Среда, 26 апреля 2017
Политика 14 октября 2014, 00:01 Алена Сивкова

СПЧ просит увеличить сроки за коррупционные преступления

Правозащитники считают, что уголовная ответственность за взяточничество должна вырасти до 20 лет тюрьмы

Фото: president-sovet.ru

14 октября Владимир Путин проведет традиционную встречу с представителями президентского Совета по правам человека (СПЧ). На заседании будут затронуты актуальные проблемы гражданского общества. Среди основных — положение с украинскими беженцами и доклад о реализации программы увековечивания памяти жертв политических репрессий, которой СПЧ занимается с 2011 года. Кроме того, члены СПЧ доложат президенту о том, как выполняется национальный план по борьбе с коррупцией, а также предложат ряд антикоррупционных мер. Об этом «Известиям» рассказал один из авторов доклада, председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

По словам правозащитника, он и его коллеги намерены просить президента поддержать предложение об ужесточении уголовного наказания за коррупционные преступления, потому что сейчас максимальный срок за такие деяния составляет 8 лет лишения свободы.

— Через 4 года человек выходит по условно-досрочному освобождению (УДО) миллиардером. Получается, что свое наказание он может отсидеть, как в санатории. Я много таких олигархов знаю. Ситуацию надо менять, учитывая случаи, когда виновные готовы пойти на сделку со следствием, — пояснил он.

Как рассказал Кирилл Кабанов, он предложит Владимиру Путину увеличить сроки за взяточничество от 10 до 20 лет без амнистии и УДО, если виновный не будет готов возместить ущерб, который нанес государству.

Кроме того, в докладе будет поднята тема персональной ответственности чиновников за халатное отношение к проблемам коррупции, а также реализации национального плана борьбы с коррупцией. Кабанов убежден, что «если бы министры знали, что получат как минимум выговор, то они бы по-другому относились к теме борьбы с коррупцией».

— 1 июля, согласно национальному плану, все должны были вывесить на своих сайтах планы по борьбе с коррупцией. В результате 3–4 ведомства не вывесили, у кого-то были старые планы. У большинства ведомств и госкорпораций, кроме Минфина и Росатома, документы были похожи не на планы, а на формальные отписки. Необходимо было расписать план по противодействию коррупции, указать сроки, мероприятия. Я впервые видел в графе «Срок исполнения» – «постоянно», «по мере необходимости», — рассказал он.

Председатель Национального антикоррупционного комитета отметил, что коснется и вопроса о важности усиления влияния антикоррупционной экспертизы (выявление коррупциогенных факторов в правовых документах и их устранение), поскольку на данный момент она превратилась в имитацию работы. Не обойдется на встрече и без вопросов к региональным элитам, которые, по словам Кабанова, не стремятся соблюдать закон наравне с федеральными.

— Есть законы о запрете западных счетов для государственных служащих. Но региональные чиновники в большинстве игнорируют эту норму, они почему-то считают, что это для федералов. У нас есть примеры. И на это тоже важно указать президенту, — добавил он.

Сейчас в соответствии с ч 1. ст. 291 УК РФ дача взятки должностному лицу за совершение заведомо незаконных действий (бездействие) наказывается штрафом в размере от 15-кратной до 30-кратной суммы взятки, либо принудительными работами на срок до 3 лет, либо лишением свободы на срок до 2 лет со штрафом в размере 10-кратной суммы взятки.

Получение взятки наказывается лишением свободы на срок до 3 лет со штрафом в размере 20-кратной суммы взятки. В случае, если получение взятки сопряжено с осуществлением незаконных действий, а также совершено группой лиц с вымогательством либо в крупном или особо крупном размерах, наказание составляет от 8 до 15 лет лишения свободы со штрафом в размере 70-кратной суммы взятки.

Зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Дмитрий Горовцов считает, что можно сколько угодно ужесточать и усиливать законодательство в сфере противодействия коррупции, но проблема заключена не в этом.

— У нас судебных приговоров по коррупционным делам — единицы. Без судебного приговора дело либо разваливается, либо прекращается. Здесь надо понять: что не работает? Если не работает сам закон, то предложения от СПЧ не помогут. Либо что-то на стадии предварительного следствия или прокуратуры буксует, — отметил он.

Согласно статистике Следственного комитета за 2013 год, в производстве находилось около 30 тыс. дел, связанных с коррупцией. В ведомстве отметили значительный рост количества дел по обвинению в мздоимстве: в 2012 году СК возбудил 20,6 тыс. коррупционных дел. Из возбужденных дел по 9,2 тыс. следствие завершено, из них почти 8 тыс. ушли в суд. Среди обвиняемых — депутаты разных уровней, представители органов исполнительной власти, судьи и сотрудники судов, прокуроры и их помощники, следователи СК и сотрудники Госнаркоконтроля.

Наверх

Мнения

Наверх