Новости, деловые новости - Известия
Вторник,
28 июня
2016 года

Росздравнадзор указал Минобороны на проблемы с обезболивающими

Как показали проверки, из-за отсутствия необходимых документов в военном ведомстве онкобольные не всегда могут вовремя получить нужное лекарство

Фото: Павел Головкин

Росздравнадзор направил письмо на имя министра обороны Сергея Шойгу, в котором перечислил проблемы медицинских учреждений министерства. Проверив клиники Минобороны по всей стране, Росздравнадзор пришел к выводу, что в них нарушаются права военнослужащих на своевременное получение лекарственных препаратов для обезболивания. У министерства нет нормативных актов, которые регулируют этот процесс, поэтому есть риск, что больные не получают препараты или получат их с опозданием. Как пояснили в Минобороны, ведомственные поликлиники до сих пор не имеют лицензии на выписку обезболивающих, но в настоящее время «ведут работу», чтобы ее получить. Эксперты называют ведомственные поликлиники «отдельной очень неблагополучной территорией, где обезболивание недоступно». 

Письмо на имя Шойгу было направлено 17 апреля. 

« В I квартале 2015 года проведены проверки медицинских организаций, в том числе подведомственных Минобороны России, в части обеспечения пациентов обезболивающими лекарственными препаратами, — сообщили в Росздравнадзоре. — При проведении контрольных мероприятий установлено, что в подведомственных Минобороны России медицинских организациях отсутствуют ведомственные нормативно-правовые акты, регулирующие процесс обеспечения пациентов наркотическими средствами и психотропными веществами при выписке их из военного госпиталя». 

То есть у министерства нет документов, в которых было бы сказано, как человек должен обеспечиваться обезболивающим после выписки из военного госпиталя, куда он может обратиться, из какого ресурса должны закупаться препараты. Таким образом, права военнослужащих нарушаются и есть риск, что они не получают лекарства, облегчающие боль, своевременно. У Минобороны — сотни медицинских учреждений, включая Главный военный клинический госпиталь им. академика Н.Н. Бурденко в столице. 

Ранее на проблему с обезболивающими в поликлиниках Минобороны обращали внимание благотворительные организации. По словам директора фонда «Подари жизнь» Екатерины Чистяковой, правозащитники предположили, что «ведомственные поликлиники — это отдельная очень неблагополучная территория, где обезболивание недоступно». По ее словам, если «какой-то заслуженный военный в возрасте» заболевает раком и наблюдается у врача в ведомственной поликлинике, то может оказаться так, что обезболивающее ему придется получать в районной (городской, муниципальной) поликлинике.

— Если человек лечится всю жизнь в одной ведомственной поликлинике, он совершенно не готов к тому, чтобы резко всё поменять. У него есть лечащий врач, и вдруг надо от него отказаться и перейти в другое учреждение, — сказала Екатерина Чистякова.

По ее словам, «очень часто больной просто не понимает, что происходит» и как ему действовать.

Как рассказали в Главном военно-медицинском управлении Минобороны России, сейчас поликлиники министерства не имеют лицензий на отпуск наркотических обезболивающих. 

— В настоящее время военно-медицинские организации Минобороны России имеют лицензию на осуществление деятельности, связанной с оборотом наркотических и психотропных веществ, только в стационарных условиях, — сообщили в министерстве. — При этом обеспечение пациентов указанными препаратами в стационарных условиях происходит своевременно и в полном объеме. Лицензии на отпуск наркотических анальгетиков лицам при амбулаторном лечении военно-медицинские организации Минобороны России не имеют. 

Поэтому военные, которые ушли в запас, могут лечиться от рака в госпиталях Минобороны, но, выйдя оттуда, они должны будут получать лекарства в системе «гражданского» здравоохранения. У действующих военнослужащих нет полисов обязательного медицинского страхования (ОМС) — они могут их оформить, только уволившись со службы. Поэтому тот, кто болеет раком и продолжает служить, может получить наркотические обезболивающие только в военных стационарах. 

При этом поликлиники Минобороны сейчас «ведут работу по организации получения лицензии», позволяющей выписывать наркотические обезболивающие. 

— Кроме того, все военно-медицинские организации взаимодействуют с гражданскими онкодиспансерами по вопросам выдачи наркотических анальгетиков прикрепленным пациентам, страдающим онкологическими заболеваниями, — отметили в ведомстве.

Директор Центра социальной экономики Давид Мелик-Гусейнов отметил, что в ведомственных поликлиниках ситуация с выпиской обезболивающих хуже, чем в обычных.

— Контроль за нецелевым использование наркотиков со стороны Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков и других органов в ведомственных поликлиниках такой же, как в системе ОМС, — сказал эксперт. — Но что касается регуляторных актов, которые бы защищали врача, давали бы алгоритм поведения, стандарты, на которые он мог бы ориентироваться, — у ведомств таких документов либо нет, либо они настолько устарели, что не соответствуют современным требованиям контроля. Поэтому врачи в ведомственных медучреждениях еще больше боятся выписывать наркосодержащие препараты, чем в обычных. 

По его словам, ведомственная инфраструктура здравоохранения не может обеспечить полноценное лечение серьезных заболеваний, таких как рак.

— Эту проблему нужно как можно быстрее решать, — сказал он. — Не стоит забывать, что военные люди всегда при оружии и это может подтолкнуть их к совершению самоубийства.

Председатель президиума «Офицеров России», член Общественной палаты РФ и член Общественного совета при Минобороны Антон Цветков рассказал, что в ближайшее время в Общественной палате будет проведен круглый стол по вопросу выписки обезболивающих в медучреждениях министерства.

— Я связался с руководством Минобороны, и было принято решение провести такой круглый стол, — сказал он. — Там будут представители Главного военно-медицинского управления Минобороны, будут приглашены представители Росздравнадзора, профильных общественных объединений, а также военные и из родственники, которые сталкивались с обсуждаемой проблемой. 

Председатель исполнительного комитета Межрегионального общественного комитета «Движение против рака» Николай Дронов отметил, что для решения проблемы необходимо сначала узнать ее масштаб.

— У нас сейчас нет базы данных, позволяющей установить число людей, нуждающихся в обезболивании и паллиативной помощи, — сказал эксперт. — Такой информации нет на федеральном уровне, а порой и на региональном.

Как ранее писали «Известия», многие эксперты и чиновники, в том числе заместитель мэра Москвы по вопросам социального развития Леонид Печатников, считают, что медики «страшно боятся выписывать наркотики больным». Врачи помнят о случаях, когда их коллег необоснованно привлекали к уголовной ответственности. Например, это врач Алевтина Хориняк из Красноярского края, которая выписала рецепт больному, прикрепленному к другой поликлинике. Ее судили по обвинению в сбыте наркотиков. Возможно, только мощный общественный резонанс спас врача с 50-летнем стажем от тюрьмы — сначала суд признал ее виновной, но после рассмотрения дела во второй инстанции ее оправдали. 

Вопрос о выписке обезболивающих, а также о психологической помощи тяжелобольным людям стал одним из самых резонансных в последнее время — СМИ стали сообщать о самоубийствах онкобольных, которые не могли больше терпеть боль, каждый месяц. 5 мая застрелился декан факультета психологии Московского психолого-педагогического университета, профессор, доктор психологических наук 57-летний Михаил Кондратьев. В его комнате обнаружили записку, в которой профессор попросил никого не винить в своей смерти и объяснил самоубийство усталостью от борьбы со смертельной болезнью. 

1 мая в своей квартире в подмосковной Шатуре было обнаружено тело 52-летнего мужчины, который умер, выстрелив себе в голову. По информации областного Минздрава, у него был рак почки, при этом все необходимые препараты он получал. Региональный министр здравоохранения Нина Суслонова предположила, что он не справился с психологическим грузом. Погибший работал водителем на станции скорой помощи. 

Самый резонансный случай — самоубийство 66-летнего контр-адмирала Вячеслава Апанасенко. 10 февраля 2014 года он выстрелил себе в голову из наградного пистолета в московской квартире. В предсмертной записке было написано: «В моей смерти прошу винить правительство и Минздрав». Родственники пояснили, что причиной суицида стало «неоказание адекватного обезболивания» со стороны медучреждений. Известно, что он наблюдался в городской поликлинике № 8.

6 января 2015 году в Москве совершил самоубийство еще один военный — 77-летний генерал-лейтенант ВВС в отставке Анатолий Кудрявцев. Он повесился в своей квартире. Было обнаружено письмо, в котором он написал, что уходит из жизни добровольно, поскольку не может терпеть невыносимую боль. У него был рак желудка 4-й стадии.

И федеральные, и московские власти за последние полгода не раз заявляли, что процесс выписки обезболивающих упрощается, однако, по словам правозащитников, далеко не всегда врачи на местах знают правильный порядок.

Известия // вторник, 12 мая 2015 года

Росздравнадзор указал Минобороны на проблемы с обезболивающими

Росздравнадзор указал Минобороны на проблемы с обезболивающимиКак показали проверки, из-за отсутствия необходимых документов в военном ведомстве онкобольные не всегда могут вовремя получить нужное лекарство

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров


реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке