Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
1 октября
2016 года

«Левиафан» — красавец или чудовище?

Эксперты спорят о причинах ошеломляющего успеха ленты Андрея Звягинцева

Фото: REUTERS/Mike Blake

Социальная драма «Левиафан» Андрея Звягинцева завоевала американскую кинопремию «Золотой глобус» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Это первая подобная награда в истории нового российского кино и вторая — для всего отечественного кинематографа (в 1969 году «Золотой глобус» Советскому Союзу принесла «Война и мир» Сергея Бондарчука).

В широкий российский прокат картина выйдет только 5 февраля, но уже сейчас разгорелась дискуссия о том, что обеспечило ленте впечатляющий международный успех — политическая конъюнктура или художественные достоинства. «Известия» попросили коллег Звягинцева прокомментировать триумфальное шествие «Левиафана».

Президент фестиваля «Артдокфест» и национальной премии в области неигрового кино «Лавровая ветвь», режиссер-документалист Виталий Манский:

— Необходимо разделять два понятия. Есть художественная конъюнктура, условно говоря, попадание в нерв времени. Она является одной из полноправных оценочных категорий, ничего плохого в ней нет. А есть конъюнктура политическая, которая иногда действительно влияет на зарубежный прием картины. В случае с «Левиафаном» общеполитическая напряженность работала скорее против фильма. По идее нас должны были игнорировать, а не давать призы. Андрею Звягинцеву удалось переломить официальную конъюнктуру, что является лишним доказательством высокого художественного уровня картины. Он одержал двойную победу. И всё это, несмотря на то что «Левиафан» сделан в первую очередь для российской аудитории: иностранцу в нем будет понятно на 30–40% меньше.

Президент международного кинофорума «Золотой витязь», народный артист РФ Николай Бурляев:

— Вручение «Левиафану» премии «Золотой глобус» полностью проясняет отношение западных стран к России. Запад хочет видеть нашу страну именно такой, какой показал ее Звягинцев — маргинальной, пьяной и непотребной. Я видел этот фильм — главный герой там буквально в каждом кадре пьет водку из горла, а его блудящая жена топится в море. Кроме того, фильм сильно бьет по Русской православной церкви. Мне очень жаль, что Андрей пошел таким путем, ведь он очень одаренный человек, который в прошлом снимал прекрасные фильмы. Я не знаю, диктуют ему продюсеры или западные спонсоры, но он выполняет заказ по дискредитации нашей страны.

Фильм создан при поддержке Министерства культуры РФ, что меня огорчает. Еще несколько лет назад государство выдавало деньги всем, кто попросит, в том числе на съемки различных непотребных картин. Очень надеюсь, что с принятием Основ государственной культурной политики эта практика прекратится. Я бы не стал активно показывать «Левиафана» в прокате и по телевидению.

Режиссер, народный артист РФ Владимир Хотиненко:

— Фильм произвел на меня глубокое впечатление — таких эмоций я давно уже не испытывал. Меня задел не только притчевый подтекст (в действительности «Левиафан» не в полной мере совпадает с историей святого Иова Многострадального, как обычно пишут), но и глубокое проникновение в наши проблемы. Я часто повторяю: «Правда жизни не есть правда искусства». Но фильм «Звягинцева» — редкий пример того, когда есть и правда жизни, и правда искусства.

Режиссер Юрий Быков:

— За рубежом социально-критические фильмы из России вызывают большой интерес. Я сознаю, что в случае с «Дураком» (фильм Быкова завоевал на престижном фестивале в Локарно приз за лучшую мужскую роль. — «Известия») решающую роль сыграл именно этот момент. И здесь нет ничего удивительного. Но с «Левиафаном» ситуация несколько иная.

В кинематографе Звягинцева, конечно, важен контекст конкретного момента — это крик его души о том, что происходит именно в России и именно в наше время. Но прежде всего это архетипичная история, имеющая вневременное значение. И она важна не для западной аудитории, а в первую очередь для российской. У нас явный дефицит таких фильмов–«зеркал», в которых зритель может увидеть себя. Они заставляют задуматься, оглянуться и понять, что мы все стоим у черты, которую нельзя пересекать. «Левиафан» — очень нужная картина, она обязательно должна выйти в широкий российский прокат.

Председатель Киносоюза, режиссер Андрей Прошкин:

— Звягинцев — художник, а не конъюнктурщик. Мнение, что «Левиафан» получил призы только за конъюнктуру, — это чушь на постном масле. Всё гораздо проще: замечательный режиссер снял достойную работу. Прежде всего нам должно быть приятно, что русская картина получила международную известность, теперь ее посмотрят миллионы людей.

Что в ближайшей перспективе значит для нас «Золотой глобус»? Ждать, что после этой награды любовь к России резко возрастет, глупо, но «Глобус» станет подтверждением того, что у нас есть интересный кинематограф.

Председатель комитета по культуре Госдумы, народный артист РФ, режиссер Станислав Говорухин:

— В определенной степени фильму, наверное, помог момент конъюнктуры, но прежде всего это просто удачная картина. Понятно, что за рубежом в первую очередь востребованы фильмы определенной направленности — тема «Россия в дерьме», скажем так. В «Левиафане» есть момент социальной критики, но ее нельзя назвать социальной драмой. Фильм посвящен иным, самым важным вещам — а именно судьбам людей.

Я снимал социально-критические картины — «Так жить нельзя», «Ворошиловский стрелок» — и потому знаю, что снимать о злободневных вещах несложно, если делать это честно. И мне кажется, Звягинцев снял хорошее кино. Конечно, по-настоящему о картине можно судить лет 20 спустя. Если выживает — значит, достойная работа, если про нее забывают — туда ей и дорога.

Гендиректор «Ленфильма» Эдуард Пичугин:

— Раньше многие наши достойные фильмы не попадали в номинации ведущих мировых премий. Взять, например, «Сталинград» Федора Бондарчука — очень хорошая картина, которая вышла в широкий прокат по всей планете и которой занимались те же продюсеры, что и «Левиафаном». Несмотря на все усилия, фильм не получил крупных призов за рубежом. Наверное, это можно объяснить его тематикой и, соответственно, субъективным отношением американских и европейских академиков к российскому кино.

Но не стоит сильно переживать из-за прошлых неудач. Как говорят в футболе, «смотри на табло»: надо гордиться тем, что наша страна представлена в ведущих мировых конкурсах.

Член Американской киноакадемии, режиссер Сергей Бодров:

— Звягинцев снял серьезную и убедительную картину, понятную западному зрителю. Она хорошо прошла на фестивалях в Торонто, Нью-Йорке, получила приличные отзывы критиков. Сыграло свою роль то, что Россия сейчас постоянно в новостях — и тут даже не важно, позитивные они или нет.

Режиссер Алексей Герман-младший:

— С одной стороны, отрывать кино от политики неправильно, потому что оно всегда существует в каком-то контексте. С другой стороны, если в картине нет тех качеств, которые уважают профессионалы, она не получит никаких наград. Наверное, к «Левиафану» выше внимание, чем к какому-нибудь фильму, скажем, из Исландии. Но разговоры о том, что Звягинцеву дают награды только из-за ситуации в отношениях между Россией и Америкой, — преувеличение. Голливуд и американский кинематограф живут своей жизнью, и, конечно, премия вручается потому, что картина просто понравилась.

Киновед, программный директор Московского кинофестиваля Кирилл Разлогов:

— В фильме Звягинцева нет огульной критики России, как иногда утверждается, а есть критика любого бюрократического общества. Ведь в основу сценария лег реальный случай, произошедший в США. Борьба частного лица, отдельного человека с бюрократией совершенно универсальна и понятна всем. Это не антироссийский фильм по своей сути, хотя значительная часть западной аудитории воспринимает его таковым — ведь он соответствует западным представлениям о России.

Свинцовые мерзости русской жизни всегда были излюбленным материалом для русской, в том числе литературной, классики. Стоило ли Салтыкову-Щедрину, Достоевскому, Толстому показывать Россию такой? Это вопросы праздные. Великое искусство имеет право на любую тему и любую ее трактовку. А фильм Звягинцева — безусловно, великое искусство.

Гендиректор Госфильмофонда Николай Бородачев:

— Я за этим фильмом слежу уже давно, он вышел с нарушением законодательства: обязательный экземпляр не был вовремя сдан в Госфильмофонд РФ. Сейчас он у нас уже имеется. Еще на презентации Госфильмофонда в рамках фестиваля в Локарно я говорил о том, чем отличается тот кинофестиваль от остальных. Локарно не ангажирован. А Каннский, Берлинский, Венецианский фестивали ангажированы откровенно, там призы дают по принципу «сделай против своего государства фильм — и мы дадим тебе премию». «Левиафан» как раз из этой категории.

Может быть, какие-то художественные достоинства у этого фильма есть, но мне совершенно не близка сама подача. Ту же историю можно было бы показать в другом качестве, более интеллектуально и дипломатично. В советский период соревновались, кто в СССР хуже напишет про США, а в США — про СССР. Поэтому как российского режиссера я Звягинцева не очень понимаю.

Известия // понедельник, 12 января 2015 года

«Левиафан» — красавец или чудовище?

«Левиафан» — красавец или чудовище?Эксперты спорят о причинах ошеломляющего успеха ленты Андрея Звягинцева

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке