Новости, деловые новости - Известия
Среда,
29 июня
2016 года

Евразийский экономический союз пока не готов к единой валюте

Эксперты Евразийской экономической комиссии поясняют, что ни одна из стран, входящих в ЕАЭС, не готова отказаться от проведения собственной денежно-кредитной политики

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Голенищев

Планов по введению единой валюты на территории Евразийского экономического союза, куда входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения и (с 29 мая 2015 года) Киргизия, пока нет. Так утверждается в аналитической записке Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), которая является исполнительным органом ЕАЭС. В ЕЭК констатируют, что в государствах союза еще отсутствуют объективные экономические предпосылки для введения единой валюты. Центробанку России, впрочем, поручено проработать вопрос создания валютного союза до 1 сентября 2015 года.

Ключевое условие — диверсификация экономики

«На территории ЕАЭС сейчас нет достаточных товарных потоков, потоков услуг, капитала, инвестиций, — говорится в аналитической записке, предоставленной ЕЭК «Известиям». — В частности, по итогам 2014 года доля взаимной торговли стран ЕАЭС в общем объеме внешнеторгового оборота составляет 11,7%. Для сравнения: в Евросоюзе объем взаимной торговли товарами, услуг, взаимных инвестиций — 60%. То есть между странами ЕАЭС пока недостаточным является уровень экономического взаимодействия. Кроме того, важнейшая проблема экономического развития стран Союза — недостаточно высокий уровень их конкурентоспособности. В товарной структуре экспорта государств ЕАЭС в третьи страны преобладают минеральные продукты (по итогам 2014 года — 73,3% от общего объема их экспорта в третьи страны). Наибольшую долю в импорте занимают машины, оборудование и транспортные средства (в 2014 году — 45,5% совокупного импорта), продукция химической промышленности (16,4%), продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (13,5%). Анализ внешней торговли государств ЕАЭС, структуры их экспорта и импорта свидетельствует о сохранении пока сырьевой направленности экономического развития стран Союза».

В таких условиях, подчеркивают в ЕЭК, введение единой валюты на территории ЕАЭС не представляется возможным.

«В противном случае сохранится высокий уровень волатильности такой валюты от состояния мировых сырьевых рынков, а экономические шоки будут распространяться на весь экономический союз, — сказано в отчете ЕЭК. — Сегодня перед странами Евразийского союза стоят серьезные задачи по модернизации и диверсификации национальных экономик, развитию производств с высокой добавленной стоимостью. Важное значение имеет принятие мер по развитию технологической и научной кооперации, корпоративной интеграции, стимулированию инновационной деятельности экономических субъектов, реализации политики освоения экономиками стран Союза производств, основанных на пятом и шестом технологических укладах [goo.gl/Kdmocv]. Реализация данных направлений будет способствовать повышению конкурентоспособности наших стран, устойчивому их развитию».

В ЕЭК отметили, что для внедрения единой валюты необходимо проделать большой путь в сфере валютной координации, углубления сотрудничества в финансовом секторе, координации промышленной политики, программных ключевых компонентов экономической политики стран.

«Естественно, всё это пока находится на начальной стадии, но только после решения этих задач можно говорить о более высоком уровне валютной интеграции наших стран — создании валютного союза. Об этом же свидетельствует опыт европейской интеграции. Как известно, государства ЕС не один десяток лет шли к единой валюте, — сказано в записке. — Объективно ни одна из Сторон не готова отказаться от возможности проведения собственной денежно-кредитной политики».

Поручение может завершиться аналитической отпиской

О создании единой валюты в ряде стран бывшего СССР говорят давно. В конце 1990-х годов ставился вопрос о воссоздании союзного рубля для России и Белоруссии. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев ранее предлагал вместо рубля для трех стран ввести алтын. В июле 2014 года первый вице-премьер России Игорь Шувалов выражал уверенность, что введение единой валюты в ЕАЭС неизбежно. Он уточнял, что для этого может понадобиться от 5 до 10 лет. В марте 2015 года Шувалов уже говорил, что спешить с созданием валютного союза не следует, чтобы не допустить ошибок. 20 марта на встрече с президентами Белоруссии и Казахстана президент России Владимир Путин высказал идею перевести ЕАЭС на единую валюту, и позже это оформилось в поручение российским ведомствам:

«Банку России совместно с Правительством РФ во взаимодействии с центральными (национальными) банками государств — членов Евразийского экономического союза определить дальнейшие направления интеграции в валютной и финансовой сферах в рамках Евразийского экономического союза с проработкой целесообразности и возможности создания в перспективе валютного союза», — цитируется поручение президента РФ за номером ПР-398 на сайте Кремля (kremlin.ru/acts/assignments/orders/47838).

Ответственной за исполнение поручения назначена председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, срок исполнения поручения — 1 сентября 2015 года. В пресс-службе ЦБ отметили, что работают над поручением ЦБ, а о результатах будет президенту в установленные сроки. Помощник министра экономического развития Алексея Улюкаева Елена Лашкина сообщила, что целесообразность и возможность создания в перспективе валютного союза сейчас прорабатываются экспертами из ЦБ, Минэкономразвития и Минфина (не ответил на запрос).

— Только после соответствующей проработки и принятия решений другими государствами-членами ЕАЭС можно будет говорить о практической реализации идеи валютного союза. В настоящее время окончательные походы к созданию и введению единой валюты (в том числе будет ли это новая валюта или одна из национальных) не сформулированы ни на экспертном, ни на национальном, ни на межгосударственном уровне. Действующая сейчас договорно-правовая база ЕАЭС не содержит положений о непосредственной валютной интеграции для создания валютного союза и введения единой валюты. В перспективе введение единой валюты ЕАЭС могло бы способствовать ускорению темпов роста экономики, снижению издержек для бизнеса государств — членов ЕАЭС, — сказала Лашкина. По ее словам, для создания объективных предпосылок для валютного союза нужно в первую очередь углублять «экономическую интеграцию для выравнивания социально-экономического положения государств-членов ЕАЭС».

— Предложения РФ могут быть вынесены на рассмотрение Межправительственного и Высшего советов ЕАЭС, где решения в соответствии с договором принимаются консенсусом. Если решение о проработке данного вопроса будет принято на уровне Межправительственного или Высшего советов, Евразийская экономическая комиссия будет готова активно подключиться, — сообщили «Известиям» в пресс-службе ЕЭК.

Крупнейшие партнеры России по ЕАЭС пока довольно холодны к идее валютной интеграции.

— Когда мы обсуждали в Астане втроем вопрос создания единой валюты в ЕАЭС, Путин говорил, что, чтобы более глубоко экономически сотрудничать, мы когда-то встанем перед вопросом единой валюты. Ну, возможно, встанем, так, как евро появилось у Евросоюза, возможно. Но это не вопрос сегодняшнего дня, — говорил Лукашенко 2 апреля.

По словам Лукашенко, вопрос о том, как будет функционировать валютный союз или единая валюта, должен стоять в повестке дня «последним, а не первым».

— Казахстан занимает четкую и последовательную позицию по исключению возможности введения единой наднациональной валюты в рамках ЕАЭС, — заявил вице-министр национальной экономики Тимур Жаксылыков 22 апреля. — Этот вопрос сейчас не обсуждается, хотя валютно-финансовое сотрудничество Казахстана со странами ЕАЭС является актуальной темой в информационном пространстве. В положении по формированию валютного союза создание единой наднациональной валюты в договорах о ЕАЭС не предусмотрено, и такой работы проводиться не будет. При этом в рамках ЕАЭС до 2025 года мы намерены произвести только гармонизацию законодательства в области регулирования финансовых рынков.

Автономный рубль спасает социальные обязательства государства

Договор об образовании ЕАЭС был подписан 29 мая 2014 года в Астане, это следующая стадия развития Таможенного союза (куда входили Россия, Белоруссия, Казахстан): цель ЕАЭС — свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы между странами, а также координация политики в ключевых отраслях экономики — энергетике, промышленности, сельском хозяйстве, транспорте. Известно, что к 2025 году члены союза намерены создать финансовый регулятор (в Алма-Ате).

— На переход к евро ушли десятки лет, а некоторые страны (Польша, Румыния, Чехия) до сих пор используют собственные деньги, — говорит бывший зампред ЦБ Константин Корищенко (сейчас завкафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга Российской академии народного хозяйства и государственной службы). — До евро европейцы пользовались ЭКЮ (EСИ, Еuropean currency unit) — единицей, включающей корзину национальных валют. Ее использовали в безналичных расчетах между странами. Единый наднациональный финансовый банковский регулятор в ЕАЭС появится не ранее 2025 года. Таким образом, раньше этого срока нецелесообразно ставить вопрос о введении единой валюты на территории Союза. А сейчас невозможно ввести единую валюту и потому, что у стран-участниц Союза разная цикличность экономики: Россия и Белоруссия явно входят в полосу экономического спада, тогда как экономика Казахстана сохраняет устойчивый умеренный рост; разрыв в текущих страновых инфляционных показателях также весьма существенен.

Потребуется и юридическая унификация, говорит президент «Опоры России» Александр Калинин. Он указывает, что до введения единой валюты в ЕАЭС должна быть принята единая налоговая политика, а гражданские кодексы стран должны быть приведены к единообразию.

— До единой валюты еще нужно дорасти, — продолжает Калинин. — Альтернативой этому решению могло бы стать введение твердых коэффициентов перевода валют стран ЕАЭС (рубль; армянский драм; белорусский рубль; казахстанский тенге; киргизский сом) из одной в другую (по опыту ЕС). При таком согласовании курсовой политики бизнесу будет легче планировать свою деятельность: будет четкое понимание, что установленные курсы не будут колебаться из-за действующих коэффициентов. Важно отметить, что Россия и страны ЕАЭС ведут расчеты через клиринговые центры (позволяют проводить безналичные расчеты между государствами) и сейчас в основном для расчетов используются валюты стран Союза, а не доллары.

По мнению президента Торгово-промышленной палаты РФ Сергея Катырина, на начальном этапе работы в формате ЕАЭС целесообразно реанимировать Межгосударственный банк СНГ, который формально существует с 1993 года, однако пока не выполняет всех функций, которые на него возложены по первоначальному проекту.

Калинин подчеркивает, что если будет введена единая валюта, каждой стране-участнице придется согласовывать свою политику по поддержанию/ослаблению нацвалюты с другими государствами Союза, что является существенным ограничением.

— К примеру, в декабре РФ ослабила рубль, но за счет этого рублевые доходы бюджета выросли, остались неизменными выплаты пенсионерам/врачам/учителям/военным, — поясняет Калинин. — Единая валюта не дала бы этого сделать. Чтобы девальвировать единую валюту, нужно согласовывать этот вопрос с партнерами по Союзу.

Если бы в Греции оставалась драхма, то у этой страны была бы возможность, как у России, поддержать экономику, осуществлять какое-то время социальные выплаты за счет девальвации, развивает мысль управляющий директор компании «Инвесткафе» Иван Кабулаев.

— Сейчас такой возможности нет, и это сильно сковывает руки властям Греции. Ее внешний долг — €318 млрд, это более 170% ВВП. Успешными можно признать в основном такие союзы, где крошечные экономики присоединяются к огромному по своему значению игроку (например, австралийский доллар используют острова Кирибати, Науру, Тувалу; фунт стерлингов в ходу на Фолклендских островах, в Гибралтаре и пр.). А при союзе равных и разных единая валюта может стать миной замедленного действия для кого-то из участников, — говорит Кабулаев.

Руководитель направления таможенного права Goltsblat BLP Елена Белозерова заметила, что в перспективе российский рубль может стать единой валютной Союза: международные резервы России в сравнении с другими участниками выше, что и дает рублю такой шанс. Зампред Локо-банка Андрей Люшин согласен, что в роли единой валюты целесообразнее всего вводить рубль: Россия является самой большой и развитой экономикой ЕАЭС, ее монетарные власти сделали много для того, чтобы рубль был свободно конвертируемым. Кроме того, это позволит сэкономить очень большие средства, ведь расходы на подготовку новой валюты могут быть огромны, а у рубля есть хорошо налаженная инфраструктура, считает Люшин.

По мнению директора департамента международного бизнеса и финансовых институтов Бинбанка Юрия Амвросиева, пример ЕС показывает, как не должно быть, в том числе и в части единой валюты.

— Потеряв экономический и валютный суверенитет, слабые страны ЕС испытывают огромные проблемы при ухудшении экономической ситуации, — поясняет Амвросиев. —  Польша приостановила процесс введения евро на своей территории. Страны Балканского региона сдались, но вопросы о пересмотре решения поднимались. Полагаю, что в обозримой кратко- и среднесрочной перспективе вопрос о введении единой валюты на повестке дня не должен подниматься. ЕАЭС — структура довольно молодая и только проходит испытания в действии, в том числе и в период экономической турбулентности.

Известия // среда, 6 мая 2015 года

Евразийский экономический союз пока не готов к единой валюте

Евразийский экономический союз пока не готов к единой валютеЭксперты Евразийской экономической комиссии поясняют, что ни одна из стран, входящих в ЕАЭС, не готова отказаться от проведения собственной денежно-кредитной политики

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Евразийский союз»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке