Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
4 декабря
2016 года

«При Николае II Российская империя достигла невероятного расцвета»

Алексей Учитель — о том, почему его так сильно тревожит личность последнего русского самодержца

Фото предоставлено Киностудией "РОК"/ В. Севастьянов

В Санкт-Петербурге состоялась первая в истории кинематографа постановочная съемка коронации Николая II. Алексей Учитель, продюсирующий и режиссирующий масштабную ленту про его роман с Матильдой Кшесинской, рассказал корреспонденту «Известий», что задумывает еще один фильм о последнем российском самодержце.

— Вы снимаете в расчете на массовую аудиторию?

— Да. Принято думать, что историю Николая II и его семьи знают все. А на самом деле современные молодые люди уже весьма путанно представляют себе события конца XIX – начала XX веков. Поэтому фильм — еще и ликбез в некотором роде, а ликбез надо проводить на том кинематографическом языке, который будет наиболее интересен молодежи.

— То есть со спецэффектами?

— У нас будет очень много спецэффектов и компьютерной графики, но часть масштабных декораций мы строим вживую — например, Успенский собор Московского Кремля.

— Названия своих лент вы предпочитаете придумывать сами, или над этим работают специальные люди?

— Название почти всегда возникает на последнем этапе нашей работы, когда фильм уже смонтирован. Единственное исключение — «Космос как предчувствие», там титул был выбран изначально и остался неизменным до конца. Как ни странно, обычно название возникает из диалога — например, между мной и сценаристом. Какое-то слово, оброненное в беседе, меткое словосочетание.

— А право окончательного решения остается за режиссером или за продюсером?

— Ну, в данном случае я выступаю и режиссером, и продюсером (хотя продюсер я не единственный, поскольку фильм большой и финансирование идет с разных сторон). Думаю, что последнее слово останется за мной.

— Когда вы планируете завершить работу?

— К концу 2015 года.

— Бюджет картины можете назвать?

— Нет — такова договоренность со всеми финансирующими сторонами. Финальная цифра будет ясна по окончании картины, потому что замахнулись мы слишком на многое.

— Но цифра в любом случае будет немаленькая?

— Она будет очень большая. По крайней мере для российского кино.

— В официальных материалах указано, что фильм снимается при поддержке Валерия Гергиева. Может быть, маэстро появится в кадре, как это было в «Русском ковчеге» Александра Сокурова?

— В кадре не появится, но нам очень хотелось бы, чтобы и он сам, и его оркестр участвовали в записи музыки к нашему фильму. К тому же Гергиев помог организовать съемки в Мариинском театре.

— В Большом вы ведь тоже снимали?

— Это еще впереди.

— Как вы выбирали композитора — француза Александра Депла, известного музыкой к «Гарри Поттеру» и «Сумеркам»?

— Исходя из того, какую музыку он пишет. Кроме того, у него уже есть опыт работы с историческими проектами — например, «Король говорит».

— Когда выходит яркий исторический фильм, всегда появляются те, кто возмущен искажениями исторической правды. Насколько вас волнует соответствие игрового кино и реальности?

— Я считаю, что в принципиальных вещах надо соблюдать правду, а в деталях ее не знает никто, даже историки. Личные мотивы героев — всегда тайна, а значит, тут не обойтись без вымысла. Доля вымысла будет и у нас, но она не войдет в противоречие с устоявшимися воззрениями. Повлиять на общественное мнение для меня важно в одном — в отношении к фигуре Николая II. Почему-то у нас принято рисовать последнего русского императора как человека слабого, безвольного, который развалил Россию, привел ее к революции. На самом деле это был умнейший человек, при котором Российская империя достигла невероятного расцвета: в 1913 году мы единственный раз в своей истории были первыми в Европе по всем экономическим и гуманитарным показателям. У нас было 80% образованного населения.

— Мне кажется, Николай вас интересует даже больше, чем Матильда.

— Да, и поэтому мы перестроили сценарий. Раньше это был фильм о Кшесинской, теперь Николай стал как минимум вровень с ней. Более того: он будет меня интересовать и дальше.

— Снимете о нем еще одну картину?

— Это личность, требующая отдельного и очень серьезного рассказа, и не только в том временнóм коридоре, который мы показываем в этом фильме. Здесь начало его пути, первая любовь, а меня очень интересует та трагедия, которая случилась потом. Я давно затевал фильм под названием «Дно». Так символично называется станция недалеко от Пскова, где последний российский император подписал свое отречение от престола. Я хотел снять картину про три дня: день до отречения, само отречение и день после него. В общем, фигура Николая меня сильно тревожит. В хорошем смысле.

— Владислав Москалёв, начинавший работу над фильмом о Кшесинской, рассказывал «Известиям», что была идея пригласить на главные роли голливудских звезд, чтобы фильм получил всемирное признание.

— Много было идей. Про голливудских звезд легко сказать, а пригласить их сложнее. Думаю, что актеры, которых мы собрали, точно не уступают голливудским: у нас снимаются европейские звезды и самые крупные российские артисты. К тому же мы ведь еще не раскрыли, кто играет Матильду Кшесинскую (улыбается).

— Вы говорите о том, что Николай был в ситуации выбора между любовью и долгом и вполне мог бы предпочесть любовь. Тогда история страны развивалась бы несколько иначе. Как вы думаете, останься он с Кшесинской, для России ХХ век сложился бы более благоприятно?

— Думаю, того ужаса, который случился в 1917 году, могло бы не быть. И это предположение — главный мотив, заставивший меня взяться за такой проект. Маленькая женщина могла изменить ход мировой истории и даже наши с вами судьбы.

Известия // вторник, 14 октября 2014 года

«При Николае II Российская империя достигла невероятного расцвета»

«При Николае II Российская империя достигла невероятного расцвета»Алексей Учитель — о том, почему его так сильно тревожит личность последнего русского самодержца

скопируйте этот текст к себе в блог:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке