Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
1 октября
2016 года

Следователи проверяют алиби Заура Дадаева

Главный обвиняемый в убийстве Бориса Немцова утверждает, что в день убийства политика он был на молитве в мечети на Поклонной горе, после чего вернулся домой

Фото: REUTERS/Tatyana Makeyeva

По данным «Известий», следственная бригада по делу об убийстве Бориса Немцова начала проверку алиби главного обвиняемого — Заура Дадаева. Сам он утверждает, что с 27 февраля по 1 марта 2015 года не покидал столичный микрорайон Очаково-Матвеевское, поэтому не мог следить за политиком и убить его в центре Москвы. Кроме того, Дадаев регулярно посещал намазы в мечети на Поклонной горе, где, по его словам, его видели многие. Ранее Дадаев сообщил про алиби и на сам момент убийства убийства Немцова, однако обещал его представить позже. Эксперты сомневаются в наличии у Дадаева твердого алиби, обращая внимание на то, что он слишком долго с ним тянул. 

Несколько дней назад Заур Дадаев сообщил следователям о наличии у него алиби. По его словам, на протяжении нескольких дней, начиная с 27 февраля 2015 года, он постоянно находился в квартире на улице Веерная в столичном микрорайоне Очаково-Матвеевское. Из квартиры он отлучался только в магазины, а также на намазы в ближайшую Мемориальную мечеть на Минской улице. 

— Дадаев был и на дневных, и на вечерних намазах в мечети на Поклонной горе, в том числе и 27 февраля, — рассказал «Известиям» адвокат Дадаева Шамсудин Цакаев. — Его алиби могут подтвердить многие люди. 

По словам Дадаева, он жил на Веерной до 1 марта, после чего поехал в Чечню, чтобы завершить формальности по увольнению из батальона «Север», в котором служил.

Как выяснилось, намазы в мечети на Поклонной горе 27 февраля были в 12.42, 15.19, 17.59 мск. Вечерний намаз начался в 19.40. По версии следствия, примерно в это время Дадаев начал следить за Немцовым в районе его дома на Пятницкой.

Следственная бригада сейчас тщательно проверяет заявленное Зауром Дадаевым алиби. В самой мечети пока не комментируют следственные действия. 

— Я не могу ничего сказать на эту тему, — рассказал  «Известиям» представитель мечети Зиннур Юсипов. 

Подтвердить алиби Дадаева могли бы записи камер видеонаблюдения, однако, по словам Юсипова, они в мечети есть, но отключены из-за неполадок системы.

Ранее Заур Дадаев говорил, что у него есть алиби и на сам момент убийства Бориса Немцова. Напомним, что оно произошло 27 февраля в 23.31. Однако, по словам его адвоката, он представит его позже. 

Эксперты не исключают, что у защиты Дадаева и самого главного обвиняемого есть проблемы с подтверждением алиби.

— Если у человека есть алиби, то в большинстве случаев он заявляет об этом сразу. Подсудимые и обвиняемые, конечно, могут тянуть время и не озвучивать алиби до поры до времени, однако такое поведение вызывает у следствия подозрения в том, что они пытаются подтасовывать факты, подкупать свидетелей и фабриковать доказательства, — рассказал «Известиям» один из следователей по особо важным делам СКР. — Моя практика показывает, что подсудимые тянут с алиби, потому что зачастую оно является компроматом на них самих или на каких-то людей, на которых им ни в коем случае нельзя давать показания.

Напомним, что Заур Дадаев недавно отказался от своих первоначальных признательных показаний в убийстве Бориса Немцова. Он утверждает, что вскоре после задержания в Ингушетии 5 марта его заставили подписать уже готовый протокол под пытками и давлением. Адвокаты Дадаева обращают внимание на то, что в тексте показаний используются специфические обороты и процессуальные термины, характерные для следователей, но не для повседневной речи самого Дадаева. В этой связи они намерены инициировать проведение специальных экспертиз, в том числе и лингвистических.

О наличии алиби говорят и все другие обвиняемые по этому делу — братья Анзор и Шашид Губашевы, бывший сотрудник Щелковского райотдела внутренних дел Тамерлан Эскерханов, а также их земляк Хамзат Бахаев. 

У следствия пока складывается такая картина убийства Немцова: Зауру Дадаеву и его друзьям Беслану Шаванову и Анзору Губашеву не понравилось то, что политик поддерживал оскорбительные для мусульман карикатуры во французском журнале Charlie Hebdo на пророка Мухаммеда. В этой связи они решили его убить. Следствие считает, что планы Дадаева совпали с интересами неких людей, один из которых известен как Руслик. Они якобы пообещали заплатить за убийство 15 млн рублей, из которых Дадаеву досталось бы 5 млн. 

Судя по первоначальным показаниям Дадаева, следить за Немцовым он начал в первых числах января 2015 года. В этом ему помогали Беслан Шаванов и Анзор Губашев. 27 февраля они выследили Немцова и его подругу Анну Дурицкую в ГУМе, Дадаев проводил их до Большого Москворецкого моста, где расстрелял политика из пистолета. По версии следствия, с моста его забрали на машине ZAZ Шаванов и Губашев. 

Обвиняемыми по делу стали брат Анзора Губашева Шашид, Тамерлан Эскерханов, а также Бахаев. По версии следствия, они оказывали Дадаеву и другим участникам убийства информационную помощь и обещали спрятать их после преступления. 

Кроме того, следствием рассматриваются и другие версии. Так, ранее источники «Известий» сообщали, что у следственной группы уже есть ряд доказательств причастности украинских спецслужб к убийству российского политика. Целью преступления была попытка дестабилизации политической ситуации в России. Заказ мог быть размещен через Адама Осмаева — лидера так называемого международного миротворческого батальона имени Джохара Дудаева, воюющего в Донбассе на стороне украинских силовиков.

Известия // четверг, 23 апреля 2015 года

Следователи проверяют алиби Заура Дадаева

Следователи проверяют алиби Заура ДадаеваГлавный обвиняемый в убийстве Бориса Немцова утверждает, что в день убийства политика он был на молитве в мечети на Поклонной горе, после чего вернулся домой

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке