Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
4 декабря
2016 года

«Жалею, что не записал на видео урок, который дал мне Ростропович»

Виолончелист Борис Андрианов — о фестивале Vivacello и возросшем престиже конкурса Чайковского

фото предоставлено пресс-службой театрапресс-службой фестиваля Vivacello

С 18 по 26 ноября в Москве пройдет VII Международный виолончельный фестиваль Vivacello. Художественный руководитель фестиваля, известный виолончелист Борис Андрианов рассказал «Известиям», какие программы музыканты представят столичным слушателям.

 Каждый год специально для фестиваля один из современных российских композиторов пишет произведение для виолончели. Какая премьера будет в этом году?

— Сочинение «Jazz Rockoco вариации» Александра Розенблата. В этом году отмечают 175-летие Чайковского, поэтому Саша сам предложил нам это произведение, названное по аналогии со знаменитыми «Вариациями на тему рококо» Чайковского. Это семь вариаций на ту же тему, что и у Чайковского, только в симфоджазовом стиле — танго, блюз, тейк-файв. В сентябре мы уже репетировали это произведение с оркестром. Все были в восторге. В будущем планируем играть его и на других концертах. Кстати, я часто играю пьесу Musica von cello Павла Карманова, написанную для нашего прошлогоднего фестиваля. Она имеет огромный успех. Думаю, что ежегодно инициировать написание нового произведения для фестиваля — очень важно. Фестивали, может, и забудутся, но останутся произведения, которые расширяют виолончельный репертуар.

 Концерты будут проходить не только в филармонических залах, но и в музеях — Третьяковской галерее и Мультимедиа Арт Музее (МАММ).

— Мы уже подружились с этими музеями. В МАММ в прошлом году мы устроили концерт прямо в фойе. Очень уютно получается. На нынешнем Vivacello там будет покорять слушателей своим импровизаторским искусством Штефан Браун — виолончелист-виртуоз и композитор-джазмен из Австрии.

В Третьяковке, наоборот, запланирована очень академическая программа — немецкая романтическая и классическая музыка: Бетховен, Шуман, Брамс. Ее исполнят Вадим Холоденко, Алена Баева, гастролирующая по всему миру китайская виолончелистка Джин Чао. Она в первый раз приезжает на наш фестиваль и станет главным героем вечера в зале Врубеля Третьяковской галереи.

В этом году, что мне очень приятно, у нас много исполнителей, которые приедут на фестиваль впервые. Это Нарек Ахназарян, Тимоти Парк, Кристина Блаумане, которая выступит с полноценным отделением в Малом зале консерватории. А на концерте-закрытии выступят лауреаты разных лет конкурса имени Чайковского: Джонатан Роузмен — 17-летний лауреат последнего конкурса, я и Иван Монигетти. Забавно, что Монигетти в Германии тоже устраивает виолончельный фестиваль, который называется точно так же, как и наш.

 Кстати, что думаете об обновленном конкурсе Чайковского?

— Мне кажется, конкурс сегодня вернул себе былое имя. Самое главное, что теперь даже у самых лучших исполнителей появился стимул приехать на этот конкурс. На XV конкурс приехали музыканты с именем, которые уже имеют серьезную карьеру, — например, Леонард Эльшенбройх, Александр Бузлов. Это означает, что конкурс даже для известных музыкантов дает значительные возможности.

— Речь о концертных ангажементах?

— У музыкантов на 4 года, как минимум до следующего конкурса, расписан гастрольный график. И они находятся после конкурса в шикарной форме. То есть получается, что ты взлетел и летишь дальше. Когда мы играли, такого не было. У меня после победы на конкурсе Чайковского не было ни одного концерта, который бы официально организовали лауреатам.

 В этом году вы участвовали в акции «Ночь музыки» — играли в конференц-зале Ленинской библиотеки с четырьмя своими учениками.

— Мы решили сделать концерт исключительно виолончельной музыки. Было даже две мировые премьеры. Мама одного из моих учеников — композитор. Я недавно женился, и она написала по этому поводу пьесу для квинтета виолончелей: то есть для меня и моего класса. Потом у меня родился сын, и она написала еще одно произведение. В «Ночь музыки» мы эти пьесы и сыграли.

 В Германии вы учились у Давида Герингаса. Поддерживаете сейчас с ним отношения?

— С педагогами всегда надо общаться, а у меня их два: Давид Герингас и Наталья Шаховская, у которой я учился в Московской консерватории. Недавно ей исполнилось 80 лет. И 8 ноября в консерватории был ее юбилейный концерт, конечно, я там с большим удовольствием выступал.

С Давидом, к сожалению, мы редко общаемся, потому что живем в разных странах. Но он иногда приезжает к нам на фестиваль. Я всегда могу с ним посоветоваться. С Натальей Николаевной мы видимся чаще, так как вместе работаем в консерватории. Вообще, мне с учителями очень повезло. Я благодарю судьбу за то, что они еще в здравии. И до сих пор чувствую себя их учеником, как они всегда чувствовали себя учениками Ростроповича — и Герингас, и Шаховская у него учились.

 Вам доводилось общаться с Ростроповичем?

— Были отдельные встречи, а вот поиграть с ним не довелось. В первый раз мы встретились в 1995 году в посольстве США в Москве — там был концерт, посвященный приезду Мстислава Леопольдовича в Москву, я играл пару пьес. Еще одна встреча была у него дома — он давал мне урок. Я очень жалею, что не записал ее на видео. Какие-то замечания я, конечно, помню, но было бы здорово иметь запись, чтобы повторять этот урок. В 1997 году был конкурс Ростроповича в Париже, где я получил премию. На банкете, посвященном конкурсу, была сделана фотография, на которой я сижу между Герингасом и Ростроповичем, а они о чем-то спорят друг с другом.

— В 2007 году вы создали музыкальный проект «Поколение звезд», одна из целей которого — расширение географии концертов классической музыки в России. За прошедшие 8 лет вы побывали во многих городах страны. Как за это время в регионах изменилась ситуация с количеством концертных залов, качеством инструментов?

— В российские города, исключая Москву, Питер, а иногда Новосибирск и Екатеринбург, мало кто из музыкантов добирается. Но сейчас что-то меняется в лучшую сторону, хотя нужно еще многое сделать. Я с годами понял, что всё зависит от руководителей министерства культуры региона. Во Владивостоке построили шикарный оперный театр, строится много залов и музыкальных школ в других городах. Но это не является показателем уровня музыкальной жизни. Главное — инвестировать в хороших педагогов, приглашать выступать хороших музыкантов. В региональные филармонии каждый месяц должны приезжать российские звезды первой величины. Тогда это может дать хороший результат. А у нас некоторые чиновники думают, что достаточно построить зал и купить рояль за 15 млн рублей. Из-за этого порой получается, что рояль есть, а даже настройщика нет. И рояль молчит месяцами, да и программы концертов не всегда разнообразны. А это обидно. Поэтому очень многое из того, что мы исполняем на Vivacello, я стараюсь включить в репертуар своих выступлений и в регионах.

Пресс-служба фестиваля Vivacello

Известия // вторник, 17 ноября 2015 года

«Жалею, что не записал на видео урок, который дал мне Ростропович»

«Жалею, что не записал на видео урок, который дал мне Ростропович»Виолончелист Борис Андрианов — о фестивале Vivacello и возросшем престиже конкурса Чайковского

скопируйте этот текст к себе в блог:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке