Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
25 июля
2016 года

Российские структуры «Маруси Моторс» признаны банкротами

Претензии кредиторов к ним превышают 100 млн рублей

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Анатолий Белясов

На фоне краха гоночной команды Marussia F1 (ирландская фирма Marussia Communications Ltd) обанкротились инжиниринговое и дистрибуторское подразделения первого российского производителя спорткаров «Маруся Моторс» — ООО «Маруся инжиниринг» и ООО «Е.М.М.». Их общие долги превышают 100 млн рублей. Основатель «Маруси» Николай Фоменко и его бизнес-партнер Антон Колесников еще в апреле покинули должности руководителей в люксембургском офшоре Marussia Lux S.A., к которому привязаны все российские активы.

Прокуратура бессильна

Как выяснили «Известия», ООО «Маруся инжиниринг» подало заявление о собственной несостоятельности еще в июне этого года. В октябре столичный арбитраж признал фирму банкротом и начал конкурсное производство, то есть процедуру распродажи активов. «Представитель ликвидатора пояснил, что в ходе проведения мероприятий по ликвидации должника установлено, что имущества должника недостаточно для удовлетворения требований кредиторов», — говорится в определении суда. Общая сумма задолженности компании «Маруся инжиниринг» — 27,6 млн рублей, при этом балансовая стоимость имущества должника составляет всего 14,7 млн рублей.

Сообщалось, что в июне межрайонная Тверская прокуратура Москвы инициировала разбирательство в отношении «Маруси инжиниринг» — следователи выявили, что с января по июнь 2014 года у компании образовалась задолженность по зарплате 115 работникам на сумму свыше 19 млн рублей. После проверки было возбужденно административное дело по факту нарушения трудового законодательства (ст. 5.27 КоАП).

Из всего бывшего коллектива судиться с разорившимся работодателям решились только 17 человек, с помощью прокуратуры они выдвинули претензий на 2 млн рублей.

— Суд постановил выплатить долг, но ничего так и не последовало. На заседании они (представители «Маруси». — «Известия») заявили, что у них бедственное положение, и лишь попросили снизить моральный ущерб с 10 тыс. рублей до 1 тыс. рублей. Никаких обещаний и других действий, разумеется, не было, — сообщил «Известиям» бывший сотрудник компании Максим Калмыков. — В среднем предприятие задолжало сотрудникам зарплаты примерно за 3 месяца, но в этом юридическом лице их взять неоткуда. Дело в том, что всего имущества у «Маруси инжиниринг» нет. Потому что она была сделана чисто как компания, которая работала по госзаказу (проект «Кортеж» — автомобили для чиновников, компания участвовала в нем в 2013 году, но была исключена из него. — «Известия») основные средства были у ООО «Е.М.М.» и ООО «Маруся Моторс», — продолжил Калмыков.

«Маруся инжиниринг» является стопроцентной «дочкой» ООО «Маруся Моторс», которая и отвечала за выпуск спорткаров. Как и дистрибуторское отделение (ООО «Е.М.М.»), «Маруся Моторс» находится под контролем люксембургской компании Marussia Lux S.A. Согласно уставу люксембургской компании, ее уставный капитал составляет €60 тыс., а акции в равных долях (по 500 шт.) распределены между Николаем Фоменко и Антоном Колесниковым (бывший гонщик, раскручивал гоночные команды Miller Pilot, THK Racing, Yukos GT). Если известно, что гоночный проект Marussia F1 жил на средства предпринимателя Андрея Чегалкова, то источники финансирования российских дел «Маруси» никогда не раскрывались.

Ранее в видеоблоге «Бизнес-Секреты» бизнесмена Олега Тинькова Фоменко признавался, что благодаря финансовому кризису 2009–2011 годов ему удалось закупить по бросовым ценам очень дорогое и современное оборудование для своего производства.

— Там два автоклава («печь» для производства композитных материалов. — «Известия») было, пятикоординатные станки, пропиточные машины для карбона, покрасочные камеры. Техники было предостаточно, чтобы покрыть долги перед всеми сотрудниками. Всё это распродали, насколько я знаю. Первостепенной задачей было погашение долгов перед поставщиками, а не работниками, хотя по законодательству нужно наоборот, — сетует бывший сотрудник «Маруси» Дамир Каримов. — Некрасиво, конечно, поступили.

Каримов отметил, что много раз менеджмент «Маруси инжиниринг» по различным вопросами пытался поговорить с Фоменко, но он не выходил на контакт. На просьбу «Известий» прокомментировать банкротство «Маруси инжиниринг» или связать с Николаем Фоменко его представитель — Павел Гунбин — ответил отказом.

Вопросы к инжиниринговой «дочке» «Маруси» есть и у Счетной палаты. В начале сентября госаудитор Сергей Агапцев, проводивший расследование сделок по тендерам Минпромторга, сообщил, что «возник риск утраты 24 млн рублей», которые «Маруся инжиниринг» получила в 2013 году от Научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института (НАМИ) для разработок технологий проекта «Кортеж». Но даже то, что успел сделать в рамках договора банкротившийся производитель, не удовлетворило НАМИ. Правда, претензии ФГУПа оформились в иск к «Марусе инжиниринг» только после замечания со стороны Счетной палаты и их сумма невелика — 48 тыс. рублей (карточка дела в арбитраже — А40-131889/2014). Кроме того, в рамках банкротного производства претензии к «Марусе инжиниринг» имеют изобретатель Сергей Пустахайлов, который специализируется на электромеханике, а также фирма «КС-Недвижимость».

Продано четыре прототипа

Через «Е.М.М.» предполагалось продавать спорткары Marussia, эта фирма попросила суд признать себя банкротом в конце июля, в сентябре иск был удовлетворен, в октябре-ноябре с претензиями определись несколько кредиторов. В реестре кредиторов поставщик программного обеспечения для 3D-моделирования: российский филиал французской компании Dassault Systemes выставил иск на 680 тыс. рублей. ЗАО «Торговый дом «Свит» (поставщик металлоизделий) просит 46,2 млн рублей. ИФНС № 7 по г. Москве пытается взыскать с «Е.М.М.» 16,2 млн рублей, ЗАО «Кардинал» претендует на 23,5 млн рублей.

Причем самый крупный иск (на 91,5 млн рублей), который превышает сумму остальных, к банкротящейся компании выдвинула «сестра» «Е.М.М.» — «Маруся Моторс». По мнению экспертов, это может быть попыткой собственников не отдавать ничего другим кредиторам.

— С юридической точки зрения два субъекта могут предъявлять друг другу требования независимо от того, кто является их учредителем, — говорит Кирилл Горбатов, партнер адвокатского бюро «Юрлов и партнеры». — Но неформально это может быть наращивание требований, для того чтобы иметь контроль в рамках процедуры банкротства. Ведь основные решения будут приниматься на собрании кредиторов, где у каждого голоса вес будет соразмерен его требованию.

Сейчас производство «Маруси», которая успела продать четыре прототипа, выведено из цехов бывшего московского завода холодильной техники «Снежинка», эти площади занял другой арендатор. По телефонам компании «Е.М.М.», занимавшейся сбытом спорткаров «Маруся», отвечает секретарь другой фирмы. Производственная компания «Маруся Моторс» пока что не обанкротилась, но у нее также образовались долги перед партнерами. Бывший автопроизводитель задолжал компании T-Systems CIS (российское подразделение Deutsche Telekom) 2,4 млн рублей. Вместе с неустойкой и накопившимися пенями сумма иска составляет чуть более 3 млн рублей.

— Было одно заседание, от «Маруси» никто не пришел. Обещания заплатить присылают на электронную почту в деловой переписке, — рассказала «Известиям» Елена Красникова, руководитель отдела маркетинга T-Systems CIS. — Вот уже 1,5 года «Маруся Моторс» не оплачивает услуги по предоставлению программного обеспечения и консалтинга. Мы понимаем, что у них дело, возможно, идет к банкротству, но сами запускать эту процедуру не будем. Пока ограничиваемся обычными рамками судопроизводства даже без требований обеспечительных мер.

Согласно июльскому отчету Marussia Lux S.A., еще в середине апреля люксембургскую компанию покинули Фоменко и Колесников, сложив с себя полномочия директоров в этой фирме.

— Судя по данным из реестра, компания не осуществляет активной деятельности. Балансы сданы сразу за 2 года, что нехарактерно для компаний, ведущих финансовую деятельность. Выведение из руководства граждан России может быть связано с прекращением прямого управления компанией, а также с новым законом РФ, обязывающим владельцев иностранных компаний сообщать об имеющихся долях в иностранных компаниях налоговым органам РФ. Люксембургских директоров у компании нет — есть только два номинальных директора из Панамы. Всё говорит о том, что компания с этого года не используется в каких либо проектах и в дальнейшем может быть брошена собственниками, — полагает Максим Тафинцев, управляющий партнер юрфирмы «Русский дом. Международные юристы».

Владельцы офшора могли покинуть его руководство для того, чтобы избежать возможных проблем с законом, полагает Сергей Ковалев, партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

— В российском законодательстве для учредителей фирмы нет прямой ответственности по долгам этой фирмы, — констатирует Ковалев. — Есть три причины, по которым собственники Marussia Lux S.A. могут ответить за долги российского бизнеса: а) учредители давали личные поручительства; б) возможна субсидиарная ответственность, если будет доказано, что учредители давали распоряжения, приведшие к банкротству; в) прокуратура все-таки возбудит уголовное дело по факту неуплаты зарплаты (было только административное дело. — «Известия»), и с учредителей взыщут причиненный ущерб.

Известия // четверг, 20 ноября 2014 года

Российские структуры «Маруси Моторс» признаны банкротами

Российские структуры «Маруси Моторс» признаны банкротамиПретензии кредиторов к ним превышают 100 млн рублей

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Автопром»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке