Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
27 мая
2016 года

Народное единство, Рой Джонс и княгиня Марья Алексевна

Политик Константин Затулин — о празднике единения разделенного народа

Константин Затулин. Фото из личного архива

Праздничный День народного единства, установленный в 2005 году, разменивает второй десяток в своей новой истории. Оставим в покое тлеющие споры о том, стало ли за это время Народное Единство 4 ноября антидотом от народного раскола тремя днями позже, в очередной канун Октябрьской революции. Поговорим о единстве народа как таковом.

В буквальном смысле единство нашего русского народа, как и производного от него российского, возможно только вокруг непререкаемых императивов его бытия и сознания. Является ли верность России и служба ей безусловным номинантом в этой категории?

Для меня, как и для предшествующих поколений моих казачьих предков, ответ очевиден. Не все, конечно, в России являются казаками — есть еще отдельные выпускники Высшей школы экономики. Но в принципе единство российского народа на почве служения российскому же государству достижимо — даже притом что каждый имярек понимает это служение по-своему. Мы приближаемся к народному единству в дни суровых испытаний и выдающихся побед — в этом смысл привязки этой темы к эпохе Смутного времени, поставившего Россию на грань исчезновения. Было ли, скажем, принятие Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации, участие в развале СССР и учреждении СНГ проявлениями народного единства? Конечно, нет. Было ли таковым возвращение Крыма в Россию? Конечно, да. Если речь идет о народе России — гражданах Российской Федерации, в подавляющем большинстве живущих в пределах ее территории.

С русским народом сложнее. В ХХ веке он четырежды подвергся разделению. Последнее, самое масштабное, в 1991 году, сопровождалось утратой исторических земель и перевело 25 млн русских в позже укоренившийся разряд «соотечественников за рубежом». Взаимосвязь «зарубежных русских» с российским народом очевидна, но не однолинейна: не только потому, что в нынешней России кроме русских проживают еще 192 национальности, но и по той простой причине, что миллионы русских за рубежом оказались или стали гражданами других государств. Нужно ли российскому государству и обществу, преодолевая многообразные препятствия, искать единства с этой отрезанной от нас частью русского народа?

На этот вопрос и при Ельцине, и при Путине у нас принято отвечать однозначно утвердительно. Мы располагаем огромным массивом свидетельств того, как поверх границ, таможен, гражданств и внешнеполитических изотерм русские люди в других странах стремятся к какой-то связи или даже воссоединению с Россией. Разве не в этом феномен русского Крыма, в течение 23 лет добивавшегося своего права на волеизъявление?

Но путь Крыма никак не может быть универсальным рецептом решения. В случае с Донбассом, так же запросто подаренным Украине, как и Крым, только на 30 с лишним лет раньше, попытка воссоединения натолкнулась на реальности геополитики. Абсурдно искать единства с русскими, где бы они ни жили — в Лондоне или в Австралии, — по крымскому сценарию. Вот уже 20 лет Российская Федерация идет по другому, испытанному евреями, армянами, китайцами и другими разделенными народами пути, пытаясь вовлечь русскую диаспору за рубежом в сотрудничество. Как и все, кто попал в такую ситуацию, мы рассчитываем, что помощь русским за рубежом поможет им быть успешными, влиятельными в странах проживания и, в свою очередь, послужит дальнейшему возрождению России. Идейным основанием такого сотрудничества стала выдвинутая Русской православной церковью концепция «Русского мира», а ее исполнителями — различные институты российского государства и общества, включая специально для этого созданные (правительственная комиссия по делам соотечественников за рубежом, комитет Государственной думы по делам СНГ и связям с соотечественниками, фонд «Русский мир», федеральное агентство «Россотрудничество» и др.).

Все эти годы так или иначе участвуя в этой работе, я не могу не видеть, что сложившаяся ее система переживает кризис. Этот кризис, безусловно, взаимосвязан с наступлением новой холодной войны, поводом которой стали события на Украине. Мы вернулись  в ситуацию противостояния, которая была до распада Советского Союза, а точнее, даже до начала перестройки. Делаются попытки использовать наших соотечественников — русских, русскоязычных — за пределами РФ во вред интересам России, для критики ее действий, для утверждения, что Россия нынешняя расходится с той Россией, которую хотели бы видеть русские за рубежом. Это методология времен холодной войны. В самой крайней форме результаты ее применения проявляются в натравливании киевскими властями русских Украины на русских Новороссии. «Русские убивают русских».

Это вызов, требующий от России удесятерить свои усилия. Проведение мероприятий, работа с активом соотечественников за рубежом, что стало смыслом создания и методикой работы всех вышеперечисленных государственных и общественных структур, — это очень важно, но разве этого достаточно, чтобы огромная масса русского населения, миллионы наших соотечественников почувствовали свою ответственность за судьбу России? Необходимо не только и не столько установление и развитие связей с отдельными протагонистами «русского мира», зарубежными русскими общинами и организациями, сколько создание условий для соучастия всей нашей диаспоры в бедах и радостях своей Родины. Чтобы противодействовать политической, а затем национальной ассимиляции, нет ничего более важного, чем сосредоточиться на сохранении русского языка и поощрении национального самосознания.

Со времен Рима и Византии сила и влияние государства часто выражаются не в территориях и не в количестве войск, а в тех постройках, которые олицетворяют его мощь и возможности, как, например, Московский Кремль или Святая София в Константинополе. Мы в состоянии ставить перед собой грандиозные цели: проводить Олимпиаду, строить космодром Восточный, мост через Керченский пролив, заниматься другими масштабными проектами. Скажите пожалуйста, почему за все годы существования Российской Федерации с 1991 года мы не создали ни одной образцовой русской гимназии за рубежом? Ни одного госпиталя, который бы назывался «Русский госпиталь на Украине» или «Русский госпиталь в Казахстане», чтобы все знали, что это образец? Больницы, которая бы называлась «Русская больница»? Не соорудили никакого социального объекта, который был бы воздвигнут на средства необязательно государства, а тех наших патриотических предпринимателей, которые покупают футбольные и баскетбольные клубы за рубежом?

Почему бы нам на самом деле не задействовать такой мощный рычаг, как российское гражданство для наших соотечественников? Ведь гражданство является наиболее ярким и ответственным способом идентификации и доказательства своей русскости, тем более когда ее за рубежом подвергают испытанию. Российская Федерация в своем законе «О государственной политике в отношении соотечественников за рубежом» зафиксировала, что соотечественники имеют право на упрощенное получение гражданства. А в законе «О гражданстве Российской Федерации» вы этого не встретите. В законе о гражданстве, по которому наше гражданство и предоставляется, есть только одна запись, где мелькает слово «соотечественник»: участники программы переселения соотечественников в Россию могут прибегнуть к упрощенному порядку получения гражданства. То есть только в том случае, если они решили переехать в Россию и перестать быть «соотечественниками за рубежом». Скажите, что бы случилось с Крымом и Севастополем, если бы в соответствии с этой программой все русские снялись и уехали бы куда-то вглубь Российской Федерации, для того чтобы так подтвердить свою связь с Родиной?

Это абсолютно деструктивная идея, что русские должны уехать с территорий бывших союзных республик, по крайней мере таких как Украина, Белоруссия, Латвия, Казахстан. Там они защищают себя хотя бы своей численностью. А предоставление гражданства — на самом деле это самое простое, не требующее грандиозных миллиардных вливаний действие, которое мы могли бы предпринять, чтобы выйти не на отдельных активистов, а на всю массу русских за рубежом.

Не достучаться. Показательным негативным примером является провал поручения президента Российской Федерации от 12 декабря 2012 года об упрощенном порядке предоставления гражданства соотечественникам и «носителям русского языка», допущенный в результате перестраховки депутатами Государственной думы. Вместо того чтобы распространить эту норму на всех русских и русскоязычных — выходцев из Российской империи и Советского Союза, — было записано, что только те из них имеют право, чьи предки происходят с территории, соответствующей нынешним границам Российской Федерации. Это означает, что те русские, которые живут в Латвии, Литве, Украине, никоим образом не имеют права на получение гражданства по этой упрощенной схеме. За полтора года с момента принятия поправки о «носителях русского языка» в закон «О гражданстве» смогли подать заявление на получение этого статуса 10 тыс. человек, а паспорт получил всего 791. Гора родила мышь.

Давайте доверять нашим соотечественникам в мире. Да, есть отщепенцы. Но большинство хочет в этот момент поддержать Россию. Давайте исходить из логики, из которой исходят другие страны (Польша, Венгрия, Румыния, Израиль, Армения): откроем шлюзы, чтобы люди без переезда в Россию получили второе, российское гражданство. Казаки в Австралии или в США не могут выйти из гражданства страны проживания. Они должны в ней работать, но они хотят, чтобы они сами и их дети продолжали считать себя русскими (об этом шел разговор на недавнем Всемирном конгрессе казаков в Новочеркасске). Но если они захотят для этого получить российское гражданство, первое, что им скажут, — принесите справку из страны, где вы проживаете, что вы выходите из ее гражданства. Именно этого от русского Украины, например, требует ФМС в соответствии с законом о гражданстве. Зачем? Это издевательство! Если бы этого не требовали, то к 2014 году половина граждан Украины была бы одновременно гражданами России. И переворота в Киеве в 2014 году просто не было бы — побоялись бы последствий. И уж во всяком случае не рискнули бы учить русских в Донбассе уму-разуму с помощью установок залпового огня. Вот цена вовремя принятого решения.

В мае мы провели слушания в Общественной палате, попытавшись представить свои предложения в виде рекомендаций от лица гражданского общества. Увы, уважаемые руководители профильной комиссии по общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом шестой месяц бегут от этого проекта, как черт от ладана: «Что станет говорить княгиня Марья Алексевна?» Говорят: «Вы что, иностранцев хотите пустить в Россию? Они будут сидеть у нас на шее. Они будут получать наши пенсии и социальные льготы». «Бином Ньютона»: любой мало-мальски компетентный парламентарий в состоянии сформулировать такие условия второго гражданства, при которых гражданин России за рубежом, не отчисляющий средства в российский пенсионный фонд (так как он платит налоги в стране проживания), не вправе претендовать на пенсию в России.

Причина кризиса работы с соотечественниками за рубежом — не в отсутствии средств, структур или мероприятий. Разве нужны деньги, чтобы законодатели и исполнители поставили себя на место отрезанных от России русских людей, от которых требуют справок, справок и справок, даже когда они бегут от смерти? Причина — в непонимании смысла и целей работы с соотечественниками в тот момент, когда русское народное единство требуется больше всего. Живем как в «Сказке о потерянном времени» и только аплодируем Рою Джонсу, кулаками добывшему себе гражданство Российской Федерации.

Автор — член Общественной палаты, директор Института стран СНГ.

Известия // вторник, 3 ноября 2015 года

Народное единство, Рой Джонс и княгиня Марья Алексевна

Народное единство, Рой Джонс и княгиня Марья АлексевнаПолитик Константин Затулин — о празднике единения разделенного народа

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров


реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке