Воскресенье, 28 мая 2017
Энергетика 19 декабря 2014, 16:32 Андрей Щукин

Реформа реформе рознь

Отрасль ждет новых преобразований: и структурных, и законотворческих

Фото: Интерпресс / PhotoXPress.ru

Уходящий год стал богатым на события в российском энергетическом секторе — масштабные изменения в теплоэнергетике, конкурентный отбор мощности, проблема энергоснабжения присоединившихся к России Крыма и Севастополя, сложная внешнеполитическая ситуация и, как следствие, курс на импортозамещение. Эти события выявили целый ряд проблем, заставляющих даже оптимистов признать: реформа энергетики так и не привела к формированию полноценного рынка. Иван Грачев, председатель комитета Государственной думы по энергетике, в разговоре с корреспондентом «Известий» поделился своим видением развития ситуации в российской энергетике.

Иван Дмитриевич, ка­кие события, произошедшие в 2014 году в стране в целом и в сфере энергетики в частности, на ваш взгляд, оказали наибольшее влияние на отрасль, на рынок и на отдельные энергоком­пании?

Думаю, прежде всего стоит сказать о либерализации экспорта газа. Теперь этой деятельностью кроме «Газпрома» в нашей стране смогут заниматься еще, как минимум, две компании — НОВАТЭК и «Роснефть». Нововведение может существенно повлиять на развитие экспортного потенциала страны. Второе событие — налоговые льготы, которые были частично расширены для восточных месторождений в связи с формированием восточной нефтегазоносной провинции.

Если говорить об энергоэффективности, то я бы отметил поправки, которые расширяют область применения соответствующего закона и дифференцируют ситуацию. Ведь большинство практиков понимает, что требование к компаниям о проведении тотального энергоаудита в итоге привело к массовому появлению псевдоаудиторских организаций и выдаче филькиных грамот. Сейчас ситуация должна измениться.

Нормативная база по теплоснабжению также претерпела существенные изменения. Приняты поправки, которые повышают роль муниципалитетов, прописывают принципы регулирования. Эту работу мы так и не успели закончить в этом году, продолжим в следующем.

Кроме того, в 2014 году появилось такое важное понятие, как «альтернативная котельная», как элемент механизма регулирования затрат. Очевидно, что рыночные механизмы в сфере теплоснабжения работают плохо по той причине, что просто нет большого количества поставщиков. А раз нет рыночных механизмов, то обязательно должно быть регулирование затрат. И принятая в этом году реформа теплоэнергетики — определенный шаг к решению накопившихся проблем.

Огрехи реформы

Оглядываясь на уходящий год, нельзя не вспомнить о неоднозначных итогах конкурентного отбора мощности, который завершился этой осенью. Как вы оцениваете его результаты?

КОМ, или конкурентный отбор мощности, показал часть большой проблемы. Я вообще считаю, что реформа электроэнергетики была по существу неверной. Привела ли система ценообразования, заданная этой реформой, к формированию справедливых цен? Нет. Причем по этому вопросу и у потребителей, и у генерации мнение едино.

Например, становится понятно, что договор о предоставлении мощности (ДПМ) к рыночным механизмам никакого отношения не имеет. Рыночные механизмы — это поток частных капиталовложений, которые формируются чисто рыночными сигналами. Если же этого не происходит и вы вынуждены выкручиваться, ставить некие подпорки, то это уже не рыночные механизмы, это форма государственного регулирования. Иными словами, основная часть инвестиций так и осталась государственной.

Задайте себе простые вопросы: стал ли поток частных инвестиций в энергетику доминирующим (а суть рыночных реформ именно в этом)? Появились ли рыночные механизмы формирования стоимости, которые корректируют, исправляют систему? Ответ очевиден — ничего из перечисленного у нас так и не появилось. Но это вовсе не означает, что ситуация не изменится в будущем.

Топ-менеджеры многих энергокомпаний говорят о необходимости модернизации механизма ДПМ. Согласны ли вы с такой позицией?

В стране есть энергодефицитные регионы, а есть энергоизбыточные, ДПМ не везде нужны. В отдельных регионах этот механизм просто вреден, а где-то наоборот — крайне полезен и эффективен. Эту проблему необходимо решать, учитывая стратегию развития страны в целом.

Планируете ли вы, как глава думского комитета по энергетике, внести в нормативную базу изменения, чтобы законодательно оформить эту идею?

К сожалению, ситуация сильно политизирована. У членов комитета на этот счет диаметрально противоположные мнения, уверен, то же самое будет и на уровне всей Думы. Половина депутатов согласится со мной, что реформа электроэнергетики не привела к положительным результатам, а следовательно, она неверна в базовых вещах, другая половина — с этим не согласится.

Контрреволюции не будет

Если реформа электроэнергетики не привела к положительному результату, то, выходит, в отрасли еще многое предстоит изменить?

Я не склонен к революциям, но уверен, там, где объективно что-то не так, ситуацию нужно исправлять. Примером может служить история со сбытами. Россия реализовала третий энергопакет раньше Европы — я вообще не знаю стран, в которых запрещено совмещать генерацию, транспортировку и сбыт. Возьмем тот же NordPool (единая энергосистема стран Северной Европы. — «Известия») — там этого нет, доминируют прямые договора. Германия, Япония, США, Канада — то же самое.

Проблема в том, что сбыты у нас нередко используются для вывода денег из компаний, а то и вовсе из страны. Это уже стало причиной настоящего конвейера банкротств. Мы собираемся это исправить — закрепить норму о том, что существуют ситуации, когда можно отказаться от фундаментального принципа разделения сбытов и генерации. Кстати, эти поправки уже прошли комитет.

Классический случай произошел в Курской области. Там обанкротился сбыт, 350 тысяч потребителей вынуждена была взять на себя МРСК Центра. Со всеми этими потребителями заключаются договоры, они действуют полгода, после чего в соответствии с законом объявляется конкурс, в результате которого приходит новый сбыт. Так вот, Курская областная дума неоднократно обращалась к нам с просьбой законодательно закрепить вариант решения подобных вопросов, а именно разрешать генерирующим и сетевым компаниям в отдельных случаях работать с потребителями напрямую, чтобы этот мошеннический конвейер с банкротствами перестал работать. Ну а конкретные механизмы мы пропишем во втором чтении.

По оценкам аналитического центра Газпромбанка, в 2016 году инвестиции в электроэнергетику снизятся, инвестпрограммы многих компаний просто завершатся. За счет чего отрасль будет развиваться дальше?

Те, кто полагал, что к 2016 году мы это все закончим, были уверены, что после некоторого переходного периода рыночные механизмы, наконец, заработают и будут вести потоки инвестиций туда, где они необходимы. Но картина ничуть не поменялась. К примеру, разница между капитализацией и стоимостью строительства как была десятикратной, так и осталась. Из-за этого инвестиции не идут в отрасль (если не брать в расчет ситуации, когда необходимо питать алюминиевый завод, например).

Это значит, что государство все равно вынуждено будет брать на себя решение проблемы и обеспечивать надежность энергоснабжения отдельных бурно развивающихся регионов с помощью нерыночных методов. То есть некий механизм, аналогичный ДПМ, все равно появится. Но вот строиться он может совершенно по-разному, некоторые базовые вещи в той же гидроэнергетике можно оформлять в виде госинвестиций, без всяких там фокусов.

Но тогда получается: что бы мы ни делали, все равно получается автомат Калашникова, как в известной шутке. Устанавливаем, казалось бы, рыночные механизмы, но все равно смотрим в сторону госрегулирования.

А знаете, с чем это связано? К сожалению, наши либерал-фундаменталисты не понимают, что рыночные механизмы не всемогущи, что на самом деле все современные экономики являются смешанными, сочетающими в себе и рыночные механизмы и государственное регулирование. В той же Америке около 30% электроэнергетики принадлежит государству и, если это нужно армии, правительство может установить цену киловатт-часа в один цент. Мне кажется, что в этом плане Россия бежит впереди паровоза. Поэтому я считаю, что там, где рыночные или псевдорыночные механизмы неэффективны, нужно возвращаться к государственному регулированию, а там, где рыночные механизмы работают, просто совершенствовать их.

Что, по-вашему, стало причиной корректировок стратегии развития целого ряда российских энергокомпаний? Это отказ от планов по наращиванию доли в сбытовом бизнесе или сворачивание зарубежной экспансии?

Я думаю, ключевым фактором стало общее снижение темпов роста экономики России. Но если страна в целом определится, что она будет экспортировать большие объемы электричества, то и компании поведут себя соответственно. И здесь мы опять возвращаемся к базовому вопросу о том, куда движется страна в целом, как она намерена развиваться.

В этой связи было бы интересно узнать ваше мнение по поводу разворота на Восток.

Нашим китайским партнерам понадобится огромное количество электроэнергии. Во-первых, как я всегда и говорил, надежды на сланцевый газ не оправдались, эйфория по этому поводу спала. Во-вторых, угольная генерация оказывает сильное негативное влияние на экологическую обстановку в Китае, Пекин отравлен углем. Значит, потребуется чистая энергия. Возникла идея великого азиатского энергетического кольца, которое объединит Россию, Китай и Японию и позволит нам поставлять в эти страны электроэнергию из Сибири.

На мой взгляд, сейчас самое подходящее время начинать работать в этом направлении, начинать о чем-то договариваться. Часть мощностей, насколько я понимаю, уже готова к строительству. Я имею в виду прежде всего проекты сооружения гидроэлектростанций на Дальнем Востоке, а также некоторые в достаточной степени проработанные проекты угольной генерации.

Посредникам придется несладко

Сегодня остро стоит вопрос с неплатежами за тепло- и электроэнергию. Известно, что в Госдуме готовятся поправки в законы с целью ужесточить нормативную базу...

В отношении физических лиц я бы не стал ничего ужесточать, потому что население — самый дисциплинированный плательщик, собираемость по этому сегменту равна 95%. А если кто-то и не платит, то, как правило, там ситуация безысходная.

А вот в отношении посредников я всецело поддерживаю более жесткие меры. Могу сказать точно, что будут инициированы на законодательном уровне три вещи. Первое: ужесточение ответственности для всех посредников. Второе — обязательные прямые проводки. И третье — ужесточение по так называемым неотключаемым потребителям, потому что существенная часть неплатежей приходится именно на эту категорию.

Скоро День энергетика и Новый год. Что бы вы пожелали российским энергетикам?
Искренне поздравляю всех энергетиков с их профессиональным праздником и Новым годом и желаю исполнения всех желаний. И еще я бы пожелал всем энергии, ведь нам еще очень многое предстоит сделать!

Наверх

Мнения

Наверх