Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
1 октября
2016 года

Квоту на наркотики для лечения крупных животных просят увеличить

Из-за строгости российского законодательства слоны и бегемоты в зоопарках не могут получить обезболивающее

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Министерство сельского хозяйства РФ проведет заседание рабочей группы по ветеринарии, где обсудит возможность ввоза в Россию сильнодействующего наркотического средства карфентанил. Об этом «Известиям» рассказала заместитель руководителя департамента ветеринарии Минсельхоза России Полина Смышляева. Ранее с такой просьбой в министерство обратилась Ассоциация ветеринаров. Организация выразила обеспокоенность тем, что в России нет обезболивающих, подходящих для слонов, бегемотов и других крупных животных. Разрешенные наркотические средства им не подходят — в результате звери страдают от сильной боли при проведении лечебных процедур. 

Как утверждают ветеринары, разрешенный препарат кетамин может использоваться как анальгетик для сравнительно небольших животных.

— Этот препарат применяется при лечении собак, кошек, лошадей, — сказала Смышляева. — Животным большего размера требуется, по словам ветеринаров, такой препарат, как карфентанил. Его производят в США, и экспорт его в Европу разрешен. Теперь стоит вопрос о его применении в России. Нужно разработать критерии ввоза наркотического средства, лицензировать его, внести изменения в законодательство. Поэтому на следующей встрече рабочей группы мы совместно с Минпромторгом и Минздравом обсудим этот вопрос. 

На ввоз и использование медицинских наркотических средств, как пояснила Смышляева, устанавливается квота.

Глава Ассоциации ветеринаров Дмитрий Дмитриев рассказал, что квота на карфентанил — 50 мг, а выпускается он во флаконах по 100 мг. Это значит, что закупить его физически невозможно. Поэтому ветеринары просят увеличить квоту.

— Нужно подсчитать, сколько у нас в России содержится слонов (по нашей информации, их около 20), сколько бегемотов, жирафов, зубров и таким образом определить количество препарата для ввоза, — сказал Дмитриев. — Для одного слона нужно около 100 мг карфентанила. Сильнодействующие наркотики удобны тем, что для усыпления одного животного нужна совсем небольшая инъекция. Глупо думать, что кетамин может их заменить, ведь для слона его может потребоваться несколько литров и животное просто не даст препарат в себя «влить».

Дмитриев обратил внимание на то, что использование карфентанила необходимо в редких случаях.

— Обычные ветеринары не должны получать его: тех, кто работает с дикими большими животными в России, меньше, чем гонщиков «Формулы-1», — говорит Дмитриев. — Если экспорт карфентанила из США в другие страны будет прекращен, то мы должны иметь запасы для российских животных.

Также ветеринар добавил, что, согласно Федеральному закону № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств», ввоз не зарегистрированного в РФ лекарственного средства возможен, если это требуется для лечения отдельного животного, но получение разрешительных документов — очень длительная бюрократическая процедура.

— Несколько лет назад в одном из российских зоопарков умирала от боли в зубе бегемотиха, но мы не смогли ей помочь, — рассказывает Дмитриев. — Ветеринар из Германии был готов приехать с медикаментами в Россию для ее лечения и просил помощи у нашей ассоциации, чтобы его с лекарствами не остановили на границе, но мы только развели руками. 

Дмитриев рассказал, что ранее организация дважды обращалась в Федеральную службу Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) с просьбой разрешить эторфин — другой наркотический препарат, который может применяться для лечения крупных зверей.

— Бегемоты, жирафы, слоны весят несколько тонн, и чтобы сделать им наркоз, нужны сильнодействующие наркотики — это эторфин, карфентанил, — говорит Дмитриев. — Мы дважды просили перевести первое средство из списка препаратов, которые запрещены в России, в список лекарств, которые можно использовать в лечении. Но нам отказали (документы есть в распоряжении «Известий»).

Согласно постановлению правительства РФ № 681, эторфин входит в список полностью запрещенных к ввозу наркотических веществ. 

— Его приравнивают к героину и кокаину, однако в ЮАР, США, некоторых странах Европы его для лечения животных используют, — сказал Дмитриев. — В прошлый раз в ФСКН нам заявили, что эторфин перенести в список разрешенных в ветеринарии нельзя, потому что в Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года он назван особо опасным наркотиком. 

Главный ветеринар Московского зоопарка Михаил Альшинецкий подтвердил, что карфентанил необходим для животных столичного зоосада.

- Препараты, которыми мы сегодня располагаем, опасны для слонов, антилоп, бегемотов – анестезия неадостаточная. Животные не засыпают и могут во время лечения ранить себя и окружающих, - говорит Альшинецкий. – А если использовать большие дозы разрешенных сейчас препаратов, чтобы животные все-таки заснули, то это может привести к гибели зверей.

В Калининградском зоопарке, где содержатся три жирафа, два бегемота и одна слониха, согласны с московскими коллегами.

— Наши крупные животные здоровы и никогда не болели, однако если с ними что-то случится, обездвижить мы их никак не сможем, — сказали в пресс-службе. — Будем обзванивать другие зоопарки, куда-то обращаться — это всё, что мы можем сделать. Обидно, что в двух часах езды от нашего зоопарка, в Литве, ветеринары могут использовать карфентанил, а мы нет. У нас есть только золетил и ксила, которые предназначены для кошек и собак, и нам ничего не остается, кроме как использовать их для более крупных животных, увеличивая дозировку. 

В свою очередь, заместитель директора Ивановского зоопарка Максим Козлов отметил, что для некоторых крупных животных вполне достаточно разрешенных препаратов.

— Самые большие звери в нашем зоопарке — зубры и олени, однако мы их, если появляется потребность в этом, обездвиживаем с помощью большой дозы золетила, — говорит Козлов. — Инъекция одна, просто препарата вводим много. Животные сейчас здоровы, но нередко кому-то из них нужна транспортировка (например, в другой вольер), и нам приходится зверей усыплять. 

Заведующая отделом орнитологии и акватеррариума Алена Горюшкина отметила, что широко используемый в ветеринарии препарат золетил подходит также для того, чтобы сделать наркоз крупным медведям.

Председатель президиума Национальной антинаркотической ассамблеи, генерал-лейтенант полиции в отставке Александр Михайлов уверен, что в Россию карфентанил нужно завозить в достаточном количестве, чтобы обеспечить сохранность диких животных.

— Квоту нужно увеличить, если от нее зависит чья-то жизнь, — сказал Михайлов. — Почему-то в такой ситуации чиновники обычно больше думают не о тех людях, животных, которые страдают от боли и которым нужны обезболивающие, а о тех преступниках, которые могут на этом нажиться, — говорит Михайлов.

Он также напомнил, что раньше проблемы часто возникали и с использованием разрешенного сегодня кетамина.

— Ранее его вычеркнули из списка разрешенных в ветеринарии препаратов, потому что боялись, что им будут пользоваться наркоманы, — сказал Михайлов. — В действительности «кетаминовых» наркоманов в России были единицы, а животные мучились. Кетамин был необходим животным, и ветеринары, несмотря на запреты и риск оказаться за решеткой, продолжали обезболивать им зверей. 

Михайлов считает, что запрет на работу ветеринаров с наркотическими веществами приносит больше вреда, чем пользы.

— Не надо думать, что наркоман, пользовавшийся карфентанилом, перестанет быть зависимым, если препарат исчезнет. Он перейдет на другой наркотик, — сказал Михайлов. — Надо думать о тех, кто страдает, в том числе и о животных.

Известия // четверг, 19 февраля 2015 года

Квоту на наркотики для лечения крупных животных просят увеличить

Квоту на наркотики для лечения крупных животных просят увеличить Из-за строгости российского законодательства слоны и бегемоты в зоопарках не могут получить обезболивающее

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке