Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
25 августа
2016 года

СФ и Госдума выступили против запрета на продажу долгов коллекторам

По мнению сенаторов и депутатов, лишение банков возможности взаимодействовать с коллекторами приведет к существенному увеличению объемов просроченных долгов

Фото: Глеб Щелкунов

Совет Федерации (СФ) и правовое управление Госдумы раскритиковали законопроект, который вводит запрет на уступку банками прав требования по потребительским кредитам коллекторам, который был внесен в марте группой депутатов от фракции «Справедливая Россия» (Дмитрием Ушаковым, Андреем Крутовым, Оксаной Дмитриевой, Иваном Грачевым и Натальей Петуховой). Он вносит изменения в действующий закон о потребкредитовании (353-ФЗ от 21 декабря 2013 года). Рассмотрение поправок «эсеров» в первом чтении запланировано на май.

В пояснительной записке к законопроекту «эсеров» отмечалось, что запрет на уступку долгов розничных заемщиков коллекторам должен содержаться в индивидуальных условиях кредитных договоров, которые согласуют банки и их клиенты.

«Таким образом, банки смогут привлекать коллекторские агентства по агентскому договору, но переуступать права требования по кредиту могут только другим банкам, — отмечается в пояснительной записке. — Действующий 353-ФЗ допускает указание в договоре лишь возможности запрета на переуступку прав требования третьим лицам. В то же время коллекторские агентства, «купив» кредит физического лица, «имеют намерение на нем заработать», а потому могут включать в задолженность по кредиту не только основной долг и проценты, но и неустойку, и штрафы, и комиссии, и прочие суммы, создавая себе тем самым источник прибыли. Для заемщика же, наоборот, это приводит к повышенным тратам, поскольку он вынужден платить и свой реальный долг, и «то вознаграждение коллекторам, которое они «прячут» в процентах, неустойке и прочих штрафных санкциях».

Зампред комитета Совфеда по бюджету и финансовым рынкам Николай Журавлев рассказал «Известиям», что сенаторы направили в Госдуму отрицательное заключение на законопроект. По словам Журавлева, объем просроченных долгов россиян приближается к 1 трлн рублей, поэтому лишение банков взаимодействия с профессиональными взыскателями долгов может привести к существенному увеличению этого показателя. Журавлев отмечает, что законом о потребкредите действия коллекторов и так ограничены.

По данным коллекторов, в I квартале банки выставили на торги рекордный объем долгов. Как следует из обзора Первого коллекторского бюро (ПКБ), объем проданных за этот период плохих долгов россиян достиг 185 млрд рублей, то есть показатель увеличился в 5,7 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Компания «Секвойя кредит консолидейшн» оценивает размер предложенных за квартал портфелей просроченных кредитов в 90 млрд рублей — это на 63% больше, чем в I квартале 2014 года.

Правовое управление ГД указало, что новация «эсеров» противоречит действующему закону о потребкредите, нарушая права кредиторов: сейчас банки по согласованию с заемщиками в индивидуальных условиях прописывают, возможна или невозможна уступка прав требований по потребзайму третьим лицам. Правовое управление, однако, считает, что нужно вводить запрет на переуступку розничных долгов россиян третьим лицам, не осуществляющим банковские операции.

— Запретом на уступку прав требований по договорам займов не решить проблему, потому что просроченная задолженность никуда не денется, — считает единоросс, зампред думского комитета по экономполитике, инновационному развитию и предпринимательству Виктор Климов. — Вообще не надо поддаваться обаянию простых решений. В законе о потребкредите уже есть норма о возможности заемщика запретить передавать его долг коллекторам, но она не работает: если клиент настаивает на ней, то банку легче сразу ему отказать в выдаче кредита. Нам необходимы законы, которые действительно направлены на защиту прав потребителей, а не очередной популизм. Коллекторский рынок нужно не запрещать, а поставить под надзор. Безусловно, ему необходимо регулирование и строгие правила: например, предъявление четких требований к владельцам и учредителям данного бизнеса, необходимость полностью раскрывать о себе информацию. Когда этот рынок станет регулируемым и поднадзорным, это автоматически снимет огромную часть вопросов к нему.

Вице-президент СМП Банка Ирина Данилина отмечает, что вопрос правомерности передачи банками долгов коллекторам (переуступки прав требований по портфелям долгов граждан, а также долгов по индивидуальным займам) возникает уже на протяжении последних 5 лет.

— Поначалу суды признавали незаконной передачу банками долгов профессиональным взыскателям, их аргументация сводилась к тому, что клиент не давал согласия на это, — говорит Данилина. — 3 года назад практика поменялась, поскольку банки стали включать право передачи розничных долгов третьим лицам в текст договора. С принятием закона «О потребительском кредите» эта практика была узаконена в пользу передачи прав по кредитам (долгам) коллекторам. Сейчас эту практику пытаются запретить на уровне другого закона. Результатом такого запрета может стать хаос и, как следствие, увеличение объема «невозвратных» кредитов. 

Начальник управления рисков по работе с дочерними банками Бинбанка Александр Исаев указывает, что принятие законопроекта «Справедливой России» повлечет увеличение расходов банков на содержание собственных служб взыскания долгов заемщиков. По оценке Исаева, рост затрат крупных розничных банков на усиление этого направления может достигнуть двукратного размера.

— Подобный рост расходов банков возник бы из-за того, что они переуступают коллекторам главным образом права требования по долгам россиян с поздними сроками просрочки (от 90 дней), — поясняет собеседник. — А работа с такими долгами требует значительных затрат (времени, человеческих ресурсов).

Как отмечает президент компании «Секвойя кредит консолидейшн» Елена Докучаева, новация «эсеров» в случае принятия негативным образом отразится на деятельности и финансовых результатах банков.

— В пояснительной записке депутатов к законопроекту содержится информация, не соответствующая сложившейся на рынке практике, — указывает Докучаева. — В ней утверждается, что при продаже долга заемщик несет дополнительные траты, поскольку вынужден выплачивать и свой реальный долг, и дополнительное вознаграждение коллекторам (включая проценты). Как правило, в 99% случаев покупатели задолженности не прибегают к подобной практике. Кроме того, покупатели задолженности никогда не начисляют процентов, так как не являются кредитной организацией — сумма долга, зафиксированная банком в договоре цессии перед непосредственной продажей, как правило, сохраняется на протяжении всего срока работы с данной задолженностью со стороны нового кредитора. В свою очередь, вторичные кредиторы нередко более охотно идут навстречу должнику, предлагая реструктуризовать долг. Так, например, если раньше заемщик был должен банку 100 тыс. рублей, оплатить которые нужно было единоразовым платежом, то покупатели задолженности нередко готовы предложить должнику такой платежный план, который будет ему по силам. Нередко такие планы предлагаются на год и более, так что должник получает реальную возможность выбраться из долговой ямы.

В ОЗПП «Общественный контроль» — в отличие от СФ и Госдумы — поддерживают законопроект «эсеров».

— Коллекторы в основной своей массе — бандиты, при взыскании долгов с россиян запугивают и даже избивают заемщиков, — говорят в ОЗПП. — При заключении договора с банком клиент может быть не в курсе подобной практики, его никто не предупреждает, как именно работают так называемые профессиональные взыскатели. Поэтому право банков продавать долги коллекторам нарушает права потребителей.

Известия // среда, 13 мая 2015 года

СФ и Госдума выступили против запрета на продажу долгов коллекторам

СФ и Госдума выступили против запрета на продажу долгов коллекторамПо мнению сенаторов и депутатов, лишение банков возможности взаимодействовать с коллекторами приведет к существенному увеличению объемов просроченных долгов

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке