Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
1 июля
2016 года

Газовая война с Турцией может стоить России $9 млрд в год

Впрочем, накануне холодной зимы заместить российский газ Турции будет попросту нечем, уверены аналитики

Фото: REUTERS/Maxim Shemetov

Сегодня днем президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что Анкара может отказаться от закупок газа у России из-за обострения отношений на фоне нарушения российским истребителем турецкого воздушного пространства. Если Турция решится на такой газовый демарш, то Россия недополучит в 2016 и последующих годах порядка $9 млрд в год.

Сейчас у России заключено несколько долгосрочных контактов с Турцией на поставки газа. Цена по каждому из контрактов не раскрывается, но известно, что средняя стоимость за тысячу кубометров проданного в прошлом году газа у «Газпрома» составляла $345, говорит Константин Симонов из Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ). В прошлом году Россия экспортировала в Турцию 27,3 млрд куб. м газа. Есть даже советские контракты, а последний истекает 1 января 2026 года, уточняет Мария Белова из Vygon Consulting. Если исходить из того, что потребление останется прежним, то ежегодные потери российского бюджета от возможного разрыва контрактов на поставки газа могут составить в районе $9 млрд.

Белова отметила, что почти весь потребляемый газ Турция импортирует, эта страна стабильно входит в тройку крупнейших потребителей российского газа — больше Турции в прошлом году импортировала лишь Германия (40,3 млрд куб. м). По данным Международного энергетического агентства, российский газ занимает более 50% (из порядка 52 млрд куб. м) импортируемого Турцией голубого топлива: «Газпром» поставляет его сюда по двум трубопроводам — Трансбалканскому (мощность 16 млрд куб. м) и «Голубому потоку» (тоже 16 млрд куб. м). Остальные трубопроводные объемы идут из Азербайджана (6 млрд куб. м) и Ирана (9 млрд куб. м). Также газ поставляется в виде СПГ танкерами из Алжира, Нигерии, Катара, Норвегии и Египта (суммарно около 9 млрд куб. м).

Заявления Эрдогана не поддаются экономической логике, утверждает Константин Симонов из ФНЭБ.

— В краткосрочной перспективе у Турции даже в теории нет возможности диверсифицировать поставки газа в страну. Известно, что Турция рассчитывает увеличить закупки по азербайджанскому направлению TANAP, но раньше 2021–2022 годов запуск этих мощностей никто не ждет: есть проблемы с запуском месторождения Шах-Дениз, которые уже привели к тому, что Азербайджан сам начал покупать газ у России. Что касается Ирана, то его добыча в августе и сентябре сокращалась, — сказал Симонов.

В перспективе расширение поставок из Ирана представляется сомнительным, соглашаются в Vygon Consulting, так как пока иранский газ является самым дорогим для Турции и обходится ей на 15% дороже российского ($490 за 1 тыс. куб. м в 2014 году). Анкара неоднократно подавала иски в международные судебные инстанции, пытаясь добиться снижения цены на иранский газ, сейчас турки хотят получить скидку в размере 25%. Санкции с Ирана сняты только частично, напоминает Симонов. Что касается газа из Азербайджана, то запуск второй фазы действующего трубопровода ожидается только к 2018 году, говорит Белова.

Из Европы к Турции подведен Трансбалканский трубопровод, который частично контролируется «Газпромом», поэтому поставки альтернативного газа по этому направлению исключены. Кроме того, отмечает Симонов, накануне холодной зимы ни одна европейская страна не смогла бы поставить в Турцию объемы, которые поставлялись Россией. По СПГ заместить сразу такие объемы тоже сложно. Помимо этого, Турции стратегически невыгодно отказываться от газовых проектов с Россией: между странами готовится к подписанию соглашение на строительство нового газопровода «Турецкий поток» (ожидался запуск первой его нитки в 2016 году, но теперь, очевидно, откладывается). Турция может получить роль крупного транзитера российского газа, ее ежегодные доходы могут достигать нескольких миллиардов долларов, считает Симонов. Сейчас Россия настаивает, чтобы по территории Турции было проложено две нитки — одна для Европы, другая для увеличения поставок в саму Турцию. Ориентировочно мощность газопровода должна составить 32 млрд куб. м, заявлял во вторник глава «Газпрома» Алексей Миллер.

Наконец, при разрыве действующих контрактов с «Газпромом» Турция будет обязана выплатить отступные России, их размер указывается в контрактах, но не раскрывается. По мнению Симонова, он может составить сумму, равную стоимости всего недопоставленного газа по контракту, — а это «десятки «Мистралей».

— Само собой, заявления Эрдогана абсолютно политические и имеют под собой эмоциональную основу. Он говорит, что Турция крупнейший потребитель российского газа, хотя все мы знаем, что это не так. В ноябре прошлого года, когда Эрдоган с Путиным заявляли о проекте «Турецкого потока», казалось, что Турция сумела отделить политику от экономики, ведь у нас уже тогда были расхождения по Сирии, — отмечает Симонов. — На фоне разногласий с Турцией по скидке на газ Россия уже начала перебрасывать будущие поставки на север, на «Северный поток 2», рассчитывая в большей степени на Германию как будущего транзитера газа.

По его мнению, если Турция решится отказаться и от атомных проектов с Россией (в 2010 году Россия заключила соглашение с Турцией на строительство АЭС «Аккую», Эрдоган также предупреждает, что соглашение может быть разорвано), на них может не найтись подрядчика.

— Для России строить атомную станцию там едва ли выгодно. Вложенные в нее деньги (стоимость проекта — около $20 млрд. — «Известия») возвращаются только из тарифа, при этом Россия финансирует проект на 100%. Я слабо верю, что турецкие власти не выбрали для строительства американский атомный концерн Westinghouse из-за дружбы с Россией — Турция член НАТО и дружит с США. Westinghouse никогда не строил АЭС на таких условиях.

Главная причина, по которой Эрдоган перешел к столь резким заявлениям, — грядущие парламентские выборы в республике, считает один из бывших послов России на Ближнем Востоке.

— Когда президентом Турции был Гюль (Абдулла Гюль был президентом с августа 2007 по август 2014 года. — «Известия»), он всегда мог компенсировать своими заявлениями вспыльчивость Эрдогана (с августа 2010 года по август 2014-го — премьер-министр Турции. — «Известия»), и в этом была и хороша их связка, а с Давутоглу (лидер правящей Партии справедливости и развития. — «Известия») у Эрдогана пока не получилось создать хороший тандем, сам же Давутоглу уже заявил, что удовлетворен объяснениями России по инциденту с военными самолетами, которые затронули воздушное пространство Турции, — считает собеседник.

По мнению дипломата, Турция традиционно очень резко реагирует на нарушение своих границ.

— Три года назад израильтяне били по провинции Дейр-аль-Зур, где сейчас укоренился ИГИЛ, и, отходя, попали на часть территории Турции — тогда дошло чуть ли не до разрыва отношений, — говорит он.

Известия // четверг, 8 октября 2015 года

Газовая война с Турцией может стоить России $9 млрд в год

Газовая война с Турцией может стоить России $9 млрд в годВпрочем, накануне холодной зимы заместить российский газ Турции будет попросту нечем, уверены аналитики

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета « Турция»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке