Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
30 сентября
2016 года

Бабушка Европа

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о великом континенте, который уже никому не спасти

Эдуард Лимонов. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Я с трудом нашёл и не у нас, но на сайте гомельских католиков, что же такого возмутительного сказал папа Франциск в Страсбурге 25 ноября, что именно.

Я выяснил также у гомельских католиков, что папа выступал в Страсбурге два раза.

Самую крутую и обидную фразу он произнёс в Европарламенте. Вот она, страшная, приговор: «С многих точек зрения складывается общее впечатление усталости и старения Европы — бабушки, бесплодной и едва живой». 

Образ «стареющей Европы» понтифик Римской католической церкви во время своих двух речей в Страсбурге употребил множество раз. Он как бы даже намеренно тыкал носами зарвавшихся хлыщей Европарламента в этот образ, как щенков в их собственное дерьмо тычут, учат таким образом не гадить где попало.

Франциск прибыл в Страсбург всего на четыре часа: то был самый короткий визит, какой он когда-либо совершал, и сам этот факт говорит о его неприкрытом отвращении к европейским бюрократам в Страсбурге. У Католической церкви ведь с ними масса расхождений, и не только по поводу однополых браков.

Не отказал себе в выпаде против них он и в этот раз. «Большие идеалы, которые вдохновляли Европу, потеряли свою силу притяжения за счёт бюрократически-технических механизмов её институтов».

Римский понтифик не был бы понтификом римским, если бы не предложил там же, в Страсбурге, и ряд рецептов по оживлению бабушки Европы.

Ну вот такие, например: «Открыть себя не только земному, но и небесному, а не измерять человека как вещь юридическими, медицинскими и социологическими понятиями».

Или: «Пришло время строить Европу, которая будет вращаться не вокруг экономики, а вокруг священности человека».

«Пришло время отказаться от Европы испуганной и замкнутой, чтобы пробудить и развивать Европу участия, несущую знания, искусство, музыку, гуманитарные ценности, а также ценности веры».

Самый-самый рецепт спасения бабушки и самый старый: «Сохранить Европу может семья — единственная, плодовитая и неразрывная, которая объединяет элементы, которые дают надежду на будущее».

Семьи, как мы знаем, разваливаются по всей Европе, и этот институт сам, что называется, на ладан дышит. Всё в большей моде однополые семьи, они, как известно, плодовитыми не могут быть по природе своей. Но понтифик должен был предложить рецепт. Иначе какой же он глава всех католиков.

Теперь по делу. Европа действительно трагическая «бабушка, бесплодная и едва живая».

Когда давным-давно Шпенглер предсказал закат Европы, она еще была ничего себе.  И после заявленного Шпенглером заката у неё хватило бешеной энергии выбросить кровавый фортель Второй мировой войны.

Однако после 1945-го она таки стала катастрофически быстро дряхлеть. И стала неважнецким таким себе континентом, в первую очередь ушло её былое военное могущество. Хозяевами мира стали США и СССР.

Кстати, персонифицированный в отдельном человеке образ Европы — бабушки, бесплодной и едва живой — это королева Великобритании Елизавета II с её умилительными шляпками, сбрендившим слегка выражением лица и то голубыми, то розовыми пальто, сопровождаемая общипанным герцогом Эдинбургским с лунным, не от мира сего выражением лица. 

То что Европа — бабушка, это ещё ладно.

А вот то, что на землях её осели многомиллионные орды пришельцев с других континентов, это совсем серьёзно. Такого количества чужих людей Европа не знала на своей земле со времён нашествия гуннов Аттилы, то есть с глубокого, самого раннего Средневековья.

Средневековую множественность чужих толп на земле Европы не требуется и доказывать цифрами статистики, всякий турист, побывавший в старых странах Европы, бывает поражён этими по-хозяйски расположившимися переселенцами.

Не только целые кварталы больших городов, но и многие города целиком уже захвачены этими современными гуннами. И мрачными, и приветливыми. Но не стоит утешать себя, что количество приветливых можно будет постепенно увеличить, а количество мрачных уменьшить, ну хотя бы с помощью проповедей понтифика Католической церкви и его прелатов.

Если миллионы арабов, турок и чернокожих сумеет объединить один способный вождь, ну, скажем, какой-нибудь свежий ливиец, недавно приплывший в Италию на старом катере в компании ещё сотни голодных из разорённой европейским военным вмешательством  Ливии, то на территории Европы падут многие страны и создадутся небывалые государственные образования.

В сущности, они уже завоевали Европу.

И никакая Марин Ле Пен уже не спасёт Францию. Слишком поздно. Можно было спастись, когда папа Ле Пен предлагал крайние, неприятные, но нужные меры. Войны в Европе между мигрантами и коренным населением даже не будут длинными, они будут короткими.

Поскольку исходные данные у Европы уж очень хороши. Тёплый, и даже жаркий, климат, обилие садов и виноградников. Накопленные за века богатства. Особенно привлекательна Италия. И Испания хороша. И Франция очень привлекательна для новых варваров.

Ведь варварам не всё рано, какие страны захватывать. Ледяные страны захватывать у большинства желания особого нет. Есть желание захватывать такие страны, как Италия.

Новые варвары распотрошат бабушку, только клочья от юбок полетят. Ибо варвары сильны, молоды, здоровы и многодетны.

А что Европа может им противопоставить? Кого? Супругов однополых пар? Феминизировавшихся мужчин-мальчиков?

Самая лучшая судьба для Европы — если она тихо превратиться в безобидное содружество туристических республик.

Но ей не дадут, не позволят.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // четверг, 27 ноября 2014 года

Бабушка Европа

Бабушка ЕвропаПисатель и политик Эдуард Лимонов — о великом континенте, который уже никому не спасти

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Европа»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке