Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
29 мая
2016 года

В Думе предлагают разрешить использовать оружие для любой самообороны

Депутат намерен внести ясность в Уголовный кодекс, допускающий использование оружия лишь в исключительном случае

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Анатолий Белясов

Депутат Госдумы Алексей Журавлев намерен внести в Госдуму законопроект с поправками в ст. 37 Уголовного кодекса Российской Федерации, разрешающую применение оружия для самообороны. Как считает парламентарий, несмотря на существование федерального закона «Об оружии», где такая самооборона допускается, эта норма не работает, а Уголовный кодекс разрешает использование оружия лишь в случаях, связанных с защитой собственной жизни. Журавлева готовы поддержать во фракциях ЛДПР, КПРФ и «Справедливой России». В «Единой России» несостыковки законодательства признают, однако предлагают соотнести соразмерность самообороны с уровнем нападения и предусмотреть в зависимости от этого уровень ответственности. 

Законопроект предполагает изменение ст. 37 «Необходимая оборона» УК РФ в части 2.1. Депутат предлагает изложить ее в следующей редакции:

«2.1. Не является превышением пределов необходимой обороны применение оружия самообороны, огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, указанного в пунктах 1, 2 и 3 части второй статьи 3 Федерального закона от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ «Об оружии» для защиты жизни, здоровья и собственности, а также иные действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства или по иным причинам не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения».

В настоящее время в этой части статьи указаний на оружие нет («2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения»).

— В соответствии с федеральным законом № 150-ФЗ «Об оружии» граждане России могут применять имеющееся у них оружие для защиты жизни, здоровья и собственности в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. Однако несмотря на этот закон, применение оружия даже при защите жизни, не говоря уже о защите здоровья и собственности, зачастую становится поводом для обвинения оборонявшегося лица в превышении пределов необходимой обороны, поскольку очевидные последствия успешного применения оружия, как правило, могут создавать угрозу жизни или здоровью нападавшего и зачастую расцениваются судом как умышленные действия, — поясняет Алексей Журавлев. 

По его словам, в то же время в ст. 37 Уголовного кодекса РФ вообще не упоминаются случаи защиты здоровья или собственности с использованием оружия самообороны без наличия угрозы жизни обороняющегося лица. Хотя по законодательству граждане России имеют право приобретать гладкоствольное длинноствольное оружие, в том числе охотничье и спортивное, в целях самообороны без права ношения.

— То есть, несмотря на наличие оружия самообороны, применить его правомерно не представляется возможным, за исключением случаев, когда такая защита будет сопряжена с защитой собственной жизни. Правоприменительная практика дел, связанных с необходимой обороной, неоднородна, но в большинстве случаев количество оправдательных приговоров невелико и находится на уровне нескольких процентов, — поясняет парламентарий. 

По данным судебной статистики, 9 из 10 судебных приговоров сегодня выносятся не в пользу гражданина, применившего оружие для самообороны. 

Кроме того, отмечает Журавлев, действующая редакция ч. 2.1 ст. 37 Уголовного кодекса допускает неверную степень оценки и характера опасности нападения лишь в случае неожиданности посягательства. 

— Неожиданность, безусловно, справедливый, но далеко не единственный аргумент, претендующий на обстоятельство, исключающее верную оценку ситуации и опасности нападения. Среди иных обстоятельств, равных по значимости с названным, можно указать такие как: многочисленность нападающих, их неадекватное поведение, состояние аффекта обороняющегося, проникновение в жилище обороняющегося лица и многие другие, — отмечает депутат, предлагая внести изменения в ст. 37 УК, которые уточнят случаи, при которых применение оружия самообороны не может считаться превышением пределов необходимой обороны, а также расширить перечень обстоятельств, допускающих неверную оценку степени и характера опасности нападения.

Отметим, что в прошлом году инициатива «Мой дом — моя крепость», предусматривающая право на защиту гражданина в границах собственного жилища, собрала 100 тыс. подписей на государственном портале «Российская общественная инициатива», получив также поддержку со стороны федеральной экспертной рабочей группы министра Михаила Абызова. В октябре прошлого года о желании разработать подобный законопроект заявил вице-спикер Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев, однако, как пояснил он «Известиям», документ до сих пор не внесен.

— Вопрос очень серьезный, поэтому он находится на проработке у юристов, но, естественно, мы во фракции эту инициативу поддерживаем, так как считаем ее актуальной и своевременной. Гражданин должен иметь право защитить свое жилище, защитить себя и свою семью, — говорит Игорь Лебедев, отмечая, что сама проблема обсуждается в России давно и имеет как сторонников, так и противников. 

— Но мы считаем, что доктрина, которая работает в США, — «мой дом — моя крепость» — имеет право на существование и с точки зрения сокращения правонарушений, связанных с нападением на дома граждан, – считает парламентарий.

— Инициатива Журавлева, на мой взгляд, целесообразна, я буду рекомендовать поддержать ее фракции «Справедливая Россия», когда дойдет очередь до ее рассмотрения на пленарном заседании Госдумы. Действительно, понятие самообороны размыто, — полагает зампред комитета Госдумы по безопасности Дмитрий Горовцов.

По его словам, УК необходимо синхронизировать с федеральным законом «Об оружии».

— Лично мне известно много случаев, когда человек защищался, использовав оружие, но потом сам оказывался виноватым, — говорит Горовцов. 

— Наверное, это предложение разумно. Так как грань термина «самооборона» размыта: доказать, когда человек использовал оружие для самозащиты или в обратную сторону, бывает очень сложно. На мой взгляд, чтобы двойного толкования не было, такое уточнение просто необходимо, — согласен с коллегой зампред комитета по обороне Госдумы от КПРФ Олег Денисенко.

Экс-заместитель генерального прокурора РФ, экс-прокурор Тюменской области, а ныне зампред комитета Госдумы по безопасности от «Единой России» Эрнест Валеев предлагает коллегам подойти к вопросу с осторожностью, чтобы не допустить перегиба ситуации в другую сторону. 

— Если говорить о необходимости совершенствования института самообороны в уголовном законодательстве, то такая проблема, видимо, все-таки существует, раз время от времени возникают вопросы к судебным приговорам, когда суды осуждают за превышение пределов необходимой самообороны. Но в то же время возможность применения оружия для отражения посягательства на собственность ставит вопрос о соразмерности защиты от нападения. К примеру, получается, что за кражу яблок мальчишкой из сада тоже можно будет расстрелять, — рассуждает парламентарий. 

По его словам, нужно обязательно говорить не только о расширении права на самооборону, но и о ее соразмерности с нападением. 

Известия // вторник, 17 марта 2015 года

В Думе предлагают разрешить использовать оружие для любой самообороны

В Думе предлагают разрешить использовать оружие для любой самообороныДепутат намерен внести ясность в Уголовный кодекс, допускающий использование оружия лишь в исключительном случае

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Оружие для граждан»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке