Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
10 декабря
2016 года

«С Россией нельзя говорить языком силы и санкций»

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко — об ошибках и непрофессионализме дипломатов США и невозможности возвращения Крыма Украине

Фото предоставлено пресс-службой Совета Федерации

Власти США сорвали визит российской парламентской делегации на сессию  Межпарламентского союза, которая проходила в штаб-квартире ООН. Российская сторона отказалась от поездки, так как спикеру Совета Федерации Валентине Матвиенко дали визу с существенными ограничениями, по которой она не могла участвовать и выступать на сессии Межпарламентского союза. О том, почему Россия не дает жесткого ответа на действия своих оппонентов, возможен ли диалог с США, а также о том, что ждет Совет Федерации в сентябре, Валентина Матвиенко рассказала корреспонденту «Известий» Наталье Башлыковой. 

— Валентина Ивановна, чем вы объясняете позицию властей США, которые фактически сорвали вашу поездку на сессию Межпарламентского союза? Почему конфликт не помог уладить посол США Джон Теффт?

— И санкции, и визовые ограничения — элементы непрофессиональной, ошибочной политики США в отношении России. Люди, которые в Вашингтоне инициируют такого рода решения, заражены антироссийским вирусом. Они недальновидны, потому что не знают истории нашей страны, не понимают менталитета народа, наши традиции. Не знают, что с Россией нельзя говорить языком силы и санкций.

За всем этим стоит серьезная геополитическая борьба, направленная на сдерживание экономического, социального развития России, ее растущей роли и влияния в мире. США пытаются любым способом удерживать свою гегемонию. Такое ощущение, что они живут в другом мире, не видят или не хотят видеть, какие серьезные трансформации происходят в мировой политике. Что, как бы им ни хотелось сохранить однополярность мира, он уже стал многополярным.

О моей намечавшейся поездке в США. Представителями Соединенных Штатов было ясно сказано: виза с серьезными ограничениями была выдана мне за мои политические позиции. Лично я расцениваю подобные действия как политическое давление и преследование. Как и санкции в отношении парламентариев, они недопустимы. Потому что миссия парламентариев как раз в том, чтобы укреплять сотрудничество, доверие между странами.

О роли посла США в инциденте с визой. Я сама была послом и хорошо знаю, как много зависит от главы дипломатической миссии в сглаживании острых углов, налаживании добрососедских отношений. В данной ситуации, я понимаю, что не посол принимал окончательное решение о визе, но от него зависело добиться принятия решения не за три дня до выезда делегации, не держать это в тайне. Как дипломат, он не мог не понимать политических последствий подобного решения, и, надеюсь, он высказывал свою точку зрения на этот счет, отличную от позиции американских властей.

Будучи представителем США, посол как минимум обязан демонстрировать уважительное отношение к стране, в которой находится, пытаться ее понять, направлять в Вашингтон объективную, честную информацию, а главное — способствовать выстраиванию нормальных отношений. Только тогда он может рассчитывать на успех своей дипломатической миссии.

— Как теперь будут развиваться парламентские отношения с США?

— Не мы инициировали этот виток напряжения. Мы последовательно отстаиваем свои национальные интересы, отстаиваем фундаментальные ценности мировой политики. Такие как соблюдение международного права, верховенствующая роль ООН, Совета Безопасности, недопустимость вмешательства в суверенные дела государств. Мы и далее будем отстаивать эти позиции, которые, к сожалению, расходятся с видением США. Но при этом мы последовательно выступаем за диалог, в том числе и по парламентской линии. Потому что только за столом переговоров можно найти точки соприкосновения для сближения позиций.

И, безусловно, контакты по парламентской линии в этом плане очень важны. Именно поэтому мы инициировали данный диалог. Сейчас у нас продолжаются неформальные контакты с конгрессменами. К счастью, не все среди них зомбированы антироссийской пропагандой. Недавно некоторые из них приезжали в Санкт-Петербург. С ними проводил встречу глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев. Мы будем и дальше предпринимать усилия, направленные на продолжение диалога с конгрессом США.

В своем обращении к Межпарламентскому союзу вы сказали, что у вас есть друзья в США, которые по-другому оценивают международную ситуацию. Это политики или общественные деятели? Какие еще площадки могут быть использованы для налаживания диалога?

— Несмотря ни на что, неформальные контакты продолжаются — и по линии бизнеса, по линии образования, культуры, общественных организаций. И таких площадок много.

В годы холодной войны в рамках различных программ я не раз бывала в США. Нас обвиняли в том, что «вот вы в Афганистан вошли». Но нас давно там нет, а США вошли в Афганистан и вели себя как слон в посудной лавке, ни одной проблемы так и не решили. Нас обвиняли в том, что «вот у вас не выпускают евреев из страны». Но евреи давно свободно выезжают из России. Более того, многие из них уже возвращаются. Нас критиковали за то, что у нас одна политическая партия — КПСС, она доминирует. Но сегодня у нас политических партий больше, чем в любой западной стране. Но даже тогда мы слушали и слышали друг друга. Мы вели дискуссии, горячо спорили. Я почерпнула много полезного для себя. Общаясь с американцами, убедилась: они, так же как мы, хотят мира и стабильности, они не хотят противостояния, хотят уверенно смотреть в завтрашний день. И сегодня далеко не все американцы поддаются той пропаганде, которая навязчиво ведется в США.

В 1990 году проходил советско-американский женский форум, который я до сих пор по-доброму вспоминаю. Тогда в нем участвовали 100 представителей американских женских организаций и 25 от СССР. Это было такое взаимопонимание, такой интересный разговор, в результате которого мы выступили с единым обращением к нашим президентам. В нем мы высказали общую позицию нашего форума, что нашим странам, учитывая их влияние в мире, надо продолжать диалог, что мы за разоружение, что мы за перемены... У нас не было разногласий!

С тех пор прошло четверть века. В этом году по инициативе женщин из разных стран мы проводим в России Евразийский женский форум (пройдет с 24 по 25 сентября. — «Известия»). И вот две мои хорошие знакомые, участницы давнего советско-американского форума — Сара Хардер и Джоан Куриански охотно откликнулись на наше приглашение и приедут к нам. Кстати, именно Сара Хардер вручала 25 лет назад наше послание президенту СССР Михаилу Горбачеву. Это пусть небольшой, но важный симптом настроения людей, живущих в США, не Госдепа и не тех русофобов, которые сейчас задают тон в политике.

Уверена, что по итогам обмена мнениями на форуме в Санкт-Петербурге мы примем документ, который направим главам государств.

Но все-таки почему США и ЕС объявили войну парламентариям? На что они рассчитывают — на раскол внутри политической элиты?

— Санкции в отношении парламентариев — это, безусловно, попытки давления. Очевидно, что это происходит в отместку за взгляды, гражданскую позицию российских парламентариев. Но разве можно так вести себя стране, которая ратует за свободу слова и демократию?

США пытаются внести раскол в российское общество. Но такие попытки дают прямо противоположный эффект. Они сплачивают наш народ вокруг президента России. Действия США консолидируют и российскую элиту, которая с полным основанием видит в них угрозу всей нашей стране, национальной безопасности России. Поэтому тех целей, которые США себе ставили, не достигли. И не достигнут.

Поддержал ли позицию России Межпарламентский союз и ООН в отношении недопустимости давления государств на парламентариев и парламентские институты? 

— Президент Межпарламентского союза и на пресс-конференции, и на открытии сессии сказал, что неприемлемо, когда тем или иным парламентариям ограничивают возможность участия в международных мероприятиях. Было распространено мое письмо к участникам конференции спикеров парламентов.

Мы внесли предложение впредь не допускать проведения международных мероприятий в тех странах, которые не гарантируют их прохождения в полном масштабе и в полном формате, без ограничения участия кого-либо. Наше предложение было воспринято с пониманием. Мы и далее будем продолжать наши усилия в плане принятия международных актов, которые бы не допускали дискриминацию в отношении парламентариев, действующих в интересах своих стран.

Тем более что это не только недружественный шаг в отношении России, но это еще и попытка посягнуть на независимость крупной международной организации. Ведь Межпарламентскому союзу более 120 лет, в него входят 166 стран. Под формальным надуманным предлогом, взяв на себя обязательства как страна, где проходит мероприятие, Соединенные Штаты нарушили этот базовый принцип. Более того, конференция, организованная МПС на основе резолюции ООН, проводилась на ее площадке в год 70-летия организации.

Поэтому тут, действительно, все маски сорваны. Мы еще раз убедились в том, что международное право для США не указ. И конечно же, одна из причин, почему США пошли на такой шаг, заключается в том, что участие российской парламентской делегации помешало бы США оказывать то мощное давление, которое они оказывают на страны Евросоюза по санкциям.

Сегодня часто можно услышать мнение о том, что Россия не дает равноценного ответа на действия Запада, звучат предложения о расторжении военных договоров, а также отзыве послов. Согласны ли вы с этим, есть ли смысл в этих предложениях?

— В тех случаях, когда это необходимо, Россия предпринимает зеркальные, адекватные меры. Но в отличие от действий Вашингтона внешняя политика России очень взвешенная. Мы не хотим раскручивать спираль противостояния, конфронтации, санкционной и визовой войны. Наши шаги должны быть спокойными, сбалансированными, проникнутыми достоинством и уверенностью в своей правоте. Поэтому мне кажется, что некоторые российские политики допускают, что называется, перебор, излишне радикальны в своих предложениях, избыточно эмоционально реагируют на эту ситуацию. Мы — уважающая себя страна. Мы должны достойно себя позиционировать, не скатываясь на примитивный принцип «око за око». У нас нервы крепкие.

Известно, что часть отпуска вы провели в Крыму, возврата которого требуют на Украине, в США и некоторых европейских странах. На ваш взгляд, есть ли перспективы, что Украина смирится с потерей этой территории? Как вы оцениваете адаптацию полуострова?

— Полагаю, Украина уже понимает, что полуостров Крым к ней не вернется. Она будет вынуждена смириться с этой ситуацией, потому что за ней стоит воля народа Крыма и Севастополя. Этому невозможно противодействовать. Я недавно была в Крыму, общалась с самыми разными людьми — и с руководителями, и с простыми гражданами, которые ни на йоту не то что не жалеют, они просто счастливы и рады, что их мечта о возвращении в Россию сбылась.

Прошло всего полтора года, но, можно сказать, что за этот небольшой срок регион полностью адаптировался, вошел в российское правовое поле. В Крыму действуют все российские социальные нормы — по пенсиям, зарплатам.

Глядя на происходящее на юго-востоке Украины, крымчане сознают, что их ожидала бы еще более жестокая участь, если бы не воссоединение с Россией. На полуострове шла бы бойня, во много раз кровопролитнее, чем в Донбассе и Луганске. Жители Крыма сейчас говорят: мы не простили бы России, если бы она не способствовала проведению референдума о воссоединении и в крымских портах стояли бы натовские военные корабли. Подобное унижение невозможно себе представить, ведь российский флот там находится почти столько лет, сколько лет США как государству. По Крыму хочется сказать одно: господа, успокойтесь, вопрос решен, Крым — часть России.

На ваш взгляд, почему исторически близкая к России Украина оказалась так сильно зависима от США? Есть ли у нее сегодня шанс сохранить себя как страну?

— Украина — один из геополитических проектов США. Штаты на протяжении последних лет массированно обрабатывали украинскую элиту, националистов, разного рода радикалов с целью формирования антироссийских настроений, отрыва Украины от России и подчинения ее Западу. На мой взгляд, основная причина того, почему так произошло, в том, что Украина — страна, лидеры которой в постсоветский период не сумели создать устойчивые государственные институты и не противостояли идеологической и политической агрессии США. Это классический пример олигархического управления, где каждый олигарх имеет свою партию, депутатов, министров и тем самым влияет на власть. Всё это и привело к такому результату.

Очевидный факт, что при поддержке Запада на Украине с участием националистических группировок совершен государственный переворот, свергнут законно избранный президент, а сама страна перешла под внешнее управление. Это очевидно, потому что немало иностранцев засело в украинском правительстве, появились они и среди губернаторов. Сами украинцы сегодня не в состоянии принять ни одного самостоятельного решения. Они реализуют ту геополитическую линию, которую им навязали, вместо того чтобы отстаивать интересы своей страны. Ведь если бы украинские власти были заинтересованы в сохранении суверенитета страны, то политический кризис давно бы там прекратился. Для этого ничего сверхъестественного не надо: просто сесть за стол переговоров со своими гражданами — представителями юго-востока Украины, которые выставляют нормальные цивилизованные требования по защите прав и интересов населения этого региона.

Украинцы верят, что их возьмут в ЕС. Насколько это вероятно? Как вы прогнозируете дальнейшее развитие ситуации?

— Украина была суверенным государством, которое могло выбрать для себя любой путь развития. Она могла бы начать процесс евроинтеграции, приближая свое законодательство к европейскому, борясь с коррупцией, выстраивая эффективные государственные институты, равно как и институты гражданского общества, направляя усилия на реализацию национальных интересов. Она могла это сделать. Но народ был обманут теми, кто силой, незаконно захватил власть. Граждане поначалу верили, что вот-вот — и они будут в ЕС, что уже завтра у них будет такая же, как там, зарплата, высокие социальные гарантии, свободный въезд в Европу. Они за это голосовали, но в итоге их обманули.

Поверьте мне, в ближайшем обозримом будущем Украина не сможет стать членом ЕС. Это «морковка», которую подвесили для приманки, но она недосягаема. Страну в тяжелейшем экономическом, финансовом состоянии с населением более 40 млн человек никто принимать сейчас не будет. Не надо забывать про проблемы и самого Евросоюза. Поэтому в ближайшие десятилетия у Украины нет никаких шансов там оказаться.

Совет Федерации после выборов ждет серьезное обновление. Среди новых сенаторов появятся явные политические тяжеловесы — экс-глава управления внутренней политики АП Олег Морозов, экс-министр сельского хозяйства Николай Федоров, экс-глава РЖД Владимир Якунин, генсек ШОС Дмитрий Мезенцев. Проводили ли вы с ними встречи, грядет ли в СФ перераспределение должностей?

— Это очень известные, уважаемые, авторитетные политики. Безусловно, их опыт и знания будут полезны для Совета Федерации, позиции которого только укрепятся. Но пока нужно дождаться выборов и выдвижения их кандидатур в сенаторы. После выборов, конечно, мы обсудим с каждым, кто и на каком направлении хотел бы работать, чтобы максимально использовать возможности и потенциал этих людей на пользу дела. Да и я выскажу свои предложения.

Поскольку у нас будет существенное обновление, к нам придет 20 новых сенаторов, руководящий кадровый состав Совета Федерации, может тоже претерпеть изменения. И это нормально. Одним словом, перемены будут, их определит палата.

Со ссылкой на источники в СФ СМИ писали, что пост первого вице-спикера может занять экс-глава РЖД Владимир Якунин. Насколько это вероятно?

— Я еще не встречалась с Владимиром Ивановичем, и мне хочется услышать от него, в каком качестве он себя видит в Совете Федерации. Это очень известный, опытный человек. Решать, кто именно займет пост первого вице-спикера, будет сама палата.

Соответствующие консультации, встречи состоятся после того, как СФ будет полностью укомплектован. Это пройдет не сразу после 13 сентября, так как в разных регионах свой устав, разные сроки вступления в должность нового губернатора, который будет делегировать своего представителя в СФ. Поэтому у нас есть время всё обдумать и взвесить. Мне хотелось бы услышать мнение всех сенаторов.

Какие законопроекты будут приоритетными для рассмотрения на сентябрьской сессии СФ? Андрей Клишас заявил о том, что СФ предложит новые механизмы для регулирования деятельности иностранных НКО. Что это будут за механизмы, почему СФ уделяет этому такое пристальное внимание?

— План работы на осеннюю сессию уже сформирован. Есть ряд приоритетов. В первую очередь это, конечно, финансовый блок, поскольку нас ждет рассмотрение федерального бюджета на 2016 год. Оно будет непростым. Очень важно в нынешних экономических условиях принять не популистский, а реалистичный, сбалансированный бюджет с сохранением социальных гарантий для населения и сохранением макроэкономической стабильности в стране. Не менее важны экономический и социальные блоки вопросов, где также понятны приоритеты, над которыми мы будем работать.

Что касается вопроса об НКО, то еще раз хочу сказать, что суверенитет страны, стабильность и безопасность — основополагающие принципы для любого государства, которое должно принимать исчерпывающие меры для их сохранения. Мы не имеем права допустить деятельность тех организаций, которые направлены на расшатывание ситуации в стране, на подрыв институтов власти. Поэтому был принят ряд законодательных актов, ограничивающих их работу в России строго рамками закона. Но некоторые НКО не прекращают такого рода деятельность, ищут варианты обхода российского законодательства.

Задача СФ сейчас — провести мониторинг правоприменительной практики принятых законов и в случае необходимости внести дополнения и коррективы, чтобы те министерства и ведомства, которые отвечают за выполнение принятых законов, получили достаточно правовых механизмов для противодействия такого рода структурам.

Хочу особо подчеркнуть, что это не направлено против институтов гражданского общества. Государство поддерживает социально ориентированные и иные некоммерческие организации, которые соблюдают законодательство и работают в российском правовом пространстве. Но мы должны поставить законодательный заслон и дать инструменты министерствам и ведомствам против тех, кто пытается любыми способами обойти закон и заниматься подрывной политической деятельностью. Сейчас мы ждем от Генпрокуратуры, Министерства юстиции и МИД предложений, какие еще нужны нормы, чтобы законы работали эффективно.

Все ждут появления в СФ кандидатов по президентской квоте? Когда это может случиться? Можно ли ожидать в их числе Геннадия Зюганова или Владимира Жириновского, представители которых не исключают такого развития событий?

— Мы поступили правильно, когда ввели такой институт президентской квоты. Представительство федеральной власти в верхней палате необходимо. Это нужно для баланса. Мы дали право назначать таких сенаторов главе государства, и только он может принять решение, когда это целесообразно сделать, кто станет его представителем в палате.

Уверена, что это будут уважаемые люди страны — политики, государственные и общественные деятели, представители других сфер, которые смогут внести свой вклад в деятельность верхней палаты, в укрепление федерализма и развитие регионов.

Известия // вторник, 8 сентября 2015 года

«С Россией нельзя говорить языком силы и санкций»

«С Россией нельзя говорить языком силы и санкций»Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко — об ошибках и непрофессионализме дипломатов США и невозможности возвращения Крыма Украине

скопируйте этот текст к себе в блог:


Инфографика

Рейтинг успешности регионов России: динамика изменений за четыре года

Рейтинг успешности регионов России: динамика изменений за четыре года

О том, как в последние годы менялась управленческая эффективность в субъектах страны, — в инфографике «Известий»

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке