Новости, деловые новости - Известия
Среда,
25 мая
2016 года

Иран может уйти

Журналист Исраэль Шамир — о том, чем грозит России отчуждение Ирана

Исраэль Шамир. Фото из личного архива

Встреча Путина и Роухани в Астрахани произошла в особо сложный момент, когда эти два государственных мужа, подобно жонглерам, держат десяток шаров в воздухе. Нет, не шаров — пылающих факелов. Их ошибка может оказаться судьбоносной.

Перед Ираном есть видимость выбора — помириться с Америкой или попытаться сблизиться с Россией. Если Иран помирится с Соединенными Штатами, перед Россией захлопнется окно возможностей. В Иране и в США многие возликуют, но для России тут радоваться нечему — этот мир поставит крест на планах прибыльного реэкспорта иранской нефти и газа, то есть на гигантской сделке, оцениваемой в $20 млрд.

Хуже того, Иран станет серьезным конкурентом России на рынках Европы, интересы России в Сирии пострадают, новый фронт откроется с юга.

Американская бомбардировка Сирии, обманчиво представленная как новый виток войны с террором, предназначена показать Ирану, что на Россию нельзя полагаться — она слишком слаба и не может защитить даже Сирию, а тем более Иран.

Россия и Иран пока не сделали решительных шагов друг к другу, а время для этого иссякает.

Многие годы, пока Иран был под санкциями, Россия поддерживала отношения с Тегераном «на малом огне». Русские инженеры построили атомную электростанцию, Иран покупал русскую технику и оружие. Но настоящего сближения, которого хотели иранцы, так и не произошло.

Под влиянием Израиля и Америки Россия осталась в режиме антииранских санкций; так и не были поставлены мощные установки ПВО, за которые Иран заплатил сполна. Несмотря на просьбы и намеки Ирана, президент Путин так и не собрался в Тегеран с официальным визитом.

Русским казалось, что спешить некуда. Возможность иранско-американского сближения блокировал Израиль. Израильский премьер Биби Нетаньяху упорно требовал — и требует — от своих американских союзников и патронов разбомбить Иран. Вся мощь израильской пропаганды работает против Ирана. Русские, видимо, предполагали, что Иран никуда не денется, а раздражать США и Израиль русское руководство не хотело.

Просьбы Ирана войти в ШОС, предложения о сближении не то чтобы отклонялись, но отодвигались на неопределенный срок. Это было частью общего политического метода президента Путина, которого римляне прозвали бы Cunctator, как генерала Фабия. Медлительность и выжидательность соответствовали и характеру Путина, и русскому национальному характеру, и эпохе медленного становления России после трагедии 1991 года.

Но эта эпоха окончена. Время переключило передачу. Молниеносно пало законное правительство в Киеве, молниеносно Крым вернулся в РФ, за этим последовали санкции, восстание на Донбассе, американские бомбардировки Сирии и Ирака. Американцы решили не ждать, когда Россия станет такой мощной, что с ней нельзя будет совладать, и сейчас они пытаются вновь поставить ее на колени.

Россия для них опаснее Ирана, изможденного санкциями. Если Иран поддастся на американскую разводку и договорится с США, его очередь настанет несколько позднее — после того, как Россия вернется в хаос 1990-х.

Началась полоса неопределенности. Удастся ли США уговорить иранцев? Санкции измучили иранцев. В Иране есть силы (чиновники, бизнесмены), стремящиеся договориться с США, где живет огромная и преуспевающая иранская диаспора. Нынешний президент Роухани известен как сторонник сближения с Западом. Утомленные русской ненадежностью, иранские руководители могут совершить фатальную ошибку — помочь США утопить Россию, а потом остаться один на один с Америкой. Израиль подождет, если что, — это знают в Вашингтоне.

Как разборчивая невеста, долгое время державшая своего жениха в черном теле, Россия видит, что Иран может уйти к другой. Тут пора встрепенуться. Когда нужно сблизиться с Ираном? Вчера! Русские лучше всего функционируют в условиях чрезвычайного положения, обвала, когда время всё вышло.

Путин мог бы отправиться в Тегеран, разрулить ворох проблем между двумя странами, в ручном режиме задействовать энергетический мост и железнодорожную связку (это многомиллиардные проекты), ускорить гигантский большой проект по газу и нефти. Так он спасет Россию от падения цен на нефть и газ, даст адекватный ответ на санкции, обезопасит страну от удара с юга.

Сейчас Россия может поставить ПВО Ирану, модернизовать его авиацию, ввести его в ШОС, создать преференции по Таможенному союзу, полностью выйти из режима санкций по Ирану, обрушить зашедшие в тупик переговоры по ядерному разоружению.

Плотная смычка с Ираном важна и в свете колебаний Китая, где всё громче слышны голоса против торговли с Россией за юани и рубли. Китайцев душит жаба — им не хочется потерять $3 трлн на своем счету, поэтому они не готовы утопить доллар. Но Иран им необходим как главный источник углеводородов.

Русско-иранский союз поможет китайским лидерам определиться, с кем эти мастера культуры (конечно, с Москвой!).

Негативные последствия? В первую очередь США рассердятся. Но они сердятся и так. Судя по речи президента Обамы в ООН, Америка не знает, в кого стрелять сперва — в халифа Абу Бакра или в Россию. Рассердится Израиль? Там, видимо, уже смирились с изменением позиции великих держав по Ирану. 

Иран, прекрасная страна с древней культурой, с розовыми садами, поэзией и архитектурой, может стать важным союзником России. Да, русские элиты хотели бы дружить с Европой — и когда-нибудь это непременно произойдет. Но на этом этапе лучше дружить с теми, с кем это выйдет, а не с теми, с кем хочется.

Горький пример Германии 1930–1940-х годов да будет перед нашими глазами. Оголтелый англофил Адольф Гитлер (даже его коротенькие усики — усики британского офицера и джентльмена) отпустил британскую армию домой из Дюнкерка, отказался от попытки взять Англию, отвернулся с ненавистью от Иосифа Сталина, который был готов дружить и сотрудничать с Германией. Он покончил с собой на руинах сожженной британскими и американскими бомбардировщиками Германии, когда русские солдаты вступили в Берлин. «Что, сынку, много тебе дали твои англичане?» — мог бы спросить его Сталин. 

Это не точная параллель — Россия ни с кем не воюет и воевать не собирается. Но тяга к англосаксонскому миру, выраженная в побеге русских олигархов на Британские острова, может еще сыграть роковую роль в судьбе России. Кошки — милые пушистые звери; но мышкам лучше не увлекаться дружбой с мурлыками.

На сегодняшний день немедленное будущее России — в дружбе с Ираном и Китаем. О Европе задумаемся, когда та выйдет из НАТО, отошлет домой американские оккупационные войска, откажется от санкций, перестанет бомбить невинную Сирию. А сейчас нужно срочно решать вопрос с Ираном, пока его не сманили. 

Известия // среда, 1 октября 2014 года

Иран может уйти

Иран может уйтиЖурналист Исраэль Шамир — о том, чем грозит России отчуждение Ирана

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Иран и Россия»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке