Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
28 августа
2016 года

Через тернии к звездам — несмотря ни на что

Писатель и политолог Кирилл Бенедиктов — о том, почему «Ангаре» удалось взлететь и почему многие остались к этому равнодушными

Кирилл Бенедиктов. Фото из личного архива

Запуск тяжелой ракеты «Ангара-А5», о котором сообщили во вторник информационные агентства, прошел почти буднично.

Это обидно — не только потому, что на белоснежную красавицу, уходящую в угольно-черное небо, смотреть без чувства гордости за свою страну невозможно, но и потому, что недавние старты американских Orion и Dragon SpaceX привлекали куда больше внимания российских СМИ. С другой стороны, за старт «Ангары» отвечало суровое военное ведомство, и информация для журналистов дозировалась по каплям: единственное освещавшее запуск СМИ, ТВ «Звезда», показала лишь процесс транспортировки ракеты из ангара до стартового стола.

Между тем событие это не просто важное, а знаковое. Отечественная космонавтика, кажется (тьфу-тьфу, чтоб не сглазить) начинает потихоньку выбираться из глубокого кризиса, в котором пребывала все постсоветские годы.

Главной проблемой современной космической индустрии Российской Федерации является не недостаток финансирования — в условиях благоприятной экономической конъюнктуры его масштабы постоянно росли, — а кризис целеполагания, определяющий постоянную чехарду проектов, неэффективность использования бюджетных средств, провалов в космической деятельности и ухода от ответственности руководителей разных уровней.

Год назад мне довелось принять участие в работе над докладом, посвященным перспективам развития российской космической отрасли. В процессе подготовки наша рабочая группа встречалась с ведущими специалистами научных и конструкторских коллективов, представителями РАН и Сколково. Среди них были «лунатики» — сторонники приоритета изучения Луны, «марсиане» — энтузиасты пилотируемого полета на Марс, разработчики многоцелевых авиационно-космических систем и т.д., и т.п.

Каждый из них был высоким профессионалом, влюбленным в свое дело и в космос. Аргументы их звучали так убедительно, что порой непросто было определить, какой же из разрабатывающихся проектов эффективнее и перспективнее для страны.

В одном, впрочем, все они были солидарны: России жизненно необходим новый ракетоноситель, который в ближайшие десять лет обеспечит ей лидирующие позиции в сегменте космических перевозок. Многие при этом отдавали предпочтение «Ангаре»: проект существует с 1995 года, в него вложены огромные деньги (150 млрд рублей), проведены успешные испытания в Южной Корее (первая ступень для корейской ракеты-носителя KSLV, являющаяся копией первой ступени «Ангары», была разработана в том же Центре Хруничева), позволяет запускать на низкую орбиту грузы до 25 т весом при небольшой стоимости килограмма груза.

Контрастом с мнениями признанных специалистов звучала критика неких таинственных «экспертов», которые — строго на условиях анонимности — охотно рассказывали журналистам о том, что «Ангара» якобы во всем уступает «Протонам» и «Зенитам» и еле-еле опережает по эффективности полувековой давности «Союзы».

В действительности у «Ангары» есть  несколько значительных преимуществ перед трудягами-извозчиками «Протонами». В отличие от «Протонов», «Ангара» летает не на чудовищно токсичном гептиле, а на керосине, как обычный самолет.

Кроме того, «Ангара» — модульная конструкция, она выводится на орбиту универсальными ракетными модулями (УРМами), число которых можно варьировать в зависимости от задачи. У запущенной вчера «Ангары» таких УРМов было пять — на данный момент это самая тяжелая модификация, хотя проект предусматривает и совсем уже гигантскую «Ангару А7», способную выводить на низкую орбиту до 35 т полезной нагрузки.

Тем не менее даже 25 т больше, чем максимальная полезная нагрузка «Протона». Так что все разговоры о «неэффективности» и «устарелой конструкции» «Ангары» — не более чем обычные для некоторых наших СМИ спекуляции на вечную тему «Что может быть доброго из Назарета?».

Много чего может быть.

В том числе — современный ракетоноситель, не уступающий признанному чемпиону среди «тяжеловесов» — детищу «Боинга» Delta4 Heavy, а по некоторым параметрам превосходящий конкурента. Прежде всего, по стоимости доставки груза на орбиту. Delta очень мощный, но и очень дорогой носитель — именно поэтому в начале 2000-х годов он ушел с рынка коммерческих полетов и все его запуски осуществлялись в интересах Пентагона и оплачивались из бюджета государства.

Что же касается «Ангары», то расчетная стоимость доставки килограмма полезного груза на низкую орбиту составляет $2,4 тыс., а на геопереходную орбиту — $4,6 тыс.  Для сравнения, минимальная цена за тот же килограмм для самого бюджетного американского носителя — Falcon 9 (того самого, что выводит в пространство знаменитый частный космолет Dragon») — составляет более $4 тыс. для низкой орбиты и около $9,5 тыс. для ГПО. 

Всё это позволяет прогнозировать, что как минимум в период с 2018 года, когда планируется запустить «Ангару» в серию, и до 2027 года новый российский ракетоноситель будет абсолютным лидером рынка космических грузовиков с недосягаемо низкой стоимостью услуги.

Не менее, а, может быть, и более важно то, что «Ангара» полностью самодостаточна.  И сам носитель, и стартовый комплекс к нему будут изготавливаться полностью из отечественных материалов (в нынешней «Ангаре», по признанию конструкторов, есть несколько импортных элементов, но уже ведется работа по их замене на российские аналоги). Запускать же новую ракету будут с космодромов Плесецк и Восточный, на котором сейчас монтируется под нее стартовый стол.

А это значит — никакой зависимости от Казахстана, что в свете непростых отношений между бывшими союзными республиками чрезвычайно важно для будущего российской космонавтики. Ведь Байконур эксплуатируется Россией на условиях аренды (до 2050 года), да и попытки Астаны влиять на происходящие на космодроме процессы вряд ли идут на пользу космической отрасли. Свой собственный, не зависящий от импорта носитель, свои собственные, а не арендованные космодромы — необходимые условия для технологического прорыва, на который теперь, после успешного старта «Ангары», можно хотя бы робко надеяться.

Необходимые — да, но достаточные ли?

И вот тут от приличествующего событию пафоса приходится перейти к презренной прозе жизни. Да, «Ангара-А5» — это, безусловно, большая победа. Это результат многолетних усилий и тяжелого труда инженеров и конструкторов, ученых и рабочих, оставшихся верными своим идеалам.

Несмотря ни на что.

Несмотря на то что помещения конструкторских бюро, таких как Центр имени Хруничева (где и была разработана «Ангара») или НПО «Молния» (где конструировали легендарный «Буран»), сдаются коммерсантам в аренду под конторы и склады. Несмотря на то что специалисты высочайшей квалификации, создающие сложнейшие космические аппараты, работают в плохо отапливаемых комнатах с мебелью 1950-х годов. Несмотря на то что выпускник Бауманки, пришедший на работу в сверхсекретное космическое КБ, получает меньше, чем секретарша, перекладывающая наманикюренными пальчиками бумажки в офисе.

В конце концов, несмотря на то что многим обитателям нашей страны и в особенности нашего города вообще не до «этого космоса».

Какой, в самом деле, космос, когда курс доллара скачет, как бешеный конь, Сбербанк поднимает проценты по ипотеке, и шестые айфоны так внезапно подорожали.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // среда, 24 декабря 2014 года

Через тернии к звездам — несмотря ни на что

Через тернии к звездам — несмотря ни на что  Писатель и политолог Кирилл Бенедиктов — о том, почему «Ангаре» удалось взлететь и почему многие остались к этому равнодушными

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Взлет "Ангары"»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке