Воскресенье, 28 мая 2017
Энергетика 22 декабря 2014, 12:37 Наталья Сависько

Не разводим сырость!

Каково положение дел на рынке нефтепереработки продуктов

Фото: Ваганов Антон/PhotoXPress.ru

Уже несколько лет в России реализуется программа по модернизации нефтеперерабатывающих заводов. Ее основная цель — увеличить производство легких нефтепродуктов как для покрытия потребностей внутри страны, так и для экспорта за рубеж. Планируется, что это принесет дополнительные доходы в бюджет, ведь поставлять переработанную нефть намного выгоднее, чем «сырую».

Однако реализация этой программы стал­кивается со множеством трудностей, а об ее перспективах сложились противоречивые мнения. «Известия» попытались разобраться, что она принесет нашей нефтегазовой индустрии и какие прогнозы дают эксперты.

Ситуация сегодня

«В России всегда отдавали предпочтение производству темных нефтепродуктов — таких, как мазут, битум, масла, — рассказывает Римма Субханкулова, эксперт по традиционным углеводородам. — А светлые всегда отходили на второй план». Легкие, или светлые, как их еще называют, нефтепродукты — бензин, дизельное топливо, керосин, легроин — более дорогие, но и более сложные в производстве, а российская нефтеперерабатывающая промышленность, созданная «под мазут» еще в 1950–1980-е годы, не была ориентирована на экспорт высококачественных продуктов.

Большая часть созданной тогда инфраструктуры нефтепереработки сегодня технически устарела, а производимые нефтепродукты в большинстве не соответствуют западным экологическим стандартам. Поэтому мы нередко вынуждены экспортировать за рубеж дешевый мазут, а не дорогой бензин. И хотя сейчас Россия уже поставляет на Запад моторные топлива, их качество и экологические характеристики чаще всего оставляют желать лучшего, поэтому покупают их неохотно.

Проблему экспорта светлых нефтепродуктов усугубляла и нехватка мощностей российских НПЗ, которые не удовлетворяли даже внутренний спрос: сейчас объемы выпуска бензина не позволяют полностью исключить даже возможность дефицита в случае форс-мажорных ситуаций на крупных НПЗ, не говоря уже об их экспорте. Дело в том, что основные производства после развала Союза остались на территориях Белоруссии и Казахстана.

Для изменения этой ситуации в последние годы государство приняло значительные меры. «Ввели дифференцированные акцизные ставки, заградительные экспортные пошлины для тяжелых нефтепродуктов и стратегически значимых топлив», — поясняет Николай Капустин, инженер лаборатории научных основ развития и регулирования систем газо- и нефтеснабжения ИНЭИ РАН. В правительстве надеются, что все это позволит удовлетворить внутренний спрос и повысит качество продукции. Конечно, увеличение объемов легких нефтепродуктов нужно и для внешних рынков, где они должны заменить дешевые тяжелые.

Одна из самых важных мер, на которую пошло правительство, чтобы развить этот рынок и переориентировать экспортную продукцию, — программа модернизации отечественных НПЗ, которые сейчас находятся не в лучшем состоянии, а также развитие НИОКР.

И модернизация НПЗ идет довольно активно. Достаточно сказать, например, о серьезных инвестициях «Роснефти» в модернизацию своих нефтеперерабатывающих заводов, о перспективах, которые ждет наш нефтяной гигант от своего нового дальневосточного проекта — Восточной нефтехимической компании, где планируется производить глубокую переработку углеводородов.

И другие маневры

Другая, не менее важная мера для рынка легких нефтепродуктов — создание Евразийского экономического союза с Белоруссией, Казахстаном и Россией. Фактически это платформа для формирования общих рынков нефти и нефтепродуктов ЕврАзЭС. «Его создание будет способствовать развитию единого углеводородного рынка между нашими странами, окончательное оформление которого ожидается до 2025 года», — уверена Римма Субханкулова.

Еще одна новация — специальный налоговый маневр, призванный изменить систему налогообложения за три года, начиная с 2015-го. «Смысл маневра в том, чтобы поэтапно сократить экспортные пошлины на нефть до уровня Казахстана и тем самым снизить привлекательность реэкспорта, то есть уменьшить потери госказны от беспошлинных поставок сырья в рамках ЕврАзЭС», — поясняет Павел Кондуков, руководитель группы «Шельфовые проекты» «Пепеляев Групп».

Для того чтобы наши светлые нефтепродукты были более привлекательны для зарубежных покупателей, в России были снижены пошлины на их экспорт. И они еще продолжат снижаться. Так, ставка на бензин за три года снизится в три раза: с 90% в 2014 году до 30% с 2017 года. При этом на темные, или тяжелые, нефтепродукты к 2017 году ставка, наоборот, повысится — с текущих 66 до 100%.

Однако эти меры обусловили необходимость увеличения НДПИ на нефть почти в два раза, чтобы компенсировать выпадающие доходы бюджета. Для того чтобы не допустить сильного роста цен на рынке нефтепродуктов и обеспечить рентабельность НПЗ, существенно снижены акцизы на нефтепродукты. Так, для автомобильного бензина и дизельного топлива ставки акцизов снижаются более чем в два раза с 2017 года. При этом государство дополнительно поддерживает производство ряда товаров из нефти, фактически субсидируя их из бюджета. «Простая переработка не является приоритетом государства, — говорит Павел Кондуков. — По­этому очевидно, что эта реформа приведет к закрытию некоторых НПЗ и, как следствие, необходимости своевременной переориентации транспортных потоков нефтепродуктов в другие регионы для избежания возникновения их дефицита и роста цен».

В то же время, как отмечают специалисты, рост розничных цен на бензин — это неизбежное последствие маневра, которое прогнозируется многими экспертами и самими министерствами. Поэтому отчасти за маневр придется заплатить населению.

Зарубежный опыт

При такой глобальной перестройке системы, естественно, полезно будет учесть и зарубежный опыт. Например, опыт США, где «сланцевая революция» привела к сложной ситуации в добывающей промышленности, что оказало влияние на работу НПЗ. Большая часть американских нефтеперерабатывающих мощностей находится на побережье Мексиканского залива, в юго-восточной части страны. «До недавнего времени эти заводы были настроены на то, чтобы справиться с тяжелой нефтью, импортируемой из таких мест, как Венесуэла, Канада, Мексиканский залив, и с «нефтеносных песков» Альберты, — отмечает Ричард Уилер, глава Центра энергетической безопасности. — Теперь, когда нетрадиционные сланцевые породы бурятся в больших количествах, пришлось пересмотреть более ранние предположения. Что, конечно, заставило переосмыслить будущее американской нефтяной промышленности».

Кроме того, американский опыт показывает, что цены на бензин всегда растут в течение лета. Причина — летний «сезон вождения» и увеличение спроса приводят к сезонному росту цен. Снижение поставок происходит в течение года, когда заводы временно закрываются на техническое обслуживание, что приводит к частичному увеличению цен. «Конечно, нужно иметь гарантии, что законодательство и налогообложение нацелены на то, чтобы обеспечить надлежащий баланс поставок на внутренний рынок и позволить экспорту стать рентабельным, — уверен специалист. — Правительство должно также учитывать, что лучше собирать доходы напрямую (налоги и роялти) и косвенно, через рост занятости и более высокую доходность бизнеса, в том числе в нефтеперерабатывающей отрасли».

Показательный опыт, которому нам неплохо было бы поучиться, в области налогообложения компаний имеет и Норвегия. «Здесь вообще налогами облагается только та прибыль основной нефтедобывающей компании Statoil, которая остается после того, как она представила правительству инвестиционный план на будущий год и план по модернизации своих производств», — поясняет Римма Субханкулова.
Экспертное мнение

Как отмечают специалисты, для экономики страны в целом более выгодно экспортировать нефтепродукты, чем сырую нефть. «Нефтепереработка позволяет создавать рабочие места, сгенерировать добавочную стоимость продукта отечественной промышленности, тем самым создавая недополученную прибыль для иностранных компаний», — уверен Ричард Уилер. Такие вопросы, как налогообложение, транспортные расходы и ценовая динамика на рынках, могут повлиять на прибыльность перерабатывающего сектора и должны быть учтены при принятии решений о том, какой продукт и куда экспортировать.

Для России перспективными рынками сбыта легких нефтепродуктов являются некоторые азиатские страны, у которых отсутствует своя нефтепереработка или она недостаточна для их нужд. Это — Южная Корея, Гонконг, Сингапур, Япония. «В целом АТР для России — рынок с растущим спросом на энергоносители, в рамках которого выработка механизма интеграции Дальнего Востока в экономику АТР очень актуальна», — говорит Римма Субханкулова.

Сегодня один из основных вопросов Транс-Тихоокеанского партнерства заключается в технических ограничениях по наличию экспортных мощностей. У некоторых компаний в планах создание нефтеперерабатывающих и нефтехимических комплексов. Например, у Китайско-российской восточной нефтехимической компании, где 49% принадлежит «Роснефти».

Европа в меньшей степени заинтересована в наших продуктах нефтепереработки, потому что имеет свои НПЗ, однако специалисты рекомендуют не упускать возможности и этого рынка. «Потребности внешних рынков в российских нефтепродуктах постепенно снижаются ввиду стагнации спроса в Европе и наращивания собственных нефтеперабатывающих мощностей АТР, в первую очередь в Китае», — отмечает Николай Капустин. А значит, новые перспективы могут открыться и в ЕС... Кроме того, хорошими рынками сбыта российских нефтепродуктов по-прежнему остаются страны СНГ.

Поэтому сначала необходимо тщательно просчитать все рынки, по возможности заключить договоры на поставки, а потом составлять долгосрочную стратегию по модернизации и развитию НПЗ. «Нужно понимать, чего хочет рынок, — убеждает Римма Субханкулова. — Создавая такую стратегию, нужно также отдавать себе отчет, что потребление моторных топлив, автобензина, дизельных топлив и топочных мазутов в расчете на одного жителя России существенно ниже среднеевропейского и американского уровня потребления». Причины — отсутствие роста населения и незначительный экономический рост, поэтому, по словам специалиста, стимулов для развития нефтепереработки в таких условиях пока практически нет.

Надо также учитывать, что основными проблемами нефтепереработки в России остаются невысокий уровень глубины переработки и пока еще большая составляющая экспорта темных нефтепродуктов. А самым уязвимым местом для российской нефтеперерабатывающей промышленности считается серьезная зависимость от импортных технологий и расходных материалов. И это в нынешних условиях напряженной международной политической и экономической обстановки между Россией и Западом...  «Крайне важным направлением является организация внутреннего производства наиболее значимых технологий и материалов (программное обеспечение, катализаторы, реагенты, датчики) и установление прочных связей с наиболее надежными и неполитизированными партнерами», — считает Николай Капустин.

При этом большинство экспертов сходятся во мнении, что основным залогом успешного развития российской нефтеперерабатывающей промышленности является доведение до конца программы модернизации, внедрение отечественных технологий и вывод их на международные рынки.

Наша справка

Российская нефтеперерабатывающая промышленность была создана в 1950–1980-е годы в условиях роста добычи нефти и роста потребления топочного мазута в теплоэнергетике. Технологическая база нефтепереработки в советский период формировалась без достаточного развития процессов, определяющих глубину переработки нефтяного сырья и потребительские и экологические свойства нефтепродуктов. В результате сегодня большая часть инфраструктуры технически устарела, а производимые нефтепродукты в своем большинстве не соответствуют западным экологическим стандартам. При этом ряд НПЗ, ориентированных на российский внутренний рынок, находится на территории стран СНГ, в частности НПЗ Белоруссии. За счет импорта нефтепродуктов из России другой наш партнер по ЕврАзЭС — Казахстан — покрывает свой внутренний спрос на 1,5–2 млн т нефти в год. Товар не облагается экспортными пошлинами ввиду бартерного соглашения между государствами (т.е. мы поставляем Казахстану нефтепродукты, а он на такое же количество отгружает свою «сырую» нефть Китаю по нефтепроводу). Экономические интересы должны поддерживаться рациональной политикой, и с этой точки зрения создание ЕврАзЭС будет способствовать развитию единого углеводородного рынка, окончательное оформление которого ожидается до 2025 года.

Статистика

По состоянию на 2013 год в Российской Федерации переработано около 270 млн т сырой нефти и газового конденсата. За этот же год было добыто 520 млн т нефти и конденсата.

Наверх

Мнения

Наверх