Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
29 мая
2016 года

Борцы со СПИДом ожидают обострения дефицита лекарств

Эксперты утверждают, что существенная часть текущих перебоев связана с неудовлетворительным управлением госсредствами

Фото: REUTERS/Aly Song

Выделяемые бюджетом средства в 2015 году не компенсируют увеличения числа ВИЧ-инфицированных и 30-процентного удорожания препаратов, ведь порядка двух третей медикаментов от болезни импортируются. Об этом «Известиям» заявил руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом (подведомственен Роспотребнадзору) Вадим Покровский. Эксперты отмечают, что частично нивелировать недостаток можно будет более эффективным расходованием денег.

— Сейчас в России около 700 тыс. ВИЧ-инфицированных, а число находящихся на антиретровирусной терапии — около 175 тыс. человек. Получать терапию должны не менее 350 тыс. Только из этих цифр очевидно, что общий дефицит нарастает. Число зарегистрированных ВИЧ-инфицированных в России растет очень быстро: в 2013 году было зарегистрировано около 80 тыс. новых случаев заражения, и в этом году их число не уменьшится, — пояснил Вадим Покровский. — Минздрав в 2015 году увеличит финансирование на закупку лекарственных препаратов на 4 млрд рублей, до 22,6 млрд (распределяются также по сотне региональных и окружных центров по профилактике и борьбе со СПИДом. — «Известия»), но этого, на мой взгляд, недостаточно. Количество ВИЧ-инфицированных опережает количество выделяемых на их лечение средств.

— C 2003 по 2006 год в России был спад эпидемии СПИДа, а сейчас идет новая волна. Увеличивается количество больных в продвинутых стадиях ВИЧ-инфекции, растет число инвалидов, — подтверждает заведующая третьим инфекционным отделением Санкт-Петербургского центра по борьбе СПИДом Ольга Леонова. — Появляются новые пациенты, которые либо не знали о своей инфекции, либо не посещали центр, либо прерывали лечение. Поэтому сейчас нам нужны препараты для лечения оппортунистических заболеваний (болезни, которые могут возникать на поздних стадиях ВИЧ‐инфекции). Стоимость курса лечения некоторых инфекций таких больных составляет более 100 тыс. рублей в месяц, то есть в 3–5 раз дороже, чем в обычных случаях.

Руководитель Алтайского краевого центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями Ленар Султанов говорит, что в ситуации грядущего повышения цен на иностранные препараты нужно ориентироваться на дженерики. По прогнозам Фонда помощи в области СПИДа (подразделение американской AIDS Healthcare Foundation), рост цен на иностранные препараты для лечения ВИЧ-инфекции в 2015 году может составить 30%.

— Рост цен на импортные препараты во многом будет зависеть от колебаний курса рубля. По итогам двух первых лет децентрализации — передачи функций закупок препаратов в регионы — мы видим, что в 2013 и 2014 годах по некоторым позициям иностранные препараты подорожали на 30%, и, по нашим данным, в 2015 году рост продолжится и составит еще 30%. То есть препаратов на всех не хватит, — говорит программный директор фонда Денис Годлевский.

Координатор движения «Пациентский контроль» Андрей Скворцов рассказал, что в этом году были серьезные перебои с препаратами в регионах и он ждет повторения подобной ситуации в 2015 году.

— Летом были проблемы с поставками в Мурманске, а недавно без препаратов остался весь Алтайский край. Обычно в таких случаях препараты назначают только избранным или стараются оттянуть назначение терапии. Многие пытаются искать препараты в интернете, некоторым врач меняет препараты на те, что остались. То есть вместо одной таблетки нового препарата начинают выдавать 3–4 более старого. В итоге в день нужно будет пить не 3, а 9 таблеток. Кто-то просто перестает принимать терапию. Последний случай ведет к ухудшению здоровья человека и к риску заражения его окружения, — говорит Скворцов. — Лечение ВИЧ-инфекции пожизненное, и если таблетки не принимать, вирус мутирует и приобретает лекарственно устойчивую форму. Бывает, что региональный минздрав в условиях дефицита финансов закупает препарат, который находится в российском реестре жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), тогда как в мире от него все отказались. Такой препарат несет тяжелые отсроченные побочные действия. Против подобных препаратов из 1980-х годов мы начали большую кампанию по исключению из ЖНВЛП.

Поставщики также ожидают перебои с импортом.

— У тех, кто работает с иностранными производителями, могут быть проблемы. Мы в основном работаем с российскими производителями, это дженерики, — сообщил представитель ООО «Космофарм». — В этом году нами исполнены все государственные контракты и создан резерв на следующий год. Всем центрам по борьбе со СПИДом, с которыми мы работаем, уже отправлено коммерческое предложение.

По оценкам «Арэнси Фарма», доля иностранной продукции в группе препаратов для лечения ВИЧ-инфекции по итогам I–III кварталов 2014 года составляет почти 97% в денежном выражении и порядка 85% в натуральном выражении. Это соотношение практически не изменилось за последние 2–3 года. Наиболее серьезные позиции имеют западные фармгиганты: AbbVie, GlaxoSmithKline, Johnson & Johnson, Bristol-Myers Squibb, Merck & Co. Совокупно эти пять компаний контролируют более 85% рынка в деньгах и порядка 70% рынка в упаковках.

— Современные лекарства не доходят до пациентов. Они сверхдорогие, и поэтому многие врачи используют аналоги-дженерики, то есть препараты, которые были изобретены 10 и более лет назад, — говорит глава комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Калашников. — Мы создали внефракционную группу при комитете с целью решения проблем лекарств в условиях кризиса и вопроса о принудительном лицензировании (депутат предложил ввести механизм, который разрешил бы российским производителям выпускать лекарства, на которые еще действуют патенты. — «Известия»). В конце декабря я направил соответствующее письмо премьеру Дмитрию Медведеву, но он на него пока не ответил. Честно говоря, я думаю, что правительство отнесется к нему без энтузиазма. 2 года назад я уже выходил с этим предложением, но получил отказ.

В Минздраве заявили «Известиям», что объем финансирования профилактики, выявления, лечения и мониторинга ВИЧ-инфекции и вирусных гепатитов в 2015 году увеличится на 4 млрд рублей по сравнению с 2014 годом и составит 22,6 млрд рублей. По закону государство бесплатно обеспечивает ВИЧ-инфицированных тестированием, лечением сопутствующих заболеваний и препаратами. Закупку препаратов для лечения ВИЧ-инфекции в регионах производят центры по профилактике и борьбе со СПИДом, находящиеся в подчинении Роспотребнадзора, местные комитеты по здравоохранению, департаменты и министерства. До 2013 года закупками препаратов занимался Минздрав, лекарства закупались на федеральном уровне и развозились по регионам. С 1 января 2013 года, согласно постановлению правительства № 1438, функции по закупке перешли в регионы. В начале 2014 года вступил в силу 44-ФЗ о контрактной системе госзакупок, и каждый регион получил право самостоятельно определять количество необходимых препаратов. На закупки лекарств для ВИЧ-инфицированных деньги выделяются как из федерального, так и из региональных бюджетов.

По словам Годлевского, проблема состоит еще и в том, что у региональных властей пока нет понимания и опыта работы с 44-ФЗ.

— В 2013 году, когда закупки передали из Минздрава в регионы, многие оказались к этому не полностью подготовленными. Однако в целом за год они приобрели необходимый опыт. Но тут выходит 44-ФЗ, и им приходится всё начинать сначала. В результате в 2014 году часть регионов объявила аукционы поздно, что среди прочего привело к перебоям в поставках препаратов.

Специалист по мониторингу закупок препаратов для ВИЧ-инфицированных Алексей Михайлов также отмечает, что перебои с поставками часто происходят из-за неэффективного использования бюджетных средств.

— Терапия для пациентов, которые только начинают лечение, стоит от 22 тыс. рублей за годовой курс, в тяжелых случаях это до 450 тыс. рублей в год. В 2014 году мы проанализировали около 3,5 тыс. аукционов на закупку антиретровирусных препаратов и видим, что цены зависят не от удаленности региона или объемов закупок. Часто цены, по которым дистрибутор поставляет препарат в регион, зависят от отношений с его руководством. Например, препарат «Тенофовир» закупался в Ставропольском крае по цене 12 440 рублей за упаковку, а по Московской области — 7527 рублей (разница более 65%). А минимальная цена на «Тенофовир» в мире, согласно отчетам организации «Врачи без границ», составляет $3,96 (дженерик) и $17,25 (оригинал) за упаковку. Бывает, что человек из регионального Минздрава находит три первые попавшиеся цены, вносит их в документацию и объявляет закупку. Другие находят минимальные цены, экономят и за счет этого лечат больше людей. По другим АРВ-препаратам ситуация аналогичная, — отметил Михайлов.

Известия // вторник, 20 января 2015 года

Борцы со СПИДом ожидают обострения дефицита лекарств

Борцы со СПИДом ожидают обострения дефицита лекарствЭксперты утверждают, что существенная часть текущих перебоев связана с неудовлетворительным управлением госсредствами

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Здравоохранение»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке