Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
25 июля
2016 года

Севастополь на линии огня

Губернатор города Севастополь Сергей Меняйло — о том, кто и зачем раскачивает лодку в городе

Сергей Меняйло. Фото: sevastopol.gov.ru

С самого начала «русской весны» и до сих пор наши украинские и западные партнеры пробуют нас на прочность. Учитывая общую мировую обстановку и ситуацию после вооруженного переворота в Киеве, воссоединения Крымского полуострова с Россией, войну в Донбассе, беспрецедентное экономическое давление на Российскую Федерацию, включая жителей Крыма и Севастополя, с нашей стороны было бы очень глупо рассчитывать, что враги не будут осуществлять попыток так или иначе дестабилизировать здесь обстановку.

Во время визита в Севастополь президент Владимир Путин заявил, что внешние силы планируют масштабные провокации, готовят диверсантов. Президент абсолютно прав: у нас есть достоверная информация о прямо сейчас готовящихся провокациях. Но Россия готова встретить любых «гостей». Пусть только сунутся. Именно поэтому Владимир Путин говорит об этом совершенно открыто.

В целом международная обстановка усложняется. Растет глобальное геополитическое противостояние и существуют силы, которые заинтересованы в поддерживании в «горячем» состоянии как можно большего количества очагов напряженности. Конечно, подальше от своих границ.

Американцы не могут смириться с тем, что Россия вернула Крым и Севастополь. Как-никак вся моя предыдущая жизнь связана со службой, часть которой проходила в Севастополе. Поэтому я могу выступать как военный эксперт. Уникальное расположение полуострова придает Крыму огромное стратегическое значение в системе обороны нашей страны. По сути, это большой авианосец, который позволяет контролировать небо над всем Ближним Востоком, Закавказьем, Средиземноморьем. Черноморский флот в кратчайшие сроки способен приступить к выполнению боевых задач в Средиземном море и Атлантическом океане. Я уже не говорю о системе ПВО, размещение которой здесь дает нам колоссальные преимущества и по сути нивелирует многие достижения американцев в регионе — их 25-летний труд по созданию угрозы южным границам России.

Разумеется, американцы не думают, что Крым может вернуться в состав Украины. Но им выгодно любое напряжение здесь. А окончательно стравить Россию и Украину, чтобы завязалась настоящая война, — это предел мечтаний отдельных политиков в США. Конечно, прямой военной угрозы нет. Никто не решится атаковать полуостров: на сегодняшний день это одна из самых хорошо защищенных территорий в Российской Федерации. Но провокации и диверсии возможны. И наше дело их предупреждать. Пока это неплохо получается.

Главнокомандующий поставил мне задачу, а я приступил к ее выполнению. В соответствии с региональным законодательством меня избрали губернатором депутаты Законодательного собрания Севастополя. Однако не механизм важен. Очевидно, что моя кандидатура устраивает федеральное руководство в том числе и по причине военных угроз городу. Севастополь — особенный регион России. Чрезвычайно важно, чтобы глава региона понимал армию и флот, при необходимости мог принять оперативное решение, если вопрос требует компетенции в военной специфике. Региональной администрации необходимо наладить эффективное взаимодействие с командованием ЧМФ, а губернатор должен быть мостом между моряками и городом. Практически каждый севастополец так или иначе связан с флотом: огромное количество людей служило и служит на море. Не удивительно, что и губернатор является представителем этой среды.

Вы посмотрите на карту. Страшные и тревожные события происходят совсем близко. Я имею в виду ситуацию на Ближнем Востоке. Сирия охвачена войной, которая грозит перекинуться на сопредельные страны. ИГИЛ наступает. В этой войне прямо или косвенно участвуют Иран и Турция, арабские страны, в любой момент может вступить Израиль. А это уже ядерное оружие...

Некоторые турецкие политики еще в украинские времена осторожно поощряли сепаратистские настроения крымско-татарского населения полуострова, играли на вопросах веры, культуры. Сейчас эта политика малоэффективна, крымские татары в основной своей массе солидарны с остальным населением Крыма и благожелательно относятся к России. Но недовольных можно найти всегда. Кроме того, не стоит забывать о двухмиллионной диаспоре этого народа, проживающей в Турции.

Не стоит сбрасывать со счетов и тех людей, которые сейчас находятся у власти на Украине. Война в Донбассе, которую они развязали, вызывает всё больше вопросов у украинского населения: социально-экономическая ситуация в стране чудовищная и продолжает ухудшаться. Списывать все трудности на Россию становится сложнее. Пока же враги применяют технологии так называемой мягкой силы — проводят диверсии в сфере общественного мнения. У наших врагов огромный опыт манипуляций общественным мнением. Для такой работы существует большое количество отработанных технологий — инструменты, которые позволяют использовать людей втемную. Зачастую, жертвами этих технологий вольно или невольно становятся местные политические и общественные деятели.

Люди с радостью приняли факт воссоединения с Россией, и абсолютное большинство от этого, конечно, выиграло. Однако, помимо административного объединения, есть еще и множество других очень важных аспектов. Это и законодательная база, и законодательная практика, и сложившиеся негласные отношения между бизнесменами, чиновниками, сотрудниками правоохранительных органов, криминальным миром. Украина — это другое государство, с совершенно иными правилами игры. Люди привыкли решать любые вопросы открытым «заносом денег» во всякий кабинет. Уровень должностного лица влиял только на размер взятки.

Некоторые уверены, что в России существует какой-то небывалый уровень коррупции. Эти люди просто не знают украинских порядков, когда коррупция практически легитимна. Некоторые севастопольские бизнесмены и политики просто не умеют действовать по-другому, не знают как — не видят ничего плохого в старых правилах. И вот мы начинаем стремительно всё менять, наводить российские порядки, наказывать за взятки. А они не понимают, что происходит, думают, будто всё это направлено лично против них, будто региональная власть хочет отобрать у них бизнес, устроить передел собственности. Такое объяснение им понятно и знакомо, ведь на Украине подобные процессы происходят практически после каждой смены власти.

И что в этих условиях обычно делают украинские политики? Устраивают майдан! Естественно, население подталкивают к этому и извне, помогают «советами», и не только. Некоторых просто обманывают, но в отдельных случаях оказывают давление. Ведь у многих остался бизнес на Украине — активы, зарубежные счета, партнеры. В свою очередь, полным ходом идет информационная обработка населения.

Как обычно, мягко — через оппозиционные СМИ, жестко — через социальные сети, НКО. Людей агитируют, всеми способами стараются повысить недовольство. Никто не оспаривает воссоединение с Россией, но открыто критикуются любые действия региональной власти, косвенно затрагивается федеральное руководство. В головы людей внедряются странные мифы, вбрасываются абсурдные нереализуемые идеи, раздуваются до космического масштаба незначительные скандалы. Создается протест.

И что тут сделаешь, если формально всё происходит в рамках закона? Только наши слова против их слов. Они ведь не привлекают людей из-за границы, на них работают столичные политтехнологи, протестные активисты, люди, засветившиеся в организации беспорядков на той же Болотной площади. Здесь не ожидают такого подвоха со стороны России — думают, что российское общество монолитно, что никто не желает зла полуострову.

До недавнего времени по всему Севастополю стояли палатки, в которых собирали подписи с обращением к президенту «за всё хорошее и против всего плохого». На самом деле, конечно, мы понимаем, что под видом сбора подписей не только происходит протестная агитация и откровенное вранье, но и создаются базы данных жителей Севастополя. Потом по этим базам данных уже идет адресная агитация, людей мобилизуют на акции протеста. Человек подписался под абстрактным требованием «прекратить разграбление Севастополя», приходит на митинг, а там ему уже говорят совсем другие вещи, гораздо более радикальные. Звучат призывы к отставке региональной власти, к неподчинению, саботажу. Оспариваются любые решения, дискредитируется политика федерального центра в отношении региона.

Возможно, идеальной власть никогда не бывает. Однако следует помнить, что в Севастополе сейчас переходный период. Мы год потратили на то, чтобы хоть как-то начать разгребать этот 20-летний завал, запустить нормальную работу государственных институтов. За 20 лет, которые Севастополь был в составе Украины, удивительно, что здесь вообще сохранилось хотя бы что-то. Нужно полностью менять саму концепцию городского развития, разрабатывать и внедрять механизмы, которые определят жизнь Севастополя на десятилетия вперед. И на это у нас пока был всего один год.

Но самое сложное — менять менталитет. Приходится переучивать всех чиновников в городе, заставлять соблюдать российские правила политиков и предпринимателей. Что касается жителей Севастополя, то я совершенно уверен, что они способны во всем разобраться сами. Севастополь — это город русских моряков, завоевать их уважение непросто, но я точно знаю, что на этих людей можно положиться.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // среда, 9 сентября 2015 года

Севастополь на линии огня

Севастополь на линии огняГубернатор города Севастополь Сергей Меняйло — о том, кто и зачем раскачивает лодку в городе

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке