Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
30 сентября
2016 года

Следующим будет Алжир

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о проблемах страны, которую пока еще не настигла «арабская весна»

Эдуард Лимонов. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

Следующим государством арабского мира, которое потеряет свою государственность или как минимум надолго погрузится в пучину бедствий, будет Алжир.

С «помощью» из-за рубежа или без, не суть важно. По моему мнению, дряхлой элите народной республики помогут уйти. Вероятнее всего, США, ведь Алжир называется народной республикой.

Мало уже кто помнит, что «арабская весна» началась в Алжирской Народной Демократической Республике в декабре 2010 года, раньше, чем в Тунисе.

Тогда в городе Алжир-столице и затем в регионах начались массовые уличные протесты. Вызваны они были резким подорожанием продовольствия — на 30% сразу, нехваткой жилья, чудовищной безработицей, особенно среди молодежи.

А еще недовольством правящей в Алжире с 1962 года, со времени национального восстания «революции» против Франции, партией «Фронт национального освобождения». Партия и лидеры ее состарились до неприличия и, кажется, плохо соображают, в каком мире живут.

(Вспомним похожую ситуацию начала 80-х в СССР, состарившихся наших вождей и их печальные смерти...)

Вот короткий перечень событий самого  начала 2011 года в Алжирской Республике.

1 января — протест против подорожания продовольствия в городе Алжире и затем в регионах (вилайетах).

22 января — многотысячная демонстрация в г. Алжире, 42 человека пострадали.

3 февраля — президент Абдель Азиз Бутефлика  сообщил о начале политических реформ, пообещал, что отменит чрезвычайное положение(введенное еще в 1992 году), разрешит мирные демонстрации (исключая г. Алжир), обеспечит доступ оппозиции на радио.

12 февраля, как вызов президенту, состоялась многотысячная  демонстрация именно  в г. Алжире, последовали жесткие столкновения с полицией.

24 февраля было отменено, наконец, чрезвычайное положение, длившееся 19 лет.

Алжир вроде бы успокоился. А внимание всего мира переключилось на драматические события в Тунисе, в Египте и в Ливии.

Между тем Алжир никак не успокоился. У власти оставалась и остается старая революционная гвардия ФНО.

На время отвлечемся от наших дней, бросим общий взгляд на Алжир.

Алжир — самая крупная территориально страна африканского континента. Однако пустыня Сахара занимает 80% ее территории. Страна граничит со злосчастной Ливией, с Тунисом, с несчастной, самой бедной страной Африки, Мали. Население — 38 млн человек.

Экономика держится на нефти и газе. Население в основном мусульмане сунниты, есть, правда, и берберы — 16 %.

На могилах нет фамилий, лежат черепки. Когда алжирец рождается, родители в тот же день покупают кувшин. Когда алжирец умирает, кувшин разбивают у него на могиле.

С 1999 года президент страны — Абдель Азиз Бутефлика, ветеран ФНО, ему 78 лет, уже в 1956 году он вступил в национально-освободительную армию Алжира, то есть 59 лет тому назад!  В 2013 году Бутефлика перенес инсульт.

В очередной раз избранный президентом в 2014 году (с 2008 года в Алжире президент может избираться неограниченное количество раз), Бутефлика принимал присягу в инвалидном кресле. Слабым голосом зачитал текст.

У президента немало «косяков» (да простит меня Господь за употребление тюремного стиля словечек, но Бутефлика именно напартачил «косяков»).

В 1981 году он был осужден за финансовые махинации (за хищение средств, выделенных алжирским посольствам, он в те времена был министром иностранных дел), в результате чего был вынужден уехать из страны на 7 лет.

А еще он совершил бесчеловечный поступок: отказал в убежище собрату, национальному революционеру: в  августе 2011 года отказался принять у себя Муамара Каддафи, не подходил к телефону, когда тот звонил. Последнее дело, конечно же, не принять у себя человека, за которым гналась смерть.

Вторым человеком в Алжирской Народной Республике работает  Саид Бутефлика, его с боязливым уважением называют «мсье брат».

Судя по сообщениям из Алжира, «мсье брат» стремится стать в свою очередь президентом. И поговаривают, что «мсье брата» поддерживает президент Франции Франсуа Олланд.

Буквально в эти дни и недели президент Бутефлика предпринял попытку как-то омолодить и разбавить густую геронтократическую элиту государства.

Так, он уволил 76-летнего главу DRS (секретная служба Алжирского государства ) генерала Мохаммеда Медиена (он же Тевфик) и назначил на его место генерал-майора Атмана Тартага (он же Бомбардир), которому 65 лет.

Не стоит удивляться возрастам этих активистов революции против французского колониализма, там есть ребята посерьезнее. Шефу генерального штаба вооруженных сил Алжирской Республики Ахмеду Саиду Салаху 85 лет.

Все вместе они пережили немало.

Чтобы понять, что они пережили, обратимся к событиям 1991 года. В декабре того года в первом туре выборов в парламент Алжирской Республики 47% голосов, и таким образом 188 мест в парламенте, получил «Исламский фронт спасения», который (вкратце) ратовал за создание исламского государства, Конституцией которого будет Коран. 

Ветераны ФНО взволновались страшно. Потому что стало понятно, что во втором туре «Исламский фронт» неминуемо доберет недостающие им три голоса, для того чтобы сменить Кнституцию и превратить Алжир в исламское государство.

11 января 1992 (за пять дней до второго тура голосования) тогдашний президент Шадли Бенджедид, не договорившийся с исламистами, ушел в отставку.

Совет национальной безопасности во главе с премьер-министром отменил второй тур голосования.

Был создан Высший государственный совет во главе с Мухаммедом Будиафом, одним из исторических вождей алжирской революции. Лидеры ИФС были арестованы.

4 марта ИФС был распущен.

Исламистские группировки, с одной стороны, и армия, с другой, развязали гражданскую войну.

О степени кровопролития можно судить хотя бы по тому, что в ходе нее исламистами был убит президент Алжира, а пропавшими без вести в эти годы числятся до 20 тыс. человек.

Гражданская война кое-как вроде закончилась, после 19 лет чрезвычайного положения Бутефлика его отменил.

Но вот только что назначенный главой секретной службы Атман Тартаг — живое и укоризненное напоминание о тех зверствах, которые происходили тогда. Семьи пропавших жертв называют Тартага  не иначе как Монстр Бен-Акнуна.

С 1990 по 2001 год Тартаг возглавлял Главный военный  центр расследований (CPMI) в Бен-Акнуне, рядом с городом Алжиром, где практиковали пытки оппозиционеров, военных, активистов, подозреваемых в знакомстве с «Исламским фронтом спасения». Там же их и ликвидировали, если они были признаны «неисправимыми».

Исламские группы ещё в 1994 году объединились а «Исламскую армию спасения».

Исламисты никуда не исчезли. Ждут своего часа. Революционная Ливия бурлит рядом. Оружие оттуда наверняка поступает. Семьи погибших в Бен-Акнуне требуют отмщения. Молодежь хочет работы. Лицезрение хиреющего президента в инвалидном кресле не добавляет стране бодрости духа, но повергает ее в уныние.

Алжир — следующий на очереди для взрыва.

Да не сможет «мсье брат», которому  благоволит президент Франции, остановить неизбежное, нет, не сможет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // понедельник, 21 сентября 2015 года

Следующим будет Алжир

Следующим будет АлжирПисатель и политик Эдуард Лимонов — о проблемах страны, которую пока еще не настигла «арабская весна»

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке