценит стабильность, суверенитет и право проводить независимую внешнюю политику. Потому что люди понимают, что мы слишком большие и нормальную жизнь и свободное развитие можем обеспечить только сами. Россия может быть только субъектом, а не объектом мировой политики. Это ощущение у нас внутри.

Известия // вторник, 19 августа 2014 года

«Политика — это работа, на которую ходят каждый день»

«Политика — это работа, на которую ходят каждый день»Глава ФоГРО, экс-глава Управления внутренней политики администрации президента Константин Костин рассказал «Известиям» об особенностях нынешней избирательной кампании

скопируйте этот текст к себе в блог:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке