Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
26 сентября
2016 года

Санкции могут привести к переучету фермерских кредитов

Региональные банки попросили ЦБ поменять методологию учета в портфеле сельскохозяйственных кредитов

Фото: Сергей Венявский

В условиях запрета на ввоз продуктов из стран Евросоюза и США банкиры предложили Центробанку рассмотреть вопрос введения пониженных коэффициентов риска по кредитам сельхозпроизводителям. Сейчас он составляет 1, банкиры настаивают на 0,7. Чем ниже коэффициент риска по кредитам, тем выше норматив достаточности капитала банков — показатель их финансовой устойчивости. С таким предложением к регулятору обратилась Ассоциация региональных банков России (АСРОС). В ассоциации считают, что если ЦБ согласится с предложением, банки смогут выдавать вдвое больше средств аграриям в рамках кредитования АПК. В ЦБ рассматривают предложение АСРОС, сообщили в пресс-службе регулятора.

Норматив достаточности капитала (в обиходе Н1, здесь и далее имеется в виду Н1.0) — это отношение собственного капитала к активам, взвешенным по уровню риска (то есть капитал нужно поделить на сумму активов, а затем умножить на коэффициент риска). Чем Н1 ниже, тем выше риски банка; снижение Н1 говорит об усилении финансовых проблем кредитной организации. В свою очередь, чем выше коэффициент риска, тем ниже Н1. Установленный ЦБ минимальный уровень Н1, который измеряется в процентах, — 10%.

По словам вице-президента АСРОС Алины Ветровой, сейчас коэффициент риска по ссудам предприятиям АПК равен 1 и в условиях санкций нуждается в снижении.

— Например, для части ипотеки этот коэффициент составляет 0,7, а «военной ипотеки» — ноль, для кредитов естественным монополиям применяется коэффициент 0,5. Соответственно, предложение АСРОС заключается в том, чтобы определить, каким критериям должны соответствовать кредиты АПК и применить к ним пониженный коэффициент риска, например 0,7, как для ипотеки. Чем коэффициент ниже, тем меньше капитала требуется на выдачу этой ссуды. Например, при коэффициенте 0,5 можно выдать в два раза больше ссуд, чем кредитов той категории, к которым применяется коэффициент, равный единице. Банки стремятся эффективно использовать свой капитал, поэтому пониженные коэффициенты риска для ссуд отрасли АПК будут стимулирующим фактором для развития кредитования агропромышленного комплекса, — пояснила Ветрова.

Крупнейшие банки-кредиторы АПК — Сбербанк и Россельхозбанк; первый не входит в АСРОС, второй входит. По данным отчетности МСФО, на начало 2014 года кредиты Сбербанка и Россельхозбанк предприятиям сельского хозяйства превышали 1,5 трлн рублей, из них на РСХБ приходился 1 трлн рублей.

В августе меры по стимулированию кредитования предприятий АПК в условиях санкций предложил ЦБ и финансово-экономическому блоку правительства Минсельхоз. Первая идея Минсельхоза сводилась к тому, что нужно установить уровень резервов в 1% от суммы займа по сельским кредитам, договоры по которым неоднократно продлевались в том числе из-за чрезвычайных ситуаций, но которые, по мнению банка, будут погашены. Сейчас в среднем уровень резервов по таким кредитам составляет 1–20%. Во-вторых, Минсельхоз предложил перевести земли сельхозназначения из третьей качественной категории залогового обеспечения во вторую. Залоги второй категории качества банк может продать в течение 180 календарных дней со дня возникновения основания для обращения взыскания на предмет залога. Сейчас обращение взыскания на участок сельхозназначения не допускается до момента завершения на нем всех сельскохозяйственных работ. Скоро предложения Минсельхоза будут направлены в правительство.

В пресс-службе Центробанка «Известиям» сообщили, что изучают поступившие от АСРОС предложения.

По мнению предправления банка «Интеркоммерц» Александра Бугаевского, введение пониженных коэффициентов риска по кредитам сельхозпроизводителям (до максимум 0,7), безусловно, должно привести к росту кредитования в секторе.

— Современный агропромышленный комплекс напрямую зависит от объемов кредитования: сегодня это бизнес, зависимый от инвестиций, и проблема в их нехватке, особенно долгосрочных, — указывает Бугаевский. По его словам, сегодня большинство объектов комплекса АПК живут за счет заемных средств, поэтому в условиях сложившейся ситуации инициатива АСРОС более чем логична.

— Технически при изменении правил отдельные банки могли бы повысить объем такого кредитования в полтора-два раза. Учитывая, что практически весь объем кредитов, выданных АПК, — это обеспеченные кредиты, коэффициент 0,7 (как для ипотеки) выглядит вполне разумным, — говорит главный аналитик UFS Investment Company Илья Балакирев.

Обратная сторона медали в том, что сельскохозяйственную отрасль сложно причислить к лидерам по качеству обслуживания ссуд, говорит управляющая по исследованиям и анализу долговых рынков Промсвязьбанка Елена Федоткова.

— Если в целом по рублевым корпоративным кредитам на середину текущего года просрочка была порядка 5%, то в сельском хозяйстве — 7,7%, — поясняет Федоткова. — Причем она заметно растет: годом ранее показатель был 6,9% (4,9% в целом по корпоративному рублевому портфелю). Соответственно, при повышенных рисках смягчать требования по таким кредитам — не вполне понятная мера. Можно продолжать идти по пути субсидирования ставки, не перекладывая риски на банковскую систему.

По словам Балакирева, АСРОС в первую очередь преследует интересы банков, входящих в ассоциацию, и снижение коэффициента риска для аграрных ссуд может улучшить показатели достаточности капитала региональных банков с большой долей таких ссуд на балансах.

— Но у многих таких банков достаточность капитала находится на низком уровне, и улучшение Н1 избавит банки от «попадания под горячую руку» ЦБ в рамках по-прежнему проводящихся «чисток» сектора. Вряд ли новые меры простимулируют бум аграрного кредитования, — считает Балакирев. — Очевидно, наиболее заинтересованы в такой новации именно банки с низкой достаточностью капитала и большой долей аграрных ссуд на балансе, поскольку таким образом решается проблема их докапитализации. Во-вторых, снижение коэффициентов риска неизбежно приводит к тому, что риск в системе возрастает — и этот возросший риск кто-то должен будет на себя принять. Для ЦБ принятие такой меры означает готовность массово спасать проблемные банки, если ситуация в отрасли ухудшится и пойдет волна невозврата аграрных кредитов. Очевидно, без четкого намерения поддержать аграрный сектор в высших эшелонах власти (которое пока в явном виде так и не было озвучено, хотя выглядит логичным продолжением продовольственного эмбарго) и без дополнительных мер поддержки сектора ЦБ будет воспринимать эту инициативу скептически. Да и одного снижения коэффициента риска тут недостаточно.

По мнению начальника аналитического управления банка БКФ Максима Осадчего, снижение коэффициентов риска по агрокредитам приведет к росту рисков российского банковского сектора в аграрном секторе.

Директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Станислав Волков также считает, что если в случае с ипотекой понижение коэффициента риска при расчете Н1 можно обосновать невысоким уровнем дефолтности, то подобное нововведение в отношении сельхозпредприятий не выглядит достаточно обоснованным и чревато снижением устойчивости банков, активно кредитующих аграриев.

— Можно предположить, что Банк России согласится ослабить требования по учету риска ряда стратегических предприятий или компаний с высокими рейтингами кредитоспособности, но на всю отрасль такие инициативы распространяться, скорее всего, не будут, — добавил Волков.

Известия // среда, 3 сентября 2014 года

Санкции могут привести к переучету фермерских кредитов

Санкции могут привести к переучету фермерских кредитовРегиональные банки попросили ЦБ поменять методологию учета в портфеле сельскохозяйственных кредитов

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Сельское хозяйство»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке