Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
29 сентября
2016 года

Центробанк заставил микрофинансистов раскрывать владельцев

Письмо об этом Центробанк разослал на прошлой неделе участникам микрофинансового рынка

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Микрофинансовые организации (МФО) должны публично раскрывать сведения об акционерах и бенефициарах. В противном случае они не смогут работать на рынке — Центробанк не станет вносить в реестр МФО. Письмо об этом Центробанк разослал на прошлой неделе участникам микрофинансового рынка (есть у «Известий»). Аналогичные требования ЦБ предъявляет к банкам, они должны раскрывать структуру собственности на сайте регулятора или на собственном сайте.

Как пояснил «Известиям» директор саморегулируемой организации «МиР» (включает 80 крупных МФО) Андрей Паранич, по закону о микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях «лица, прямо или косвенно распоряжающиеся 10% и более МФО, должны уведомлять об этом регулятора». 4 марта 2015 года ЦБ выпустил указание, по которому собственники МФО вплоть до конечных бенефициаров-физлиц должны будут предоставлять в Банк России документы, подтверждающие их права на долю в МФО. Письмо ЦБ выпущено в рамках этого указания. Ранее такой обязанности раскрывать структуру уставного капитала у МФО не было, и поэтому никто из участников рынка этого не делал. По данным на 13 марта 2015 года, в госреестре МФО 6335 компаний, но Паранич оценил число действующих участников рынка в чуть больше 4 тыс. компаний.

По словам Паранича, новые требования ЦБ к МФО обусловлены тем, что регулятор постепенно усиливает внимание к происхождению капитала участников финансовых рынков. По его прогнозам, ЦБ начнет применять меры к МФО, которые откажутся огласить структуру собственности, примерно через два месяца.

— ЦБ на встречах с представителями микрофинансового рынка четко дал понять, что будет проявлять повышенное внимание к происхождению капитала МФО (это должны быть чистые деньги, а не полученные преступным путем; на чистоту средств как раз указывает личность акционера/бенефициара), деловой репутации руководителей компаний (они не должны иметь судимостей, не должны быть уличены в преднамеренном банкротстве МФО ранее, а также уклонении от уплаты налогов), а также квалификации глав МФО (у них должны быть приемлемое образование и опыт работы в сфере), — рассказал Паранич. — Все эти требования уже применяются к банкам. Теперь они будут распространены на более мелких участников финрынка — МФО. ЦБ борется с сомнительными операциями в рамках антиотмывочного закона 115-ФЗ. Непосредственно через МФО сомнительные операции не проводятся — компании в силу своего размера и ограниченного функционала (могут только принимать вклады на сумму не менее 1,5 млн рублей и выдавать займы) не являются активными участниками незаконных схем. Однако МФО могут являться звеньями в цепочке сомнительных операций, главными участниками которой, конечно, выступают банки. МФО в данном случае — стартовая площадка для проведения незаконной схемы, ведь средства для проведения незаконных операций можно получить не только в банке, но в МФО в виде займа. Иногда для незаконных операций используются счета МФО, открытые в банках.

Паранич говорит, что нечего бояться примерно половине МФО.

— Более чем у 50% МФО капитал чистый, а акционеры/бенефициары компании являются их гендиректор, — говорит Паранич. — Для добросовестных МФО раскрыть структуру собственности неограниченному кругу лиц не составит труда.

— Для добросовестных МФО раскрытие структуры акционерного капитала — нормальная практика, — согласен главный исполнительный директор МФО «Домашние деньги» Андрей Бахвалов. — Введение данной практики корпоративного управления должно привести к очищению сектора и отношения к МФО как к полноценным игрокам финансового рынка. Инициатива позволит исключить с рынка тех, кто негативно влияет на имидж сектора.

Гендиректор МФО MoneyMan Борис Батин напомнил, что в конце 2014 года был принят антиофшорный закон, который установил механизм налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний (КИК) и доходов иностранных организаций. Закон обязывает российских резидентов уплачивать налоги с прибыли их иностранных активов. Требование ЦБ о раскрытии бенефициаров поспособствует более эффективному контролю налогообложения российских граждан-бенефициаров, добавил Батин.

Первый вице-президент «Опоры России», председатель совета директоров «Объединенной Микрофинансовой корпорации» Павел Сигал говорит, что если микрофинансовые организации в итоге уподобят банкам, если требования ЦБ к ним будут такими же, как и к банкам, то рынок микрофинансирования просто умрет: микрофинансирование — это особый вид финансовых услуг, особая категория заемщиков (более незащищенная), в МФО значительно больше колебания в точности и сроках платежей граждан, нежели в банках.

— Мы умеем работать с заемщиками МФО, умеем работать с их просрочками, но если применять безоговорочно к отрасли банковские требования, это будет означать конец рынка, — уверен Сигал.

Составляющие категорийную конкуренцию банкиры, в свою очередь, считают ужесточение требований ЦБ к МФО логичным и своевременным.

— Практика борьбы с легализацией преступных доходов обкатана на банках и дает свои результаты (в том числе ценой потерь среди игроков банковского сектора), — комментирует начальник службы финансового мониторинга Бинбанка Дина Багатова. — Теперь очередь за МФО и другими субъектами закона 115-ФЗ. Вполне логично, что к МФО применяются те же требования в части выполнения требований закона об отмывании, несмотря на то, что любая микрофинансовая организация меньше, чем банк. МФО должны не только раскрывать информацию о своих бенефициарных владельцах и иметь чистые источники происхождения капитала, но и разрабатывать правила внутреннего контроля в целях борьбы с отмыванием с учетом особенностей своей структуры и характера предоставляемых услуг. Банкам регулярно приходится сталкиваться с отмыванием через финансовые организации в том числе путем предоставления заемных средств.

Начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий говорит, что МФО являются частью теневого банковского сектора.

— Непрозрачность создает благоприятные условия для отмыва, ухода от налогов и других мошеннических действий, — говорит Осадчий. — Также непрозрачность повышает риски кредиторов. Между тем крупнейшие МФО по размерам превосходят многие банки. Например, если бы лидирующее в микрофинансовом секторе ООО «Домашние деньги» было банком, то по активам на конец III квартала 2014 года эта МФО занимала бы 291-е место в банковском секторе, опережая 569 кредитных организаций. А по функциям МФО близки к банкам — привлекают и размещают займы. Так как МФО должны поддерживать норматив достаточности собственных средств, то у них, как и у банков, возникает стимул «рисовать» капитал. Поэтому намерение ЦБ отслеживать источники формирования капитала МФО вполне оправданно.

Известия // понедельник, 23 марта 2015 года

Центробанк заставил микрофинансистов раскрывать владельцев

Центробанк заставил микрофинансистов раскрывать владельцевПисьмо об этом Центробанк разослал на прошлой неделе участникам микрофинансового рынка

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Микрокредиты»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке