Новости, деловые новости - Известия
Среда,
29 июня
2016 года

Дело о трагедии в метрополитене раздвоилось

Четверо обвиняемых рядовых сотрудников вскоре предстанут перед судом, однако новыми фигурантами могут стать бывшие и действующие руководители Московского метрополитена

Фото: ИЗВЕСТИЯ

В истории о крушении поезда в столичном метрополитене 15 июля 2014 года, когда 23 человека погибли и более 150 пострадали, теперь два уголовных дела. Расследование «малого» дела — против четырех рядовых сотрудников ГУП «Московский метрополитен», обвиняемых в нарушении правил безопасности и эксплуатации метрополитена, — уже завершено и в ближайшее время уйдет в суд. А в СКР осталось «большое» уголовное дело против неустановленных лиц. Теоретически его фигурантами еще могут стать бывшие и нынешние руководители метрополитена, подрядчики ГУПа, а также производители путевого оборудования. Эксперты и адвокаты говорят, что деление дел — распространенная практика, оставляющая следователям широкое поле для маневра: дело может оставаться «живым» десятки лет, а поскольку в нем нет конкретных имен, привлечь к нему в любой момент можно кого угодно. 

По ходатайству следствия Мосгорсуд продлили до 15 апреля арест четверых обвиняемых по делу. Обвинения по ст. 263 УК («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации метрополитена, повлекшее смерть двух и более лиц») предъявлены старшему мастеру службы пути Валерию Башкатову, его помощнику Юрию Гордову. По версии следствия, Башкатов и Гордов ненадлежащим образом провели работы по установке стрелочного перевода для пуска нового участка на перегоне станций «Парк Победы» – «Славянский бульвар», что и привело к аварии, повлекшей схождение электропоезда с рельсов. Обвинение по той же статье предъявлены и директору по производству субподрядной организации ООО «Спецтехреконструкция» Анатолию Круглову и заместителю начальника дистанции капитального ремонта службы пути ГУП «Московский метрополитен» Алексею Трофимову. По версии следствия, Круглов не осуществил надлежащего контроля, а Трофимов, лично участвовавший в строительстве стрелочного перевода, допустил ненадлежащее закрепление остряка стрелки.

Расследование дела завершено, обвиняемые фактически закончили знакомиться с его материалами, поэтому в ближайшие дни оно уйдет на утверждение в прокуратуру, а затем и в суд. 

Дело против четырех сотрудников ГУП «Московский метрополитен» было выделено из «большого» уголовного дела, которое остается в работе СКР. 

— Нам сообщили, что есть еще основное уголовное дело против неустановленных следствием лиц, — рассказал «Известиям» адвокат Юрия Гордова Вадим Клювгант. — Какие именно статьи остались в основном деле, нам неизвестно.  

В СКР «Известиям» подтвердили информацию о том, что в производстве следователей остается основное уголовное дело, возбужденное по ч. 3 ст. 263 УК («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации метрополитена, повлекшее смерть двух и более лиц»).

— Расследование этого дела продолжается, — сообщили «Известиям» в СКР. 

По словам адвоката, делить уголовные дела на второстепенные и основные — распространенная технология следствия.

— Держать обвиняемых под стражей более шести месяцев с такими обвинениями, как у нас, нельзя, но если есть основное дело, тогда шансов продлить арест больше, — пояснил адвокат Юрия Гордова Вадим Клювгант. — Наличие основного дела — это и один из способов увести от ответственности людей, которых по каким-то причинам не хотят привлекать. За полгода следствие нашло только крайних, но так и не смогло установить других виновников, хотя это не так и сложно — в метрополитене, как и в армии, действует жесткая вертикаль управления. 

Адвокаты надеются на то, что следствие всё же выявит всех причастных к трагедии, в том числе и среди руководства Московского метрополитена, и привлечет их к уголовной ответственности.  

Теоретически фигурантами основного дела могут стать бывшие и нынешние руководители ГУП «Московский метрополитен», в том числе и бывший глава предприятия Иван Беседин, а также его заместители. Главная версия следствия — неисправность стрелочного перевода, который устанавливали и за который отвечали Башкатов, Круглов, Трофимов и Гордов. Однако именно руководитель метрополитена утверждает места, где должны быть установлены стрелки, а также ограничения скорости и движения на опасных участках подземки. Кроме того, руководство метро утверждает меры безопасности на опасных участках. Качество проведенных работ по установке стрелочного перевода также должны были проверить не только мастера, обходчики, но и сотрудники ревизионного аппарата метрополитена по безопасности движения, который подчиняется только руководителю метро.

Фигуранты основного дела могут оказаться и среди подрядчиков Московского метрополитена, в том числе и в компании «Ингеоком». Именно она проводила реконструкцию Арбатско-Покровской линии, где и произошла трагедия. По данным источника в СКР, в компании проводились обыски в рамках этого дела, однако до конкретных обвиняемых дело так и не дошло. 

Следствие также «примеряло» к делу производителей злополучного стрелочного перевода. До сих пор непонятно, на каком этапе на стрелке появилась тонкая проволока, которая разорвалась, в результате чего перевод самопроизвольно направил поезд в тупик.  

По словам экспертов, большинство резонансных уголовных дел существуют в виде основного дела и второстепенных. Эта технология дает следствию ряд преимуществ.

— По одному и тому же преступлению нельзя возбудить дело дважды, поэтому основное дело расследуется до тех пор, пока не будет установлен весь круг виновных, — рассказал «Известиям» один из сотрудников Генпрокуратуры. — Уголовно-процессуальный кодекс позволяет выделять из дела эпизоды, расследование по которым завершено, и направлять их в суд. Вместе с последним человеком в суд уйдет и основное дело. 

По его словам, даже если по сложным и многоэпизодным делам формально все обвиняемые выявлены и задержаны, следователи стараются для подстраховки не закрывать основное дело. 

— В любом деле есть посредники, пособники, а уже осужденные люди в силу различных причин вдруг могут «вспомнить» о новых эпизодах и причастных к делу людях, поэтому лучше держать основное дело под рукой с формулировкой «против неустановленных лиц», чтобы продолжать следствие, — пояснил он. — Кроме того, в деле нет имен, поэтому к нему можно «примерять» любых людей. 

По его словам, наличие основного дела помогает и успокоить общественность. 

— Если в суд будут переданы явные пешки и поднимется общественный резонанс, общественность всегда можно успокоить тем, что основное уголовное дело расследуется и в нем могут появиться новые высокопоставленные обвиняемые, — отметил собеседник «Известий».

Напомним, что в России до сих пор расследуются целая серия резонансных преступлений, в которых осталось только основное дело. В некогда нашумевшем «игорном деле» о коррупции в прокуратуре Московской области сейчас не осталось ни одного обвиняемого, однако расследование по нему продолжается. К таким примерам относится и дело «Оборонсервиса» — пока судят экс-главу департамента имущественных отношений Минобороны Евгению Васильеву и других обвиняемых, следователи продолжают расследование основного дела.  

Известия // понедельник, 19 января 2015 года

Дело о трагедии в метрополитене раздвоилось

Дело о трагедии в метрополитене раздвоилось Четверо обвиняемых рядовых сотрудников вскоре предстанут перед судом, однако новыми фигурантами могут стать бывшие и действующие руководители Московского метрополитена

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Московское метро»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке