Новости, деловые новости - Известия
Среда,
28 сентября
2016 года

Павел Астахов просит запретить связывание детей в психиатрии

В случае необходимости, по мнению омбудсмена, буйные пациенты, не достигшие 14-летнего возраста, должны быть изолированы

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Динар Шакиров

Любое связывание детей, проходящих лечение в психиатрических больницах, должно быть запрещено. Соответствующее обращение направил главе Минздрава России Веронике Скворцовой уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов (документ есть в распоряжении «Известий»). По его мнению, применение даже «мягкой фиксации», которая сейчас разрешена, нарушает права несовершеннолетних. Вместо связывания Астахов предлагает (в том числе применительно и к агрессивным пациентам) использовать «щадящие методы» — применять психофармакологические средства, а также изолировать ребенка в отдельное помещение. Омбудсмен просит главу Минздрава проследить и за тем, чтобы сироты не попадали в психбольницы за плохое поведение. 

— Неподготовленному человеку может стать не по себе при виде тяжело больного ребенка, находящегося в состоянии агрессии, но детей связывать нельзя вне зависимости от установленного им диагноза. И со мной согласны волонтеры, работающие в сфере здравоохранения, в том числе и в психиатрии, — говорит Астахов. — Лучшая фиксация для ребенка — это объятия взрослого человека, в данном вопросе — профессионального врача, работника медицины.

Омбудсмен уверен, что мораторий на связывание должен быть установлен в отношении детей, не достигших 14-летнего возраста.

— Они в России считаются малолетними. 16-летние пациенты могут быть действительно физически крепкими... но и их фиксация в случае необходимости не должна быть первоочередной мерой, — сказал Астахов. — Абсолютно же недопустимо обездвиживать совсем маленьких детей, а ведь у нас были в России прецеденты. Например, в Барнауле однажды оказалась связанной 6-летняя девочка, имеющая синдром Дауна и некоторые психические отклонения. В отношении виновных были заведены уголовные дела, и больше это не должно повториться.

Омбудсмен предлагает внести поправки в ст. 30 ФЗ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

— Минздрав может ее пересмотреть, тем более что Следственный комитет не раз возбуждал уголовные дела по фактам грубой фиксации детей. С точки зрения следствия, как бы к этому ни относились медицинские работники, эти действия проходят как нарушения прав пациентов, — отметил Астахов.

Он говорит, что, согласно действующему законодательству, у пациента должны быть медицинские показания для применения фиксации и применять ее нужно под контролем персонала клиники.

— Вопреки нормам это бывает не всегда, и не во всех случаях форма и продолжительность связывания указывается врачом-психиатром в медицинской документации, — обратил внимание уполномоченный. — Были случаи, когда меры физического стеснения детей (в том числе и среди сирот) были негуманными и уничижающими человеческое достоинство несовершеннолетних. Это прямое нарушение Конституции, где говорится о свободе и личной неприкосновенности. 

В обращении к министру здравоохранения Астахов подчеркивает, что в настоящее время единственным документом, регламентирующим порядок фиксации психически больных пациентов, является письмо главного государственного санитарного врача РФ «О мерах физического стеснения при оказании психиатрической помощи» от 26 декабря 2002 года.

«Однако этот документ не учитывает специфику обращения с детским контингентом психиатрических организаций, — говорит омбудсмен в обращении. — Должны быть установлены дополнительные гарантии защиты прав несовершеннолетних пациентов, страдающих психическими расстройствами, прежде всего при их госпитализации и применении к ним мер безопасности».

Просьба взять на особый контроль ситуацию с детьми, оставшимися без родительского попечения, связана со случаем в московской психиатрической больнице № 15. В апреле 2015 года в интернет попали фотографии, на которых госпитализированные дети были связаны. По одной из версий, детей, которые являются воспитанниками коррекционной школы «Радуга», положили в психиатрическую больницу за плохое поведение. Сейчас по этому случаю проводится прокурорская проверка.

Заведующий отделением Научного центра психологического здоровья РАМН Сергей Ениколопов считает, что законодательно отказываться от применения фиксации в отношении детей нельзя.

— Вне зависимости от возраста человек с психическими отклонениями может навредить себе и окружающими, например убить медсестру, соседа по палате. Этого нельзя исключать. В больницу попадает разный контингент. Просто так ребенок не оказывается в психлечебнице. В 1990-е годы около 100 детей в Москве, не достигнув возраста уголовной ответственности, стали убийцами. По закону связывание применяется только в тех случаях, когда другого выхода успокоить человека нет, — сказал Ениколопов. — Нужен более тщательный контроль за соблюдением всех норм оказания помощи, но запрета быть не должно — пациент, даже самый маленький, может попробовать совершить суицид. Есть созданный кино и СМИ стереотип, что пациенты в психлечебницах — «люди дождя», замкнутые аутисты, но это ничего общего с жизнью не имеет. 

Сказать, при каком диагнозе вероятность агрессии у пациента больше, как отметил эксперт, невозможно.

— Один это делает из-за бреда, другой считает, что спасает человечество от мирового зла, третий сам по себе является агрессивным, — говорит Ениколопов. 

По его словам, изоляция ребенка в отдельное помещения может проблему агрессии решить, однако специализированных комнат успокоения в клиниках нет.

— Нужны новые больницы с изоляционными палатами и, может быть, мягкими стенами, — сказал Ениколопов. — Но всё равно останется проблема — пациента в эту отдельную комнату надо еще поместить. Что делать, если идти туда он не захочет? Придется всё равно скручивать.

По мнению члена правления Лиги защиты пациентов Алексея Старченко, прежде чем принимать решение о том, как можно успокоить больного ребенка, — медикаментозно или с помощью фиксации, российским психиатрам нужно провести исследование существующей врачебной практики. 

— Есть пациенты с серьезным психомоторным возбуждением, которых успокоить очень сложно, и нужно разобраться, что делать — вкалывать лекарства или всё же человека связывать. Нужно, чтобы медицинские специалисты предоставили информацию о том, какому числу несовершеннолетних пациентов фиксация необходима, при каких обстоятельствах (состояниях), как она должна происходить. Должны быть не просто бинты, а специальные медицинские изделия для этого, которые бы имели особые возможности растяжения, — говорит Старченко. — Также нужно обосновать, в каких случаях возможно медикаментозное воздействие на пациента и какими препаратами. Если мы будем вводить, к примеру, всем аминазин вместо связывания, то пациенты превратятся в овощи. Нужно озвучить, какие препараты не окажут в будущем негативного воздействия на центральную нервную систему. Только всё взвесив, мы можем сказать, какой вариант помощи для детей будет лучшим.

Известия // среда, 20 мая 2015 года

Павел Астахов просит запретить связывание детей в психиатрии

Павел Астахов просит запретить связывание детей в психиатрииВ случае необходимости, по мнению омбудсмена, буйные пациенты, не достигшие 14-летнего возраста, должны быть изолированы

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке