Вторник, 25 апреля 2017
Культура 19 сентября 2014, 13:34 Алексей Певчев

Koktebel Jazz Party как торжество джазовой дипломатии

На крымском побережье играли «музыку для умных», но были рады всем

Фото: РИА НОВОСТИ/Константин Чалабов, Григорий Сысоев

Джаз на крымском побережье — событие уже вполне привычное. В этом году в Коктебеле случилось сразу три джазовых фестиваля — «Наш Джаз», Live in Blue Bay и, наконец, самый долгожданный — Koktebel Jazz Party. Его предшественник Koktebel Jazz Festival, в этом году переехавший под Одессу, имел здесь неплохую репутацию, к нему привыкли и расставание с ним не планировали, и его не случилось. Джаз никуда не ушел.

Погода в сентябрьском Коктебеле переменчива. Кто-то из гостей грелся на солнце, кто-то предпочитал кофе и глинтвейн, но места общих встреч — фестивальные сцены оставались неизменными. 

Размещение артистов и гостей, монтаж сцены, расстановка секьюрити проводятся быстро. Так же как и сама организация фестиваля, уложившаяся в рекордные три месяца. Четыре дня фестиваля, три сцены и небольшая площадка для постфестивальных джемов работали как часы, неизменно вызывая шуточные аналогии с Монтре.

Фестиваль открыл Дмитрий Киселев. Главу агентства «Россия сегодня» в качестве отца-основателя фестиваля знают не все, но именно он 12 лет назад придумал играть джаз на коктебельской набережной. Тогда деньги от продажи билетов шли на ремонт дома Волошина, сейчас вся прибыль — Крыму.

В этом году музыка над морем началась с большого джазового оркестра Петра Востокова. В составе одного из самых интересных российских коллективов 17 выпускников консерватории и Гнесинки. Во главе — трубач Петр Востоков, общее впечатление — Америка 1920–1930-х годов и фильм Cotton Club. Энергично, стильно и весело. Лучшее выступление для начала фестиваля трудно и придумать.

РИА НОВОСТИ/ Константин Чалабов, Григорий Сысоев

За открытием фестиваля из VIP-ложи наблюдал министр культуры РФ Владимир Мединский.

— Джаз в момент своего рождения считался музыкой для бедных, спустя лет 30–40 — музыкой для богатых. Сейчас это музыка для умных. Поэтому вполне естественно, что мы поддерживаем хорошие джазовые мероприятия. Я люблю «жемчужины джаза» — Леонида Утесова, Луи Армстронга, — сказал Мединский «Известиям». — Крым произвел на меня впечатление еще в 1977 году, и чем многообразнее мероприятия, которые здесь будут проходит, — тем лучше. Мы склонны дистанцироваться от резких экспериментов, но открыты к тому, что воспринимается позитивно самыми широкими слоями граждан.

Группа Антона Горбунова, вышедшая следом за командой Востокова, сделала ставку на авторские композиции. Джаз-рок и фьюжн, саксофон, барабаны и великолепные клавиши Дмитрия Илугдина (хорошо известного джазовой публике по «Арсеналу» Алексея Козлова) на фоне заходящего солнца не оставили сомнений в том, что Коктебелю предлагают очень неплохо провести время. Отметим, что в этом году, учитывая «компромиссный» формат предыдущих «коктебельджазов», в выборе фестивального лайнапа организаторы были строги. На Koktebel Jazz Party звучат только джаз и только самые близкие околоджазовые стили.

РИА НОВОСТИ/ Константин Чалабов, Григорий Сысоев

Это отлично понимает один из гуру нашего джаза Андрей Кондаков. Его составу Brazil All Stars — 14 лет и два диска. Мягкий и доброжелательный в закулисной околоджазовой беседе петербуржец Кондаков на сцене превращается в харизматичного лидера стихийного размаха, попеременно ласкающего и взрывающего звуками своих клавиш настроение веселой публики. Бразильцев в составе трое — бессменный басист Серджио Брандао, барабанщик Эривелтон Силва, перкуссионист Вальчино. На саксофоне — Леонид Сендерский плюс вокалистка Зарина. В репертуаре самбы и румбы, с которыми Кондаков, один из самых универсальных и харизматичных музыкантов российского джаза, неизменно накоротке.

Ансамбль International Jazz Quintet Якова Окуня — великолепного московского пианиста и джазового энтузиаста, был собран специально для фестиваля. В его составе именитейшие  исполнители из четырех стран мира: номинантка «Грэмми» — выдающаяся певица Дебора Браун, один из самых знаменитых трубачей Америки — Джереми Пельт, контрабасист-виртуоз и директор джазового отделения Prince Claus Conservatory в Гронингене (Нидерланды) Жорис Типе, завкафедрой отделения джазовых барабанов в Консерватории St.Cecilia в Риме — человек мира, барабанщик Роберто Гатто и, конечно, Сергей Головня — саксофон.

РИА НОВОСТИ/ Константин Чалабов, Григорий Сысоев

Открытая сцена стартовала с выступления певицы Shoo при дополнительном сопровождении маститых Петра Ившина и Дмитрия Илугдина. Ассоциации с Эрикой Баду и море позитива у Черного моря привлекли еще больше молодой публики, поначалу опрометчиво решившей, что джаз — это скучно.

РИА НОВОСТИ/ Константин Чалабов, Григорий Сысоев

Тувинцы «Хуун-Хуур-Ту» к джазу имеют опосредованное отношение, но этническое начало, без которого на сегодняшний день не обходится ни один джазовый фестиваль, пришлось ко двору и в Коктебеле. На этом же направлении отлично отработали индийцы The Brown Indian Band, только перенеся публику в иную географическую точку.

РИА НОВОСТИ/ Константин Чалабов, Григорий Сысоев

Саксофонист Денис Швытов — один из самых интересных музыкантов фестиваля. То, что исполняет его коллектив, можно обозначить как smooth-джаз или фьюжн. Его музыка сложна для исполнения, но очень легка для восприятия. Название программы — «Серебряная женщина» — может немного обескуражить джазовых эстетов, но музыка всё расставит на свои места. Тем более что кроме джазовых пьес Денис легко вставляет в программу битловскую I Saw Her Standing There и прочие рок-н-ролльные номера.

— Я музыкант с джазовым корнями, но всегда увлекался роком. Моими героями были The Doors, Pink Floyd, Стинг и только потом я открыл для себя Колтрейна. После этого моей задачей стало совместить сложные мелодические гармонии Колтрейна с теми простыми мелодиями, что у меня рождаются, — сказал Швытов «Известиям».

Гитарист его состава Леонид Берзович вообще достоин всех фестивальных наград, если бы их вручали.

Esh — очень симпатичный состав с вокалисткой Анной Клесун. Босса-новы, или «самба-джаз», как они сами называют свой стиль, спеты на отменном португальском, что всегда приятно ко времени и к месту.

РИА НОВОСТИ/ Константин Чалабов, Григорий Сысоев

Один из самых долгожданных артистов Koktebel Jazz Party трубач Валерий Пономарев представил кулуарно свою книгу «На обратной стороне звука», а массово — программу We Remember Art Blakey. Если на фестивале и был полноценный джазовый мейнстрим конца 1950-х, то это, конечно, Пономарев со своей программой и несравненным американским секстетом с великим Виктором Джонсом за барабанами. Евгений Ревнюк и Laber Band — джаз-фанк и фьюжн плюс полное взаимодействие с залом. 

РИА НОВОСТИ/ Константин Чалабов, Григорий Сысоев

Несравненный скрипач Феликс Лахути, представивший непростую программу, где нашлось место даже речитативу рэпера Джи Вилкса, настроенную на чуть менее экспериментальный джаз публику, кажется, несколько озадачил. Иван Фармаковский, собравший для фестиваля великолепный российско-американский состав — Ральф Боуэн (тенор-саксофон), Дональд Эдвардс (барабаны), а также феноменального контрабасиста Кенни Дейвиса, — явно одним из первых познакомил фестивальную публику с пост-бопом. Его программа — симбиоз авторской музыки Ральфа Боуэна, музыки самого Фармаковского и аранжировок советских композиторов. Команде Alex Hutchings Band и гитаре самого Алекса, уместным как на британском рок-фестивале в Гластонбери, так и на коктебельском джазовом, можно было внимать уже совсем расслабленно.

РИА НОВОСТИ/ Константин Чалабов, Григорий Сысоев

Бесспорно, всем подлинным любителям джаза не терпелось услышать квинтет Тома Харрелла. Сыгранный состав (вместе музыканты выступают уже 9 лет) в полной мере оправдал ожидания. Не самый доступный для восприятия пост-боп в исполнении мировых звезд вызвал массу эмоций не только у музыкантов, пришедших специально послушать одного из лучших джазовых трубачей в мире, но и у тех, кто собрался у сцены. Артисту с большой буквы сопереживали.

— Состав такого уровня и такой мощи здесь никогда не играл. Я несколько минут стоял на одной сцене с Томом Харреллом. Фантастика! Только ради этого стоило согласиться вести фестиваль, — поделился с корреспондентом «Известий» арт-директор и ведущий Михаил Иконников.

Главного проводника по миру джаза на Koktebel Jazz Party выбрали верно. Радиоведущий Иконников больше привык к студийному микрофону, но именно его негромкая, доверительная, информативная манера конферанса в итоге оказалась здесь максимально уместной.

РИА НОВОСТИ/ Константин Чалабов, Григорий Сысоев

Еще один арт-директор Сергей Головня оказался самым неуловимым для журналистов, но самым активным музыкантом фестиваля. Его саксофон звучал в доме Волошина на лекции Павла Суркова о российском джазе, в составе замечательного проекта Владимира  Иванова Ornithology (где Головне пришлось переложить гитарные партии не доехавшего до фестиваля гитариста «Морального кодекса» Николая Девлет-Кильдеева), в уникальном интернет-джеме с Евгением и Константином Соколовскими, находящимися в Ростове-на-Дону, в International Jazz Quintet Якова Окуня и еще в массе джазовых коллабораций.

Тем не менее главным выступлением Головни стоит назвать его выход в качестве лидера JVL Big Band. К слову, весь фестиваль был негласно посвящен памяти основателя биг-бенда — пианиста, джазового энтузиаста и мецената Виктора Лившица — музыканта, много лет владевшего маленьким джазовым клубом на набережной, варварски сожженным прошлой зимой.

РИА НОВОСТИ/ Константин Чалабов, Григорий Сысоев

Завершающий день фестиваля негласно обозначили днем женского вокала. Блистательные и изящные Анна Бутурлина, выходившая на сцену в составе квартета Ваагна Айрапетяна, и Карина Кожевникова с JVL Big Band убедительно подтвердили, что российский джаз славен не только высоким профессионализмом, но и изысканной красотой.

Немцы Club des Belugas для Koktebel Jazz Party — небольшой компромисс. Все-таки на своих пластинках они куда ближе к комфортному лаунжу хорошо известных у нас De Phazz, чем к джазовой традиции. На сцене все вопросы отпадают. Темнокожая Бренда Бойкин изгибается пантерой Багирой и поет вне принятых в жанре форм, но вряд ли в этот вечер на коктебельском пляже хотя бы кто-то рискнул бы сказать, что это не джаз.

Завершали четырехдневный праздник The Jamal Thomas Band, блестящими нарядами вокалисток и версией стародавнего хита Уитни Хьюстон I'm Every Woman, принесшие запах и ритм дорогого ресторана в демократичную атмосферу коктебельских кафешек. В последние аккорды ритмичного фанка Джамала Томаса диджей ввел общеизвестный хит Architects Music Group, что выглядело вполне иронично и ненавязчиво.

Вполне в духе комфортной джазовой дипломатии. Главная цель которой: чтобы каждый, кто в эти дни оказался на Koktebel Jazz Party, независимо от того, с какой интонацией он произносит фразу «Крым — наш», просто смог услышать много хорошего джаза. 

РИА НОВОСТИ/ Константин Чалабов, Григорий Сысоев

Наверх
Наверх