Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
28 мая
2016 года

К 2030 году Россия удвоит число буровых платформ

Нефтяники и эксперты не так оптимистичны, как Минэнерго: высокая себестоимость, низкая цена на нефть и отсутствие своих технологий заставляют компании сокращать инвестиции в разработку

Фото: ИЗВЕСТИЯ

Российские и азиатские судостроительные заводы, несмотря на сложное положение нефтяных компаний и низкие цены на нефть, будут наращивать выпуск передвижных буровых платформ — к 2030 году на шельфе России их суммарное количество удвоится и составит порядка 30. Об этом «Известиям» рассказал заместитель министра энергетики РФ Кирилл Молодцов.

— Только до 2020 года эти платформы вкупе с новыми в рамках текущих обязательств должны будут реализовать порядка 100 проектов по бурению разведочного и эксплуатационного характера, — говорит Молодцов.

Сейчас на шельфе работают 15 буровых платформ: восемь стационарных добычных (способны и бурить, и качать) и семь платформ-судов (мобильные платформы, способные бурить скважины, но не закрепляться на них — далее необходимо организовать подводную добычу или построить стационарную платформу). По словам замминистра, в настоящее время общее число взятых на себя компаниями лицензионных обязательств по работе в акваториях РФ с помощью буровых платформ составляет как раз 30.

Как отметил собеседник, российские судостроительные заводы выполняют заказы для «Газпрома» (в целом имеется 68 лицензий на шельфе), «Роснефти» (48 шельфовых лицензий, большая часть — в Арктике), а также «Лукойла» (10 лицензий, все на Каспийском море) и «Газпром нефти» (5 лицензий на шельфе, из них реализуется одна, это известная платформа «Приразломная», она привлекала внимание Greenpeace).

О планах на новые платформы в «Лукойле», «Роснефти» и «Газпроме» и «Газпром нефти» рассказать «Известиям» затруднились, сославшись на конфиденциальность и пока неизвестные результаты геологоразведки.

Из семи буровых платформ-судов пять принадлежат ООО «Газфлоту», дочерней структуре «Газпрома», еще две буровые установки находятся в собственности у ОАО «Арктикморнефтегазразведка» (дочка «Зарубежнефти», выполняет заказы на бурение), пояснил замдиректора Института нефти и газа РАН Василий Богоявленский. Что касается стационарных платформ, больше всего их на сахалинском шельфе (платформы «Моликпак», «Пильтун-Астохская-Б» и «Лунская-А» работают на подконтрольного «Газпрому» оператора проекта Сахалин-2 Sakhalin Energy, платформы «Беркут» и «Орлан» добывают на проекте «Роснефти» «Сахалин-1»), еще две — каспийская ЛСП-2 и D-6 на Кравцовском месторождении Балтийского моря — принадлежат «Лукойлу», последняя — «Приразломная» в Печорском море («Газпром нефть»).

Тем не менее большинство платформ называть отечественными некорректно, так как их верхняя часть имеет иностранную «начинку» (системы управления и контроля бурения), замечает Богоявленский — речь идет как о буровых, так и добычных платформах.

— Например, верхнее строение крупнейшей платформы «Беркут» на месторождении Аруктун-Даги (проект «Сахалин-1») сделано в Южной Корее силами Samsung Heavy Industries, платформа «Орлан» на месторождении Чайво сделана в Японии и поставлена на основание, изготовленное в России, платформа «Приразломная» представляет собой буровой и технический модули, срезанные со списанной в Норвегии платформы Hutton и смонтированные с основанием, изготовленным на северодвинском «Севмаше», — поясняет директор Института энергетической политики Владимир Милов. — Верхние строения платформ «Лунская-А» и «Пильтун-Астохская-Б» также были сделаны в Южной Корее, платформа «Моликпак» и вовсе была переброшена на Сахалин с канадского шельфа.

По оценкам источника в «Газпроме», строительство одной платформы при стабильном финансировании занимает от 2 до 4 лет, стоимость строительства одной платформы варьируется от $0,3 до $1 млрд (в зависимости от заявленной мощности добычи). Большую часть заказов на компоненты для буровых платформ получают заводы в Южной Корее, то есть значительная финансовая доля от заказов пойдет за рубеж, а низкотехнологичные составляющие производят Выборгский судостроительный завод и завод «Звезда», оба входят в Объединенную судостроительную корпорацию (ОСК). Представители заводов и ОСК не ответили на запрос «Известий».

Невозможность замещения иностранных технологий признают и в Минпромторге. Несмотря на активные действия Минэнерго и Минпромторга в отношении замещения иностранных технологий (в середине июня главы «Роснефти», «Газпрома», НОВАТЭКа, Газпромбанка и «Совкомфлота» подписали соглашение о создании СП по строительству и проектированию судов, буровых платформ и морской техники на базе Дальневосточного центра судостроения и судоремонта), Россия еще не скоро сможет отказаться от азиатских верфей. В отсутствие технологий и высокой себестоимости на замещенные технологии (их цена выше в среднем на 40%, говорит собеседник из Минэнерго, в Минпромторге связывают дороговизну с низкой законтрактованностью предприятий) развитие всей цепочки сборки таких платформ маловероятно в ближайшие несколько лет, считает директор департамента металлургии и тяжелого машиностроения Минпромторга Алексей Михеев.

По его словам, разработка отечественных шельфовых технологий пока не началась, хотя и предусмотрена в Федеральной целевой программе «Развитие гражданской морской техники» на базе предприятий ОСК.

Известия // среда, 18 марта 2015 года

К 2030 году Россия удвоит число буровых платформ

К 2030 году Россия удвоит число буровых платформНефтяники и эксперты не так оптимистичны, как Минэнерго: высокая себестоимость, низкая цена на нефть и отсутствие своих технологий заставляют компании сокращать инвестиции в разработку

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Нефть»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке