Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
25 июня
2016 года

Месть за карикатуру

Писатель Игорь Мальцев — о том, как во Франции стало возможным убивать сатириков

Игорь Мальцев. Фото из личного архива

В 1960-е годы в Париже был такой сатирический журнал Hara-Kiri, его основал Франсуа Каванна. Там были остросатирические карикатуры, шутки и приколы. После того как читатели обозвали его «тупым и грязным», Каванна сделал это официальным девизом издания. В 1970-м году умер Шарль де Голль, спустя несколько дней после трагедии в ночном клубе в поселке Коломби, когда погибло 140 человек. 

Журнал осмеял официальную прессу, выйдя с обложкой «Трагедия в Коломби — умер всего один». В результате министр МВД Франции запретил журнал лично. Чтобы продолжить работу, редакция переименовала журнал в Charlie Hebdo, взяв имя мальчика Чарли Брауна из американских комиксов про Peanuts.

Да, в 1970-е во Франции тоже наказывали за сатиру. И эта редакция чувствовала на себе, как это всё непросто. Может быть, проблема была в том, что в европейских странах не было ничего похожего на поправку к Конституции США, защищающую не только свободу слова, но и свободу творческого выражения. Именно она защищает авторов пародий и сатиры — даже если дело идет в суд, оно просто наталкивается там именно на эту поправку.

В 2006 году редакция перепечатала знаменитый карикатуры из датской газеты Jyllands-Posten по поводу связи терроризма и последователей пророка Мухаммеда. Плюс они добавили пару-тройку карикатур от себя лично. В этом издании работали очень едкие авторы-карикатуристы. 

И опять Франция испугалась. Жак Ширак, президент республики, тут же обозвал их «провокаторами, которые разжигают страсти». Особенно всех разозлила карикатура с плачущим Магометом и подписью C'est dur d'être aimé par des cons («Как тяжко, когда тебя любят идиоты») — так потом назвали фильм, который показывали на Каннском фестивале про всю эту ситуацию.

Союз исламских организаций Франции подал на них в суд за «расизм». На что издатель журнала Филипп Валь сказал «Расизм — это полагать, что эти люди не понимают сатиры». Из политиков только один оказался вменяемым — будущий президент Саркози написал в суд письмо, защищающее традиции французской сатиры, которая, собственно, и сформировала давным-давно идеи гуманизма в борьбе против клерикальной монархической машины.

Если вы посмотрите  карикатуры тех времен — например, 1789 года, — то Jyllands-Posten покажется детским лепетом в песочнице тотального безопасного либерализма.

Тогда в суде было доказано, что издание все-таки борется не с магометанством, а с терроризмом фундаменталистов.

В 2008-м ветерана-карикатуриста под ником Sine тот же Филипп Валь уволил после обвинений в том, что он нарисовал антисемитскую карикатуру. На что Sine отсудил у редакции €90 тыс. за незаконное увольнение.

В ноябре 2011 года издание вышло под шапкой «Шариат-Эбдо», где приглашенным редактором значился Магомет. В этот день редакцию в 20-м районе Парижа закидали «коктейлями Молотова».

На самом деле французские политики каждый раз сдавали сатириков на растерзание. И, в общем, они подготовили сегодняшнюю трагедию, когда в офис Charlie Hebdo ворвались автоматчики и убили 12 журналистов и художников. Потому что ситуацию в обществе, когда в ответ на сатиру летят гранаты и пули, надо выжигать в корне, иначе это не остановить.

Вообще-то всё это, конечно, совершено гопническая модель — гопник, который не в состоянии ответить достойно на язвительную шутку, хватает лом и пробивает голову.

Более того — известно, что гопник этот промышляет по вечерам грабежами и хотел бы, чтобы по этому поводу все помалкивали на районе.

Сегодняшняя атака увязывается с карикатурой на лидера ИГИЛ.

Кто-нибудь может что-то хорошее сказать про ИГИЛ? Или всем молчать, заткнуться и ждать, когда они придут и за вами? Только лишь бы никого не обидеть словом или картинкой?

Сатира снова стала опасным делом на передовой свободы. Это вам не унылые «Куклы» или какой-нибудь Задорнов со сказками про американцев. Тут убивают за слово. За черно-белую картинку. А это уже называется «культурная пропасть».

Сейчас одни будут говорить, что «не надо было провоцировать», другие будут записываться в «Национальный фронт».

Но правда в том, что с террористами нельзя вести переговоры, иначе ты проигрываешь с первого же слова — они начинают тебе диктовать свои правила игры. Именно на этом поднялся ИГИЛ, и никто не знает, как его остановить. Умный проигрывает глупому с гранатометом. Журналист проигрывает подонку с «калашом», потому что его оружие — перо.

Но это не значит, что нужно прятаться по подвалам или выносить на околицу хлеб-соль, встречая банду моджахедов. Сегодня стало ясно — убивающие журналистов и художников, они убивают и полицейских тоже.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // среда, 7 января 2015 года

Месть за карикатуру

Месть за карикатуруПисатель Игорь Мальцев — о том, как во Франции стало возможным убивать сатириков

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Теракт в Париже»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке