Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
31 июля
2016 года

Омбудсмену дадут право помилования должников

Финансовый омбудсмен получит право выдавать заемщикам с долгом менее 500 тыс. рублей документ о реструктуризации, обязательный для банков. Сейчас вопрос, идти ли на уступки клиенту, банки решают сами

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

По информации «Известий», граждане, чей суммарный долг перед банками меньше 500 тыс. рублей, смогут добиться его реструктуризации (отсрочки или других лояльных условий погашения долга) по решению финансового уполномоченного. Это решение будет обязательно для банка. Такие поправки ко второму чтению законопроекта «О финансовом уполномоченном» (состоится в весеннюю сессию) внесет правительство, в их разработке принимали участие Минфин, Ассоциация российских банков, а также Павел Медведев — он сейчас работает как финансовый омбудсмен на общественных началах при Ассоциации российских банков.

Сейчас банки самостоятельно решают, проводить реструктуризацию долга или нет, анализируя платежеспособность и добросовестность каждого конкретного клиента. Если поправки будут приняты, банки лишатся этой возможности — решения финансового уполномоченного по поводу реструктуризации будет обязательным для всех банков вне зависимости от того, присоединятся они к институту финансового уполномоченного или нет (сейчас присоединились три десятка банков).

Медведев поясняет, что решения финомбудсменом по заявлениям должников должны приниматься исходя из того, сможет ли обратившийся в принципе выплачивать долг.

— По закону «О банкротстве физлиц» [заработает 1 июля 2015 года] при сумме долга свыше 500 тыс. рублей гражданин должен подать заявление о признании себя банкротом, — объясняет логику внесения изменений в законодательство Медведев. — Или соответствующее заявление о банкротстве клиента должен подать банк — если гражданин этого не сделал. Если человек признан банкротом, всё его имущество продается (кроме единственного имущества; например, не может быть продано единственное жилье клиента, но квартира при этом должна быть не в ипотеке), полученная от продажи сумма распределяется между кредиторами, человек не может выезжать за границу 5 лет. У тех, чья задолженность меньше 500 тыс. рублей, к сожалению, никакой надежды нет.

По словам Медведева, сейчас при решении вопросов о реструктуризации он главным образом руководствуется справками заемщиков о доходах. Собеседник рассказал, как наблюдал рост закредированности россиян:

— Я пытаюсь им помочь, но, к сожалению, всё с меньшей эффективностью. Было проще, когда я только начинал заниматься реструктуризацией розничных долгов, то есть 2 года назад. Как правило, тогда ко мне с этой проблемой обращались граждане, у которых был только один банк-кредитор. То есть они могли иметь один и более кредитов, но в одном банке. Рост закредитованности населения сейчас — результат того, что граждане берут всё больше кредитов в разных банках. Ни один из этих банков не хочет смягчить для должника условия выплаты задолженности, ведь есть вероятность, что высвободившиеся средства заемщик понесет банку-конкуренту также в счет погашения кредита. Поэтому реструктурировать долги стало всё сложнее. Моя эффективность падает катастрофически. Первые 2 года эффективность была 50%, в третий год — 30%, в четвертый — уже 19%. Сейчас 15% розничных кредитов обслуживаются плохо (просрочка по ним свыше 90 дней). Если бы кризиса не было, это еще куда ни шло, но сейчас кризис, и ситуация катастрофическая. Если люди не будут платить по долгам, можно ожидать коллапса банковской системы — просто возникнет эффект домино, когда банки захлестнет волна невозвратов и, соответственно, убытков.

Как сообщил «Известиям» Медведев, в Банке России поддержали поправки. В ЦБ не стали отрицать этого, а лишь сообщили о значимости будущего закона.

— Мы надеемся на создание института финансового уполномоченного, — подтвердил зампред Банка России Александр Торшин. — Финансовый омбудсмен крайне необходим.

Законопроект о финансовом уполномоченном был принят в первом чтении в июле 2014 года. После того как он станет законом, в России будет как минимум два финансовых уполномоченных (в документе прописано, что если один не может по каким-то причинам исполнять свои обязанности, его должен заменить другой). Назначать финомбудсмена будет особый совет (в него войдут представители ЦБ, правительства, объединений банков, страховщиков, защитников прав потребителей). Функционал финансового уполномоченного включает досудебное рассмотрение споров банков и страховщиков с клиентами. В сфере банковской деятельности омбудсмен будет рассматривать споры, сумма которых не превышает 500 тыс. рублей, в сфере страховой деятельности — 100 тыс. рублей. Поручение подготовить соответствующий законопроект еще в марте 2012 года дал премьер-министр Дмитрий Медведев в связи с резким увеличением числа заемщиков, которые испытывают трудности в погашении кредита. Изначально его планировалось внести в правительство еще в августе 2012 года, но его разработку Минфин завершил только к декабрю того же года. Окончательный проект закона Минфин представил весной 2014-го.

По данным ЦБ, на 1 февраля 2015 года размер ссуд с просроченными платежами свыше 90 дней за месяц вырос на 5%, до 911 млрд рублей (это 8,4% от суммы кредитов, выданных физлицам). Достижение планки в 1 трлн — вопрос ближайших месяцев. Большая часть из просроченных кредитов — необеспеченные, на них, по данным ЦБ, приходится 3/4 новых не возвращенных в срок долгов. Объем созданных банками резервов по ссудам с просрочкой «90+» к концу января составил 772,7 млрд рублей (всего по розничным ссудам — 990,9 млрд). Банки вряд ли вернут большую часть этих денег: средняя возвратность долгов от 90 дней — всего 5–7%, и этот показатель будет снижаться в кризис. По данным Росстата, реальные располагаемые денежные доходы населения в январе упали на 0,8% по сравнению с январем 2014 года после снижения на 6,2% в декабре и 3,9% — в ноябре.

Председатель Союза потребителей финансовых услуг Игорь Костиков позитивно оценивает создание в стране института финансового уполномоченного и то, что этот институт будет иметь реальную возможность подталкивать коммерческие банки к реструктурированию розничных кредитов.

— К сожалению, сегодня банки, действительно, с большой неохотой идут на реструктуризацию и нередко предпочитают продавать долги коллекторам, — сетует Костиков. — Для эффективной реализации новации нужно создавать штат финуполномоченного по всей стране. В России более 30 млн заемщиков, и у абсолютного большинства из них задолженность менее 500 тыс. рублей. Сейчас непонятно: если даже 1% из них захочет провести реструктуризацию, сможет ли новая структура обработать 300 тыс. заявок.

Зампредседателя комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Виктор Климов отметил, что «в отличие от персонального банкротства институт финомбудсмена имеет принципиально иную задачу — это не оценка платежеспособности клиента, а досудебное урегулирование споров».

— Необходимо отличать одно от другого! Для финомбудсмена ключевой критерий — это наличие нарушения прав потребителя финансовых услуг. Если нарушение имело место быть, то банк оспорить решение финомбудсмена не сможет, в отличие от клиента, и это мировая практика. Функции институтов омбудсмена и управляющего не должны конкурировать, потому что это разные истории, — добавил депутат.

В банках тоже негодуют.

— Банки в первую очередь заинтересованы в том, чтобы их клиенты исполняли свои обязательства по кредитам, — комментирует директор департамента разработки розничных продуктов Бинбанка Антон Маслий. — Не думаю, что какой-либо банк будет собственноручно создавать для клиента дефолтную ситуацию, когда есть иные способы решения вопроса. Это всё равно что пилить сук, на котором сидишь. Если клиент столкнулся с определенными финансовыми затруднениями, реструктуризация — один из способов выхода из этой ситуации. Банки и так используют этот механизм, а вмешательство в этот вопрос финансового уполномоченного считаем нецелесообразным. Такие решения должны приниматься бизнесом, нужно ориентироваться на рыночные механизмы.

Предправления Банка расчетов и сбережений Олег Барановский вовсе назвал законопроект издевательством.

— То есть пусть банки страдают от безалаберности или недальновидности заемщиков, верно? — недоволен Барановский. — А почему в таком случае дисциплинированные и ответственные заемщики должны платить и проценты, и основной долг, а бездельники, лоботрясы, жулики или просто непредусмотрительные граждане имеют право как угодно перестраивать свои взаимоотношения с банком? Мы же понимаем, что финансовый уполномоченный будет занимать сторону «несчастного, обманутого и обиженного заемщика». В общем, идея не просто ненужная и неразумная, а даже вредная.

Начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий говорит, что в масштабах крупного розничного банка массовая реструктуризация может привести к оттоку ликвидности в десятки миллиардов рублей.

— Банк рассчитывает на определенный денежный поток от заемщиков, а этот поток отодвигается, скажем, на год, — поясняет Осадчий. — Между тем по своим обязательствам банк обязан платить в полном объеме и без каких-либо отсрочек. Реструктуризация приведет к росту резервов и тем самым к убыткам банков. Чтобы избежать этого, ЦБ необходимо изменить инструкцию 254-П, определяющую порядок формирования резервов по ссудам: банки не должны создавать дополнительные резервы по ссудам, реструктурированным подобным образом.

По мнению президента коллекторской компании «Секвойя кредит консолидейшн» Елены Докучаевой, важно предоставлять такую возможность не всем желающим.

— Существуют методики, которые позволяют определить, насколько эффективной будет предложение реструктуризации и не окажется ли заемщик снова в должниках уже через месяц-два после предоставления ему такой возможности, — отметила Докучаева.

Юрист компании «Юков и партнеры» Рустам Батыров уверен, что придание обязательного характера решениям финуполномоченного повысит защиту клиентов банков, не желающих реструктурировать кредит и снизит нагрузку на суды. Банкиры с этим не согласны. Они подчеркивают, что предлагаемый механизм не запрещает банкам оспаривать решения омбудсмена о реструктуризации в судах.

— В случае несогласия с решением финуполномоченного вопрос будет решаться через суд, несмотря на материальные и временные затраты, — заявили представители нескольких крупных банков. — Дело в том, что банк заинтересован, чтобы судебная практика сложилась в его пользу, это будет ему подспорьем в конфликтах по поводу крупных сумм (например, 499 тыс. рублей).

Как отметил адвокат Олег Никуленко, практически в каждом кредитном договоре есть пункт, согласно которому изменения в договор вносятся по соглашению сторон.

— Таким образом, императивность готовящейся нормы о реструктуризации долга лишает банк как сторону договора права на мнение по изменению его условий. Складывается ситуация, когда клиент в одностороннем порядке может отказаться от своих обязательств, что существенно ущемляет интересы банка как юрлица, чья деятельность направлена на извлечение прибыли. Своевременно возвращенные денежные средства банки могли бы выдать новым платежеспособным клиентам и на более выгодных условиях. Данные изменения — еще одна лазейка, чтобы не гасить кредиты, — считает Никуленко.

Известия // четверг, 19 марта 2015 года

Омбудсмену дадут право помилования должников

Омбудсмену дадут право помилования должниковФинансовый омбудсмен получит право выдавать заемщикам с долгом менее 500 тыс. рублей документ о реструктуризации, обязательный для банков. Сейчас вопрос, идти ли на уступки клиенту, банки решают сами

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Кредиты»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке