Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
30 мая
2016 года

«Новая схема управления театром будет опробована в Михайловском»

Гендиректор Михайловского театра Владимир Кехман — об американском апофеозе русского балета и предложении, сделанном Дмитрию Чернякову

Фото: Глеб Щелкунов

Михайловский балет и оркестр впервые в своей истории гастролируют в США. В афише — «Жизель», «Пламя Парижа», «Дон Кихот» и программа «Три века русского балета». Мастерство михайловцев уже оценили жители Нью-Йорка. Далее артистам предстоит покорить Лос-Анджелес. После очередного спектакля с генеральным директором Михайловского театра Владимиром Кехманом встретился корреспондент «Известий».

— Вы не с первого дня на гастролях. И многие спрашивали — а где же директор, почему не поддерживает труппу?

— Поддерживал, только мысленно. В Санкт-Петербурге сейчас не менее важный период — премьера «Трубадура» в постановке Дмитрия Чернякова. Когда есть дети, невозможно отдать кому-то из них предпочтение, а у меня в театре два ребенка — опера и балет. И трудно сказать, кого я люблю больше. Но как только представилась возможность, вылетел в Нью-Йорк — специально, чтобы посмотреть «Класс-концерт», в Петербурге мне не удалось его увидеть.

— Приемом американской публики довольны?

— Принимали очень тепло, и я еще раз убедился, что это было абсолютно правильное решение — везти на гастроли «Класс-концерт». Поначалу специально для этой программы — «Три века русского балета» — мы хотели возобновить «Барышню и хулигана» Константина Боярского, прелестный, ироничный балет на музыку Шостаковича, и даже показали фрагмент из него на праздновании юбилея Михайловского театра. Но потом решили, что будем делать «Класс-концерт», поскольку он абсолютно точно соответствует задаче программы — показать кульминационные моменты нашего балетного пути, то, что создано и в классике, и в советский период, и непосредственно сейчас. А «Класс-концерт» Асафа Мессерера — это апофеоз советского атлетического стиля середины XX века, яркое свидетельство того, что «в области балета мы впереди планеты всей».

— Так получилось, что вы показали не только наши, но и американские достижения — большинство детей, участвующих в этом балете, из местных школ.

— Да, я бы сказал, «Класс-концерт» хорошо лег на наше взаимодействие с американскими школами. В Петербурге идет учебный год, и мы смогли привезти только несколько мальчиков и девочек, а в Нью-Йорке нашли очень хороших детей. Одну девочку — ту, что крутила фуэте, — мы пригласили доучиться у нас. Если всё будет в порядке, она приедет в Академию русского балета.

— «Класс-концерт» действительно стал кульминацией вечера, завел и артистов, и публику. В какой-то момент мне показалось, что танцовщики не справятся со сверхстремительными темпами, но они справились.

— Так и было задумано. Темпы должны быть активными, чтобы балет смотрелся  празднично, поднимал настроение. В первой композиции — «Привале кавалерии» — мне лично не хватило именно темпа, энергии. Мы же знаем, на каком кураже этот балет танцевали раньше в Михайловском, есть записи. Но танцовщиков винить не могу — у нас  было мало времени на подготовку здесь, в Нью-Йорке, а программа очень насыщенная, и пока, слава Богу, всё идет по плану.

— В афишу гастролей включена «Прелюдия» экс-худрука Михайловского балета, ныне главы Берлинского балета Начо Дуато. Планируете и дальше с ним сотрудничать?

— Да, мы обсуждаем возможность поставить на нашей сцене его балет Arcangelo, но не исключаю, что у хореографа появятся и другие идеи. Нужно посмотреть, какая ситуация у него будет в Берлине.

— Есть надежда, что Дуато вернется в Петербург?

— Не знаю, пока мы просто ждем, он еще только начал работать в Берлине. Но он знает, что двери нашего театра всегда для него открыты, поскольку я считал и считаю, что художественным руководителем балета может быть только хореограф.

— После ухода Василия Бархатова оперная труппа осталась без худрука. Будете искать замену?

— Я бы поставил вопрос иначе — нужен ли театру в данный момент художественный руководитель оперы? Думаю, что нет. В 2016 году нам предстоит реконструкция, мы уже сейчас к ней готовимся и не форсируем репертуарные планы. Знаем, что будем делать до 2016 года включительно, а о том, что касается последующего периода, подумаем после реконструкции. Могу только сказать, что я сделал предложение Дмитрию Чернякову и сейчас жду ответа. Если он согласится, мы обнародуем новую руководящую структуру театра.

— Вы предложили Чернякову должность худрука?

— Нет. Я считаю, что в современном театре должна быть другая конфигурация управления, и эта новая схема будет опробована именно в Михайловском. А пока у нас есть Михаил Татарников, музыкальный руководитель театра, который отвечает за художественный уровень спектаклей, есть директор оперы Ольга Капанина — она занимается непосредственно труппой. Всё же, что имеет отношение к стратегическому  развитию, репертуарным приоритетам, —  это коллегиальные решения.

— К реконструкции всё готово, деньги выделены?

— Пока вообще нет денег, мы ждем завершения проекта, чтобы понять, какие средства нам потребуются, а потом начнем думать, где их взять. К 2016 году уже точно будем знать, какая экономическая ситуация сложится и сколько будет стоить то, что мы запланировали, — сценический комплекс плюс небольшая реконструкция зала — где-то поменять паркет, где-то стулья, где-то чуть-чуть добавить света...

— Михайловский знаменит своим поступательным движением. Не боитесь, что период реконструкции станет паузой в вашем художественном развитии?

— Мне понравились слова Льва Додина (художественный руководитель Санкт-Петербургского Малого драматического театра. — «Известия»), который сказал: «Чтобы отличаться от других театров, вы должны работать исключительно качественно. Пусть вы поставите один спектакль, но он будет выдающимся». Мы сейчас не гонимся ни за количеством спектаклей, ни за количеством наград. Нам не нужно признание, оно есть. Главное — правильно просчитать стратегию развития, и если это удастся, я спокоен за будущее Михайловского театра.

— На данный момент какой ваш спектакль вы считаете выдающимся?

— С момента премьеры «Трубадура» Дмитрия Чернякова — это лучшее, что мы создали за всю историю Михайловского театра.

— Нет сожаления, что это не оригинальный спектакль, а перенос?

— Абсолютно никакого сожаления, только гордость за команду, которая его сделала.

— Вы сейчас проходите через судебные разбирательства, связанные с банкротством вашей компании. Когда планируете освободиться от всего этого?

— К сожалению, это сложная и долгая история. Думаю, что на ее завершение понадобится еще года три.

— Вас она сильно угнетает?

— Она меня укрепляет — подтверждает, что я иду правильным путем.

— Театр дает вам силы?

— Силы мне дает Господь Бог, а я отдаю их театру.

Известия // пятница, 21 ноября 2014 года

«Новая схема управления театром будет опробована в Михайловском»

«Новая схема управления театром будет опробована в Михайловском»Гендиректор Михайловского театра Владимир Кехман — об американском апофеозе русского балета и предложении, сделанном Дмитрию Чернякову

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Михайловский театр»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке