Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
28 мая
2016 года

Банкирам прочат пожизненную дисквалификацию

Такой законопроект разрабатывают в Совете Федерации — ЦБ согласен с идеей, но считает, что людям надо давать второй шанс, и предлагает дисквалифицировать только за «рецидив»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Баранов

Комитет по бюджету и финансовым рынкам Совета Федерации предлагает на законодательном уровне запретить топ-менеджерам лопнувших банков занимать руководящие посты в действующих банках — пожизненно. Об этом «Известиям» рассказал зампредседателя комитета, сенатор Николай Журавлев. По его словам, такой законопроект будет вскоре внесен в Госдуму. В ЦБ «Известиям» сообщили, что пожизненную дисквалификацию нужно вводить, но только если менеджер повторно довел банк до краха.

Сейчас официальных правил дисквалификации нет, но Центробанк при согласовании назначений использует так называемый черный список банкиров, которых как раз может ждать «запрет на профессию». Российские банки по Инструкции от ЦБ под номером 109-И обязаны согласовывать с мегарегулятором своего руководителя, его заместителей и членов правления, главного бухгалтера и их замов. Кроме того, согласованию подлежат и сделки, в ходе которых приобретается 20% и более акций банка. В свою очередь, Банк России в месячный срок со дня получения уведомления дает согласие на указанные назначения или представляет мотивированный отказ. Регулятор может отказать в согласовании тем банкирам, которые состоят в черном списке ЦБ. А может и разрешить.

Как правило, в черный список попадают топ-менеджеры, заподозренные в причастности к преднамеренному банкротству, выводу активов из банка, обналичиванию денежных средств, фальсификации отчетности и иных серьезных нарушениях в банковской сфере. По последним данным ЦБ, в черном списке 2828 человек (в 2013-м было 2745 человек). С января по июнь 2014 года перечень пополнился 462 фамилиями (часть банкиров, напротив была исключена из списка), ЦБ обещал в начале лета даже опубликовать черный список, как, к слову, уже поступал в 2008 и 2010 годах, — но на этот раз не стал.

По словам Журавлева, доля криминальных банкротств в российской банковской системе может составлять до 80%. То есть причины или процесс четырех из пяти банкротств банков содержат признаки нарушения Уголовного кодекса (основания для такого предположения дают результаты проверок Агентства по страхованию вкладов). Поэтому сенаторы предлагают ввести для недобросовестных банкиров «запрет на профессию» на уровне закона. Разговоры об этом тянутся с докризисных 2000-х годов. Подобную пожизненную дисквалификацию банкиров предлагал ввести еще бывший первый зампред ЦБ Андрей Козлов, убитый в сентябре 2006 года.

Тем не менее, руководителей и владельцев лопнувших банков в России практически не преследуют в уголовном порядке, а значит и такое дополнительное наказание, как лишение права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью (ст. 47 УК), к ним почти не применяется. А действующие запреты достаточно легко обходятся: проштрафившиеся банкиры без особых проблем устраиваются на должности, не требующие согласования с ЦБ (например, вице-президента), и приобретают акции банков пакетами до 20%. Или же банкиры могут устраиваться в кредитные организации на руководящие должности «нелегально» — то есть формально человек не работает в банке.

По словам участников рынка, не оформленные официально, но по факту занимавшие руководящие должности банкиры трудились в банке «Стройкредит», который лишился лицензии в марте этого года. Иногда фигурантам черного списка удается доказать, что они не причастны к краху банка и устроиться на руководящую должность в другой банк.

Занимавший до 2013 года должность первого зампреда банка «Восточный экспресс» Владислав Першин руководил банком «СБС-Агро» Александра Смоленского, ликвидированного в 2004 году. В дальнейшем менеджер возглавил банк «Первое ОВК» (фактически создан на базе «СБС-Агро»), где курировал розничное направление, а после был зампредом Росбанка, отвечал за работу его московского управления. При этом проблем с согласованием в ЦБ у него никогда не было, поскольку на момент отзыва лицензии у «СБС-Агро» он не являлся руководителем кредитной организации. Зампред банка «Авангард» Владимир Джангиров — также выходец из «СБС-Агро». Но в империи Смоленского он трудился менеджером среднего звена, поэтому также не испытывал сложностей с назначением на ключевые посты.

Когда речь идет не об отзыве у банка лицензии, а о санации (финансовое оздоровление с привлечением иного банка и АСВ), ситуация складывается иначе: топ-менеджеры смогут без особых сомнений рассчитывать на руководящие должности в действующих банках. Например, Владимир Рыкунов, занимавший должность председателя правления санированного осенью 2008 года Газэнергопромбанком Собинбанка, устроился в 2009 году в НОМОС-банк. Он возглавил там направление по оздоровлению проблемного банка ВЕФК. Сейчас Рыкунов — предправления банка «Петрокоммерц». Бывший председатель совета директоров санированного банка «Российский капитал» Алексей Иващенко входил в совет директоров Липецкоблбанка, лишившегося лицензии в июле 2013 года.

Банкиры признают, что переходы «проштрафившихся» банкиров отследить сложно. Во-первых, ЦБ давно не раскрывал фигурантов черного списка; во-вторых, сложно узнать о тех топ-менеджерах, которые устраиваются неофициально в действующие банки на высокие посты и получают зарплату в конвертах.

— Необходимо искоренить ситуацию, когда «криминальный менеджмент» переходит из одного банка в другой после отзыва лицензий, — говорит Журавлев. — Сегодня так и происходит, поскольку, хотя ЦБ и согласовывает руководство банка, эту процедуру можно обойти. А на прямое нарушение закона банки не пойдут — рисковать лицензией из-за одного-двух человек не захочется.

В Центробанке поддержали идею СФ, но высказали ряд замечаний.

— Действующее законодательство исходит из достаточно продолжительного, как правило, пятилетнего срока ограничения права лиц, деятельность которых привела к банкротству банка (руководителей или владельцев), — прокомментировали инициативу СФ в пресс-службе Центробанка. — Предлагаемая идея о пожизненном отстранении теоретически, на наш взгляд, может обсуждаться в случае повторения ситуации, то есть повторного доведения таким лицом финансового учреждения, в том числе банка, до состояния банкротства. В то же время необходимо иметь в виду, что помимо ограничения права на участие в управлении финансовыми учреждениями существует достаточно широкий спектр способов воздействия на такого рода лиц, включающий гражданско-правовую и уголовную ответственность за доведение до банкротства.

В Минфине и Агентстве по страхованию вкладов не ответили на запрос «Известий».

Мнения банкиров и аналитиков по поводу законодательного закрепления пожизненной дисквалификации разделились. По мнению председателя Национального совета финансового рынка (НСФР) Андрея Емелина, список ЦБ и законодательный запрет на занятие должностей — меры, хотя и сходные, но разноуровневые. Кроме того, он считает, что пожизненная дисквалификация — слишком суровое наказание, справедливее отстранять от профессии на определенный срок.

— Текущий список ЦБ, с одной стороны, содержит информацию о руководителях не только банков-банкротов, но и банков, замеченных в незаконных операциях или правонарушениях, — поясняет Емелин. — То есть он шире по составу, чем возможный круг лиц, которые попадут под законодательные ограничения. Нужно четко ограничить перечень нарушений, за которые такая санкция возможна, чтобы сделать это достаточно суровое наказание строго адресным и избежать чрезмерных ограничений. Запрет профессиональной деятельности в случае совершения значительного правонарушения широко применяется в мире.

— Инициатива СФ в принципе правильная и узаконит так называемый неформальный черный список Банка России, так будет цивилизованнее с юридической точки зрения, — комментирует директор финансово-аналитического департамента СБ Банка Алексей Колтышев. — Однако ожидать, что это благоприятно повлияет на сокращение числа криминальных банкротств банков вряд ли стоит. Действующий механизм Банка России достаточно успешно действует, а обходить его можно будет теми же путями и в случае законодательного его закрепления.

Главный аналитик UFS Investment Company Алексей Козлов также говорит, что и действующие, и планируемые запреты легко обойти. Начальник аналитического управления Банка БКФ Максим Осадчий уверен, что огульная «люстрация» по отношению к топ-менеджерам банков несправедлива и неэффективна, ведь многие банки теряли лицензию отнюдь не из-за криминальной деятельности топ-менеджмента.

— Например, во время кризисов банки становятся жертвами набегов вкладчиков, — говорит Осадчий. — Один из наиболее известных примеров – «Северная казна», причем набег вкладчиков на этот банк был вызван SMS-атаками конкурентов. Такой запрет приведет к разбазариванию опытных и востребованных кадров. Черные списки ЦБ — вполне достаточный инструмент для отсеивания криминальных банкиров.

Известия // понедельник, 1 сентября 2014 года

Банкирам прочат пожизненную дисквалификацию

Банкирам прочат пожизненную дисквалификациюТакой законопроект разрабатывают в Совете Федерации — ЦБ согласен с идеей, но считает, что людям надо давать второй шанс, и предлагает дисквалифицировать только за «рецидив»

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Банки»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке