Новости, деловые новости - Известия
Вторник,
27 сентября
2016 года

«Пармезаны» на госслужбе

Политолог Олег Бондаренко — об очистительном эффекте западных экономических санкций

Олег Бондаренко. Фото из личного архива

Яхты, дворецкие, европейские поместья с виноградниками и личные бизнес-джеты — немалая часть российской элиты до санкций вела именно такой образ жизни. Теперь же им приходится выбирать — либо служба на Родине, либо комфортная жизнь в Европе. Конечно, государство несет ответственность за то, что позволило своим чиновникам формально относиться к поставленным задачам, изображать бурную деятельность при фактическом равнодушии ко всему, кроме материальных ценностей.

Симулякр как инструмент российской политики эпохи нулевых ярче всего продемонстрировал свою несостоятельность в случае с Украиной и «Южным потоком». Какими лучезарными только не представлялись успехи на данных направлениях. А в результате — полуфашистский переворот в Киеве и изнасилованный американцами президент Болгарии, дрожащим голосом заявляющий о приостановке энергетического проекта.

Всё это, так или иначе, следствие вестернизации российской элиты.

Часто ли вам доводилось слышать о патриотическом выборе отечественных элитариев — как бизнес, так и государственных? Чтобы не под камеры, а скромно и на самом деле — отдыхать в родных пенатах, детей учить в элитных московских, а не швейцарских школах, семьи селить в богатом Подмосковье, а не Подпарижье.

Или вы считаете, что это невозможно?

Тогда нужно прямо и честно признаться в том, что без этого невозможно никакое настоящее развитие и светлое будущее для нашей страны.

Известный враг России Збигнев Бжезинский несколько лет назад очень точно выразился на счет того, что Россия больше не страшна Западу, так как вся российская элита хранит там свои деньги, и он уже не уверен в том, чья эта элита на самом деле — «ваша или все-таки наша».

Продекларированный возвращением Крыма процесс самоочищения элит до сих пор не зашел дальше красивых слов. Логическое развитие прошлогоднего закона о запрете государственным чиновникам иметь счета за границей заключалось в запрете иметь за границей собственность. Однако в силу непроговариваемых причин этого сделано не было. Хотя президент к такому сценарию, как говорят осведомленные источники, и был настроен в целом положительно.

Но он, как и все мы, прекрасно понимает, сколь велико число чиновников, которых придется по новому закону увольнять. Возможно, опасения оправданы, но только лишь отчасти.

Как можно перековать элиту, сделать ее национальной? Спасибо Западу, которому удается то, что не удавалось Кремлю все последние годы, — процесс национализации элит в результате введения санкций пошел семимильными шагами.

Конечно, некоторые сбегут, предпочтя жестким рабочим будням в неприветливой Москве Лазурный Берег или город на Темзе. Значит, и делать им на высоких государственных постах, откровенно говоря, нечего. Чьи интересы будет защищать чиновник, который больше всего в жизни боится попасть в очередной санкционный список ЕС и лишиться возможности пользоваться своим столь заботливо накопленным имуществом на Западе?

Очевидно, не России, а той страны, где он уже давно разместил свое семейство на ПМЖ. Критерий двойной лояльности в условиях наблюдаемой эскалации отношений уже не работает. Либо — либо. Настоящая проблема заключается в том, что чиновников этих расплодилось так много, и занимают они такие должности, что менять придется иной раз целыми министерствами.

В то время как кадровый резерв, из которого нужно было бы черпать новую элиту, не выдерживает никакой критики. Разве что хунвейбины последнего путинского призыва заменят многолетних диссидентов на госслужбе. Только вот откуда ж их столько взять?

Удивительная в своей циничности вещь: целый класс VIP-гастарбайтеров, приезжающих в Москву поработать в будни и отбывающих к своим семьям за границу на выходные. Получается, государственно значимые решения принимает уже не российская, а русскоязычная элита, давно ставшая французской, швейцарской или британской.

Что делать в сложившейся ситуации? По моему глубокому убеждению, только путем принуждения к выбору каждого из таких чиновников мы сможем добиться реально независимой политической элиты, которая не будет дрожать за свои замки в Альпах.

Так, сенатор Андрей Клишас, попавший недавно под санкции США и ЕС, оказался крупным землевладельцем в Швейцарии, присоединившейся к санкциям. Возможно, он сделает единственно верный шаг и продаст свои швейцарские активы, но если он захочет их сохранить, то может быть сильно ограничен в своих политических возможностях на Родине. И это нормально.

Немало высокопоставленных чиновников опасается стать следующими в санкционном списке. Для них вилла на «лазурке» и британский паспорт дочки гораздо важнее интересов государства. Этому политическому мещанству давно пора положить конец. Обращаясь к Западу, хочется перефразировать классика: «Пусть сильнее грянут санкции!». Может быть, тогда наша элита станет ближе к своей стране, а чиновники перестанут быть «пармезанами».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // четверг, 28 августа 2014 года

«Пармезаны» на госслужбе

«Пармезаны» на госслужбеПолитолог Олег Бондаренко — об очистительном эффекте западных экономических санкций

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Национализация элиты»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке