Новости, деловые новости - Известия
Вторник,
30 августа
2016 года

Центробанк ужесточил наказание для банков за опечатки в отчетности

За технические ошибки в отчетности в рамках исполнения антиотмывочного законодательства регулятор будет штрафовать банки и даже приостанавливать проведение ряда операций

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Центральный банк однозначно квалифицирует технические ошибки (опечатки) в отчетности банков, которые они сдают в Росфинмониторинг, как нарушение антиотмывочного закона 115-ФЗ. Об этом говорится в письме ЦБ, направленном в коммерческие кредитные организации на днях (документ есть у «Известий»). Из письма следует, что Банк России намерен штрафовать банки за подобные опечатки по ст. 74 закона «О Центральном банке». Санкции, предусмотренные этой нормой, — штраф в размере до 0,1% от минимального размера уставного капитала банка (сейчас капитал должен быть не меньше 300 млн рублей, то есть речь о штрафе в 300 тыс. рублей) или ограничение проведения банком отдельных операций на срок до 6 месяцев.

Из письма также следует, что банкиры ранее просили ЦБ не штрафовать за опечатки в отчетах в Росфинмониторинг (отчитываться нужно об операциях на сумму свыше 600 тыс. рублей и по сомнительным трансакциям). Но ЦБ, напротив, ужесточает ответственность. Банки штрафуют за опечатки в отчетах для финразведки с ноября 2011 года, но ранее размер санкций был в разы меньше. Все эти штрафы были зафиксированы в КоАПе (ст. 15.27), для банков они составляли 200–400 тыс. рублей, для их сотрудников — 30–50 тыс. Также в отношении банков могли вводить административное приостановление деятельности на срок до 60 суток. 29 декабря 2014 года принят 484-ФЗ, изменивший в том числе 115-ФЗ. По нему банки больше не могут штрафоваться по КоАПу за технические ошибки — по этой части будут действовать общие нормы ст. 74 закона о ЦБ, что и указано в свежем письме регулятора.

— Представление в Росфинмониторинг недостоверных, искаженных сведений по причине так называемой технической ошибки (неправильного заполнения поля, опечатки и описки), может повлечь за собой негативные последствия в деятельности финразведки с точки зрения невозможности идентификации операции, сообщение о которой было направлено банком, — говорится в письме ЦБ. — Следовательно, за несвоевременное представление в Росфинмониторинг сообщений по операциям, подлежащим обязательному контролю, а также за представление недостоверных сведений (в том числе в связи с техническими ошибками), а также за иные нарушения российского законодательства в области противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма (ПОД/ФТ), регулятор будет применять к банкам санкции по ст. 74 закона о ЦБ.

У банков есть специальные программы, по которым сообщения уходят в финразведку (канал взаимодействия с Росфинмониторингом). Отчеты объемные, одно сообщение может содержать свыше 200 полей. Многие документы в финразведку нельзя загрузить автоматизированно, и сотрудникам банков приходится вбивать данные вручную. По сделкам свыше 600 тыс. рублей отчет нужно отправить в течение 3 дней, по сомнительным сделкам нужно извещать Росфинмониторинг «незамедлительно». Банки оценивают степень подозрительности транзакций на основании ЦБ Положения ЦБ 262-П, также ведомство регулярно выпускает письма под грифом Т, в котором описывает схемы незаконного отмывания денег и меры по борьбе с этими нарушениями.

По словам президента Ассоциации региональных банков (АРБ) России, зампреда комитета по финансовому рынку Госдумы Анатолия Аксакова, Центробанк своим предупреждающим письмом дал банкам очередной сигнал об усилении борьбы с отмыванием денег. Регулятор активно борется с незаконными финансовыми операциями с 2013 года, когда его возглавила Эльвира Набиуллина. На тот момент объем незаконных финансовых операций, по оценкам ЦБ, составлял 1,5 трлн рублей. Сейчас, по оценкам, банкиров, этот показатель на треть меньше.

— Человеческий фактор никто не отменял, да и техника может «перегреться», — рассуждает начальник службы финансового мониторинга Бинбанка Дина Багатова. — Поэтому, если опечатка допущена в так называемых второстепенных полях передаваемых файлов, а значимые поля заполнены корректно и не возникает затруднений в идентификации операции, по которой направлено сообщение, вполне возможно снисхождение. И такое снисхождение даже необходимо, так как весьма значительную часть ежедневной отчетности приходится набивать вручную, а одно сообщение — это «всего» 274 поля. И за почти 7 лет действия Положения ЦБ № 321-П (в нем прописано, как банки должны заполнять отчеты для финразведки. — «Известия») не сделано ничего, чтобы оптимизировать структуру отчетности для Росфинмониторинга. Надежда на то, что сотрудником ЦБ при рассмотрении «всех обстоятельств дела в каждом конкретном случае» будет принято решение в пользу виновника технической ошибки, весьма призрачна. Напротив, крепнет уверенность, что в обстановке ужесточения контроля будет каждое лыко в строку.

Председатель Национального совета финансового рынка Андрей Емелин считает, что ЦБ будет применять индивидуализированный подход к банкам, прежде чем выписать им штрафы — регулятор будет более взвешенно оценивать степень вины каждого конкретного банка.

— Массовое применение санкций за опечатки — это абсурд, — уверен Емелин.

Аналитик Национального рейтингового агентства Егор Иванов считает, что ЦБ, приравняв технические ошибки к умышленному искажению подаваемой отчетности, поступил достаточно жестко по отношению к добросовестным банкам.

— Участники рынка, умышленно скрывающие/искажающие передаваемые сведения в рамках 115-ФЗ, по сути ничего не теряют и даже при увеличении штрафных санкций: нарушали и будут нарушать, — считает Иванов. — ЦБ и ранее принимал в комплексе к подобным банкам серьезные меры — вплоть до лишения лицензии (при неоднократных нарушениях антиотмывочного законодательства в течение года). Но от новации пострадают банки, не ведущие противоправной деятельности, но допускающие неточности, то есть крупные банки с большим объемом клиентских операций.

Управляющий директор компании «Инвесткафе» Иван Кабулаев считает, что ЦБ занял правильную позицию — в случае опечаток фактически невозможно автоматизировать обработку информации, а значит, и оперативно реагировать на возможные нарушения.

— К примеру, если название контрагента набрано в двух случаях по-разному, то нельзя проследить суммарные обороты по нему, а значит, и сложнее отследить подозрительные операции, — говорит Кабулаев. — Также многие банки специально ставили на поток передачу некорректной информации в финразведку, а потом оправдывались, что это опечатки.

В последнее время вовлеченность банков в сомнительные операции — основная причина отзывов лицензий. Всего за 2015 год ЦБ отозвал лицензии у 8 банков, за 2014-й — у 79 банков, за 2013-й — у 29, за 2012-й — у 19. В прошлом году ужесточен критерий «высокой вовлеченности банков в проведение сомнительных операций» — снижены квартальный порог сомнительных сделок с 5 млрд до 3 млрд рублей, а также доля сомнительных наличных операций с 5% до 4% дебетового оборота по счетам клиентов (письмо ЦБ 92-Т от 21 мая 2014 года).

Известия // четверг, 2 апреля 2015 года

Центробанк ужесточил наказание для банков за опечатки в отчетности

Центробанк ужесточил наказание для банков за опечатки в отчетностиЗа технические ошибки в отчетности в рамках исполнения антиотмывочного законодательства регулятор будет штрафовать банки и даже приостанавливать проведение ряда операций

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Банки»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке