Новости, деловые новости - Известия
Вторник,
24 мая
2016 года

Хорошие вести из Милана?

Писатель и политолог Кирилл Бенедиктов — о том, почему даже решение проблемы Новороссии не приведет к улучшению отношений с Западом

Кирилл Бенедиктов. Фото из личного архива

Вот и закончился саммит АСЕМ в Милане, на который возлагали так много надежд по обе стороны российско-украинской границы.

Закончился без особых сенсаций, даже главная из достигнутых договоренностей — по газу для Украины — вряд ли кого-то удивила. Тем более что и эта договоренность несколько половинчатая, как можно судить по заявлениям президентов России и Украины. Украина вроде бы согласилась на предоплату — но ведь нужно же еще отдать долги, а долги огромные («Там  под десятку уже набегает», — сказал Путин на пресс-конференции, имея в виду «десятку» миллиардов долларов).

Ясно, что без помощи ЕС Киев такие деньги выплатить не сможет, поэтому Россия рассчитывает, что Европа подставит плечо украинским партнерам. Однако европейские лидеры, по крайней мере пока, не выказывают особенного желания подставлять Киеву плечо, равно как и другие части тела.

Правда, источник в украинской делегации, как пишут в СМИ, сообщил, что вроде бы Меркель и Олланд согласились взять финансирование на себя. Но источнику в украинской делегации можно верить, а можно не верить, а вот официальных, согласованных и подписанных документов по результатам встречи в Милане никто не видел. Вероятно, потому, что их и нет.

Пока известно лишь, что Россия согласилась поставлять Киеву газ по цене в $385 за тысячу кубов. Казалось бы, победа — именно эту цену Москва продавливала на переговорах с украинскими партнерами в течение многих месяцев. Но тут же выясняется, что эта цена действительна лишь до конца марта, то есть до наступления теплых дней. Вся интрига вокруг газового контракта как раз и вертелась вокруг того, что «Газпром» хотел сделать цену в $385 круглогодичной, а Киев упорствовал, желая развести высокие зимние и низкие летние цены. Конечно, сейчас на носу зима, и Порошенко согласился на условия «Газпрома» только потому, что альтернатива — замерзающие без российского газа украинские города — представлялась ему еще более страшной.

Но кто помешает украинскому президенту вернуться к обсуждению цен за газ, когда эта нехорошая перспектива растает вместе с грязными мартовскими сугробами?

Короче говоря, и газовые соглашения, которые стали едва ли не единственным реальным итогом саммита, не приходится считать прорывом. Тем более что саммит АСЕМ и собирался для решения совсем иных задач и Украина к нему так, сбоку припеку, поскольку не является страной-членом форума «Азия-Европа». То, что Порошенко приехал в Милан, чтобы попытаться уговорить российского президента немножко помочь ему с газом, — это, так сказать, вишенка на торте, но уж никак не сам торт.

Однако, повторюсь, с саммитом этим были связаны определенные ожидания и даже надежды. В ситуации, которая начиная с весны 2014 года все больше напоминает если не новую холодную войну, то явное «предзимье», личные контакты лидеров Запада и Востока играют важную, если не сказать, ключевую роль. В этом смысле Милан оказался саммитом обманутых надежд.

Вместо того чтобы вместе с Россией искать пути выхода из украинского кризиса, европейские партнеры в очередной раз пытались научить нас жить. Такой вывод можно сделать из вчерашнего интервью министра иностранных дел Сергея Лаврова каналу НТВ, в котором известный своей принципиальной позицией дипломат откровенно заявил: истинная цель санкций, введенных Западом, — переделать Россию, изменить ее позицию по ключевым, принципиальнейшим вопросам и заставить принять позицию Запада.

И в самом деле — достаточно ознакомиться с тем, что писали мировые СМИ о ходе и итогах миланского саммита, чтобы убедиться: проблема Новороссии Европу уже почти не волнует. Или волнует, но очень мало. Настолько мало, что европейские лидеры отделываются от журналистов ничего не значащими фразами о том, что, к сожалению, политического решения конфликта пока найти не удалось. Ну, не удалось, и бог с ним.

При этом, с украинской точки зрения, Новороссия уже почти вернулась в состав Украины — подписан закон об «особом статусе» Донецкой и Луганской народных республик, на Донбассе должны пройти выборы «по украинскому законодательству», а иных, подчеркнули в Милане, никто в мире не признает. И российский президент, по словам британского премьера Дэвид Кэмерон, «сказал очень четко, что он не хочет замороженного конфликта, он не хочет разделенной Украины».

Так, спрашивается, какого же еще политического решения украинского конфликта им (то есть европейским политикам) надо? Россия две восточноукраинские республики в свой состав не примет, новое Приднестровье из них делать не желает, всячески демонстрирует свое миролюбие и готовность решать проблемы путем переговоров и компромиссов.

Ан нет, ни Ангела Меркель, ни Херман ван Ромпей (пока еще президент Евросовета) никакого света в конце туннеля не видят. Не видят, стало быть, и причины смягчать режим антироссийских санкций, не говоря уже о том, чтобы отменять их. Хотя санкции бьют не только по России, но и по экономике ЕС (оценки разнятся от €12 млрд до €40 млрд в год).

Все это кажется удивительным, только если всерьез верить в то, что Запад озабочен судьбой Украины как суверенного государства. На самом деле миланский саммит в очередной раз продемонстрировал, что целью Запада (точнее, англосаксонского ядра и его наиболее верных сателлитов) является Россия, которую жизненно необходимо переделать под западный шаблон, а если будет сопротивляться, переломить об колено.

Ничего нового в этом, собственно, нет. «Это прошлый век, прошлая эпоха, колониальное инерционное мышление», — охарактеризовал позицию европейских лидеров Сергей Лавров. Точно так же навязывали западные державы свою волю Китаю в ходе Опиумных войн. Точно так же пытались обуздать опасно усилившуюся Россию во время Крымской войны. «На протяжении 400 лет отношения между цивилизациями заключались в подчинении других обществ западной цивилизации, — писал известный историк и политический философ Сэмюель Хантингтон. — Лишь русская, японская и эфиопская цивилизации смогли противостоять бешеной атаке Запада и поддерживать самодостаточное независимое существование».

Японская цивилизация после поражения во Второй мировой войне была включена в орбиту Запада. Эфиопия была захвачена фашистской Италией в 1936 году. Единственным незападным стержневым государством, сохранившим свою независимость, оставалась Россия — corestate православной цивилизации.

Однако в 1985–1991 годах Западу удалось покончить и с российским «особым путем». И то, что нынешняя Россия усилилась настолько, чтобы бросить вчерашним победителям вызов, — пусть даже там, где ее стратегические интересы, казалось бы, не нуждаются в специальном обосновании, в непосредственной близости от своих границ, — воспринимается ее европейскими (о США и говорить нечего) партнерами как опасное нарушение мировых законов.

Существует два ложных представления о взаимоотношениях России с Западом. Первое — то, что Европа относится к нам с большей симпатией, чем США, второе — что Запад (и Европа в частности) заинтересованы в переговорах с Россией, чтобы решить проблемы, возникающие в зоне лимитрофных государств (в частности, на Украине).

В действительности Европа со времен по крайней мере Крымской войны, а скорее всего, и в гораздо более ранние периоды своей истории, рассматривала Россию как врага — дикого, сильного, смертельно опасного. Те антироссийские настроения, которые характерны для большей части современной политической элиты США, являются в значительной степени европейским наследием. Разумеется, никто из гладких брюссельских бюрократов не скажет этого нам в лицо, но следует всё время иметь в виду: для России ЕС по крайней мере не друг, чтобы не сказать большего. И если некоторые европейские страны и сопротивлялись нажиму Вашингтона по вопросу санкций, то не от большой любви к Москве, а от опасения потерять свои денежки.

Второе заблуждение еще опаснее. Никакие встречи в верхах, ни в узком, ни в широком составе, не будут использованы Европой для того, чтобы совместно с Россией искать выход из того или иного кризиса в зоне государств-лимитрофов. Хотя бы потому, что это автоматически поднимает Россию до уровня равного — в цивилизационном плане — партнера ЕС, а на это европейцы пойти не могут. Единственная реальная цель таких саммитов — еще немного продавить Россию по тем или иным позициям. Как продавливали когда-то Китай, заставляя его открыть свои рынки перед опиумом с индийских плантаций Ост-Индской компании.

Впрочем, есть и различия. Нынешняя Россия все-таки не Цинский Китай, а ядерная держава с мощной и современной армией. И второе — удавка санкций, сдавливающая нашу экономику, одновременно болезненно затягивается и вокруг экономики ЕС.

А в остальном — прав Сергей Лавров — ничего нового. «Прошлый век, колониальное мышление».

Известия // воскресенье, 19 октября 2014 года

Хорошие вести из Милана?

Хорошие вести из Милана?Писатель и политолог Кирилл Бенедиктов — о том, почему даже решение проблемы Новороссии не приведет к улучшению отношений с Западом

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров


реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке