Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
29 августа
2016 года

Сергей Полунин: «Не хочу быть привязанным ни к одному театру»

Знаменитый танцовщик — о карьере в Голливуде, благотворительности и сходстве с Микки Рурком

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

В центре творческих инициатив «Перспектива» прошел мастер-класс звезды мирового балета Сергея Полунина. Ученики — дети с нарушениями слуха. С танцовщиком встретилась корреспондент «Известий». 

— Говорят, для участия в этом мастер-классе за вами пришлось по-настоящему охотиться. 

— Думаю, это все из-за проблем с техникой. Я ни телефоном, ни интернетом особенно активно не пользуюсь, поэтому бывают проблемы с коммуникациями. Если человек находится рядом — без проблем. Но так как телефона у меня не было месяца четыре, на почту я отвечаю очень редко... Я был немного потерян для мира.

С телефоном вообще вышло странно: почему-то я долго не мог положить на него деньги, не получалось провести платеж. Перед отъездом в Америку у меня оставалось 100 рублей, и я решил, что он скоро всё равно погаснет, и перестал пользоваться. А потом привык. 

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

— Вы мало ассоциируетесь с мастер-классами. С рекламой, глянцем, сценой — да. 

— Проект начался со съемки у Брайана Адамса. Во время фотосессии он спросил меня, не хочу ли я поучаствовать в благотворительности. Я ответил, что хочу. А когда спустя какое-то время приехал в Москву, оказалось, офис компании, помогающей детям с отклонениями слуха, находится буквально в соседнем доме с театром имени Станиславского и Немировича-Данченко. Так что благодаря энтузиазму компании мы встретились и договорились о мастер-классе. Я очень люблю помогать детям, это мне доставляет настоящее удовольствие.

Хотя это мой второй мастер-класс в жизни, первый был в Лос-Анджелесе, тоже для детей. Мне нравится, что я вижу, что могу чем-то помочь. Когда я был маленьким, меня тоже вдохновляло, когда кто-то приходил, рассказывал, давал урок. Это важно. Взрослые уже сформировались, а дети только ищут себя. Поэтому еще можно что-то изменить. 

— То есть вас люди уже не вдохновляют? 

— Некоторые, конечно, еще вдохновляют. Сейчас таких людей двое: это Игорь Зеленский и Микки Рурк. Когда на них посмотришь, пообщаешься — на душе хорошо. Когда мне грустно, я смотрю фильмы с Микки Рурком. И всегда смотрю кино с ним перед спектаклями. Он — лучший актер, и мне кажется, что мы чем-то похожи. Я часто сравниваю себя с ним, когда играю на сцене, и люблю это делать. Даже более того, когда я выхожу на сцену, то он у меня перед глазами. 

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

— К слову, об актерстве. Говорили, что вы оставили карьеру танцовщика ради карьеры в кино.

— Думаю, сейчас у меня такой этап жизни — зовут четыре разных направления деятельности. Это мюзикл, кино, балет и создание своей труппы. Я должен сам понять, что для меня самое интересное, но пока не понял. В кино как таковом сниматься я не пробовал. Съемки были, вести себя на камеру я умею, но не было именно кино.

Сама идея сняться в фильме мне нравится, но я не знаю съемочный процесс: достаточно ли он интересный, чтобы там находиться, ведь это не живая сцена, не спектакль, который происходит в данный момент. Думаю, там нет такого наслаждения процессом. 

— Вам интересен сам процесс?

— Процесс для меня всегда был важнее, чем результат, что, может быть, неправильно. Но это так. Также зовут танцевать на Бродвей, но мне кажется, это немного не мое. Поэтому я буду что-то искать. В балете меня удерживает Игорь Зеленский, и мне очень важно, что на этой стезе он рядом со мной. Причем он удерживает меня именно в классическом балете.

Он мне дает платформу, где я могу танцевать, помогает, поддерживает. Я просто вижу, как он сам живет балетом, и это очень заразительно. Когда я оставляю балет, мне грустно, потому что я знаю: в этот момент Игорь переживает, хочет, чтобы я продолжал танцевать. Но у меня есть и свои порывы, я не хочу быть привязанным ни к одному театру. Хочу иметь свою труппу, свое дело. Путешествовать.

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

— У вас уже есть идеи насчет театра? 

— С этим начинанием мне очень многие хотят помочь. Поэтому в январе я поеду в Лондон, попытаюсь сделать что-то реальное. Думаю, и Нью-Йорк, и Россия будут вовлечены. Нельзя ни от чего отказываться. У меня есть безумная идея — собрать всех своих друзей, а среди них очень много прекрасных танцовщиков. Это именно то, к чему я пока чувствую особое рвение. Танцевать будем обязательно классику, но, может, какую-то новую. Не модерн. Я пока до конца не решил, планирую посвятить этим поискам следующие пять месяцев.  

— Так вы все-таки пробовались в Голливуде? 

— В Голливуде есть заинтересованность во мне. Но я не могу, вернее, не хочу идти туда. Путь на вершину Голливуда займет лет семь. Это очень долгий процесс, во время которого мне придется играть русских, чеченцев... Не уверен, что мне это нужно на самом деле. 

— Идея оставить карьеру в 26 лет, как вы обещали раньше, больше не прельщает? 

— Был такой вариант. Когда начинаешь по-настоящему хотеть что-то изменить, приоритеты меняются, обстоятельства поворачивают вслед за тобой. Но я один день хочу одного, другой — другого. Из-за того что я сам не могу решить, что важнее, я не могу выстроить правильное направление. И тогда в один момент уже мне приходится идти за обстоятельствами: сделать это или то. А в последний момент я возвращаюсь обратно, и снова всё идет своим чередом. 

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

— Вас ждали на концерте в Москве, посвященном сбору помощи Киевскому хореографическому училищу. Не смогли приехать? 

— Сперва я отказался, потому что уезжал в Лос-Анджелес, а потом было уже поздно. Но я, конечно, переживаю из-за того, что происходит на Украине. И хочу ближе к лету сделать тур с любопытным шоу. Это очень интересная идея: совместить танцы и любовь против войны. Надеюсь, что уже к августу получится эту идею осуществить. В турне хочется захватить как можно больше стран: Украину, Россию, Америку, Англию. Про меня был документальный фильм, а здесь я хочу все объединить и сделать документально-художественный фильм. Надеюсь, получится. 

— Сегодня детям вы сказали, что балет — это сокрытие твоих недостатков. 

— Самое главное — усердно заниматься в самом начале — так, чтобы потом уже не задумываться, как сделать то или иное движение. А уже дальше начинается действительно сокрытие недостатков. Кто-то больше любит вращения — у меня это не самое любимое упражнение, не самая моя сильная сторона. Я больше люблю прыгать и актерствовать. И здесь начинается это понимание: если не очень получается какой-то прием, замени его или хотя бы улыбайся. Всегда. Что-то не получилось — улыбайся. Упал — улыбайся тем более. 

— Вы много падали? 

— Да (смеется). Было время, когда вообще падал почти каждую неделю. И мне каждый раз было смешно — ведь это так нелепо. В классическом балете всегда всё утонченно, красиво, а падать совсем неэстетично. 

— Что вас больше всего привлекает в балетной жизни?

— Больше всего я люблю гастроли, потому что можно посмотреть мир. Я был в Мексике, Австралии, Испании, Аргентине, на Кубе, на Гавайях. Иногда хочется поваляться в номере, никуда не идти, но надо себя преодолеть, иначе потом будете жалеть. Я много о чем пожалел. 

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

Известия // четверг, 18 декабря 2014 года

Сергей Полунин: «Не хочу быть привязанным ни к одному театру»

Сергей Полунин: «Не хочу быть привязанным ни к одному театру»Знаменитый танцовщик — о карьере в Голливуде, благотворительности и сходстве с Микки Рурком

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Балет»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке