Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
3 декабря
2016 года

Грызня за Севастополь

Писатель Платон Беседин — о решающем этапе в истории города

Платон Беседин. Фото из личного архива

Хочешь знать, чем живет народ, — пройдись по госучреждениям, особое внимание удели больницам и поликлиникам. Такую мысль в первой половине прошлого века высказал советский классик. И, похоже, был прав.

Этими днями я, к сожалению, оказался в коридорах городских поликлиник. Врачей было мало, пациентов много, так что очереди длинные: общайся. Для писателя это, конечно, великая ценность, особенно если он из тех, кто, как характеризовал себя Чуковский, не успокоится, пока не перезнакомится с половиной вагона.

Но то, что я услышал от людей о ситуации в Севастополе, мне категорически не понравилось. Хотя это и не новости для меня — скорее подтверждение. Ведь я сам живу в Севастополе, знаю его жизнь. Кроме того, в силу определенного статуса мне часто пишут люди: с просьбами озвучить — или даже решить, что, в общем-то, странно — ту или иную проблему.

Так вот, настроения севастопольцев не радостные — они как ноябрьская волглость, рискующая перетечь в декабрьскую хлябь. Контрастируют с той феерией, с той эйфорией, что царила в городе еще полтора года назад, во время «крымской весны», давшей не только полуострову, но и всей Россией огромный патриотический заряд, энергетику больших целей. Тогда Крым, Севастополь, как и десятки веков назад, стали точками сборки для Русской цивилизации. Чудо бескровного воссоединения, преображения действительности идеалом Русской мечты осияли миллионы людей.

Однако, безусловно, праздник не мог продолжаться вечно. После референдума 16 марта 2014 года и знаковой речи Владимира Путина двумя днями позже начался новый, не менее, а, возможно, и более важный этап в жизни города — этап упорной, тяжелой работы, борьбы. Предстояло разобрать залежалый ворох накопившихся проблем, сберечь безопасность, отразить внешнюю атаку, интегрировать Россию в Крым и, главное, придать крымскому патриотизму необходимый вектор.

Часть людей на полуострове это хорошо понимала. Но многие надеялись на едва ли не моментальное преображение. Тем больнее, ощутимее стали для них новые, российские трудности, легшие поверх старых, украинских.

Будем реалистами: проблем в Севастополе хватает, даже слишком, и их масса в определенный момент может стать критической. Предпосылки для того есть, и тревожные маяки — вроде десятков тысяч подписей против губернатора Меняйло, стихийных митингов, нелепой ситуации с Херсонесом — уже вспыхивали. Оттого максимально осторожным, выверенным надо быть. И власти, и горожанам.

Очевидно, что любое севастопольское волнение, брожение, недовольство тут же постараются раскачать, использовать, направить для общей дестабилизации страны. Да, трудности сегодня испытывает вся Россия, но Севастополь — город особый, показательный. Он всегда был таким (не случайно федеральное подчинение и в СССР, и в Украине, и в России), после же «крымской весны» данная индивидуальность лишь акцентировалась.

Ведь именно порыв 23 февраля — остальные крымские города подключились позже — Севастополя, этого историософски засечного камня и форпоста Русской цивилизации, откуда пошли Православие и русское слово, вернули регион в Россию, заставили говорить о справедливости, пробудили чувство Родины, изменили весь ход истории. Ныне любой провал, коллапс в Севастополе — это удар по репутации всей страны и лично Владимира Путина.

Тем важнее обойтись без истерик в данном вопросе. Но и в елейность, благодушие скатываться нельзя. Модель коммунистической агитки, когда удои растут, а кролики плодятся, в Крыму не пройдет. Люди на полуострове сегодня как никогда раздражаются от лжи. Потому столь необходимо достичь в информационной политике того, что классически принято называть «золотой серединой». Требуется баланс между искренностью и безрассудностью, прозрачностью и затененностью. То единение, которое испытали Севастополь, Крым во время весны 2014 годы, необходимо продолжить, растянуть, а кое-где и реабилитировать.

Да, часть проблем решена в кратчайший срок. Например, работа банковской системы или вопрос обеспечения связи. Начато создание моста в Крым, и нет сомнений в том, что проект будет реализован.

Но по-прежнему нет закона, регламентирующего вопросы городского строительства, из-за чего девелоперские и строительные компании продолжают вести несанкционированную застройку, окончательно приговаривающую вид Севастополя. Вместе с тем не реконструируются объекты культурного наследия. Весомы проблемы в жилищно-коммунальной сфере, когда многие дома накануне зимы остались без тепла и не найти ответственного. Такая же беда и с вывозом мусора. В том числе и следствием бардака в медицинской сфере стала жуткая стрельба в Симферополе.

Мы сами ждали «скорую» два часа, а когда врач приехал, то сразу же извинился: на маршруте всего две машины (для сравнения, раньше было шесть). Жестокая нехватка лекарственных средств в онко- и тубдиспансерах. Растет безработица. Значительно ухудшилась криминальная обстановка, в которой появляются уж совсем экзотические преступления вроде недавних ночных поджогов машин или банды малолетних преступников, грабящих людей у банкоматов.

И, конечно, главной проблемой является катастрофический рост цен. Севастополь сегодня один из самых дорогих, а возможно, самый дорогой город России при средней зарплате 8–9 тыс. рублей и пенсии 7–8 тыс.

«Цены московские — зарплаты эфиопские» — так шутят местные. Чем занимается антимонопольный комитет — вопрос со звездочкой, но один факт: севастопольцы едут в Симферополь или Бахчисарай, чтобы покупать там строительные материалы, мебель, а заодно и продукты. Разница — из личного опыта — в цене на один и тот же шкаф в двух городах составила 6,5 тыс. рублей.

В таких условиях главное, что требуется Севастополю, — это всеобщая мобилизация, «крымская весна-2». Горожане, несмотря на все трудности, к этому готовы. Не было и нет паники, сожаления относительно сделанного выбора. Есть желание изменить ситуацию на благо, как тому быть должно.

Но готова ли к этому власть, ее ветви? Ведь едва ли не главное, что раздражает севастопольцев, — это те дрязги, которые устраивают между собой первые лица города. Изумляемся бардаку, наступившему в Украине после евромайдана, когда бывшие соратники публично унижают и позорят друг друга, экскаваторами вываливая грязное белье, но ведь то же самое происходит сегодня и в Севастополе.

Герои «крымской весны», руководство города предстают в уродливом, мракобесном свете, точно самки богомола, спорящие за самца.

Или вот свежая новость: «Ночные волки» запускают свой ресурс для участия в информвойне. Это значит еще больше ненависти и помоев. Хотя их и так — чан с дерьмом, где топят, кажется, всех причастных и непричастных. На одном ведущем севастопольском ресурсе Чалого называют агентом Украины, на другом Меняйло изображают бестолковым медведем на воеводстве, а их соратников называют ворами, алкотрэшбыдлом, проститутками, людьми с нетрадиционной ориентацией (это я почти цитирую).

Хуже — эта информационная помойка имеет фактическое воплощение, и две стороны — губернатора и председателя заксобрания — мешают работе друг друга и подконтрольным им организациям и бизнесам. Вспоминая другого классика, лес рубят — щепки летят.

Конечно, ни о каком процветании города тут говорить, что называется, не приходится. Люди заняты не работой на его благополучие, а личными амбициями, дрязгами и выяснением отношением. Вся их энергия, желание, ум, работоспособность, похоже, уходят на собственное самоутверждение, и в результате рождаются химеры и демоны, уничтожающие всё вокруг.

Хотя тот же Сергей Меняйло зарекомендовал себя на флоте как человек ответственный, знающий свое дело, и понятно, какие задачи — военного толка — он решает в Севастополе и с ними, видимо, справляется, раз его держат. Алексей Чалый, наоборот, бизнесмен, символ «крымской весны» и, что главное, настоящий патриот. Его команда также создана из людей (достаточно вспомнить Екатерину Алтабаеву), которые искренне любят свой город, ценят его историю и предлагают грамотные, здоровые проекты и инициативы, но не находят поддержки.

Вместе Меняйло и Чалый могли бы составить мощнейший, разноплановый тандем, который действовал бы максимально эффективно, достаточно лишь распределить функции, роли, зоны ответственности, но ни один, ни второй принципиально не хотят работать с другим.

Это, знаете ли, напоминает сказку о двух баранах, встретившихся на мосту. Вот только лететь вниз, если уже не летят, будут все севастопольцы. Допустить такого, особенно после «крымской весны», ни в коем разе нельзя. Поэтому либо Алексей Чалый и Сергей Меняйло (читай, полпред президента Олег Белавенцев) начнут сотрудничать и смогут дать результат, дополняя друг друга в симфонии Русской мечты, либо уйдут вместе и на их места придет третья сила.

Это неизбежно. Как и то, что Севастополь станет образцовым городом России, ее символом и флагманом. С «крымской весны» в городе-герое началась новая история страны, и она должна быть славной. Сама судьба распорядилась так, и личные амбиции, недосказанности, воззрения, промахи тут не в счет; они перемелются колесом истории во имя высшей благой цели.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // четверг, 12 ноября 2015 года

Грызня за Севастополь

Грызня за СевастопольПисатель Платон Беседин — о решающем этапе в истории города

скопируйте этот текст к себе в блог:


Новости сюжета «Борьба за Севастополь»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке