Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
10 декабря
2016 года

Мальчики кровавые идут

Писатель Захар Прилепин — о том, почему с исторической точки зрения коронованные особы мало чем отличаются от большевиков

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

В спорах о переименовании Войковской станции метрополитена весомо прозвучала точка зрения одного известного русского националиста и публициста по совместительству.

Каждый почитатель советского периода, написал он, вправе верить в свои ассоциации: одному мила лампочка Ильича, другому — дом Павлова, третьему — полет Гагарина, четвертому — великие стройки, советская поэзия, фильмы Гайдая и Рязанова и т.д.

Но в основании всего этого, сказал он, всё равно лежит убийство царской семьи: страшное злодеяние, и ничего с этим не попишешь.

Увы, не совсем искренне огорчился русский националист, нам теперь придется избавиться от всего советского наследства, оно порченое.

Оспорить это трудно: с пролитой кровью вообще сложно спорить. Она самый весомый аргумент.

Но некоторые вопросы возникают всё равно.

В самую глубь времен уходить не станем: во времена усобиц и княжеской распри не раз и не два Рюриковичи вырезали Рюриковичей, своих родных и двоюродных братьев, дядьев и племянников.

Рискнем, чтобы не уходить в глубины времен, напомнить лишь несколько общеизвестных моментов эпохи заката фамилии Рюриковичей и воцарения Романовых.

Иоанн Грозный, как мы помним, лично убил в ноябре 1581 года своего сына Иоанна Иоанновича. Есть и другие предположения о причинах смерти царского наследника, но версия убийства по сей день считается основной.

Другой сын Грозного царя — царевич Дмитрий — либо погиб вследствие несчастного случая, либо тоже был убит. По крайней мере царица Мария и ее брат Михаил утверждали, что царевича зарезали заговорщики.

Характерный момент: во время правления Бориса Годунова будущие зачинатели династии Романовых подверглись опале. На них донесли, что они собираются погубить и умертвить царскую семью (вроде отравить) — в общем, 26 октября 1600 года братьев Романовых арестовали. Пять сыновей старшего Романова были пострижены в монахи и сосланы в Сибирь, где большинство из них погибли.

Грубо говоря, Рюриковичи (если вернее, то Годунов, который был родней Грозному царю, но Рюриковичем не являлся) закончили отчасти тем же, с чего начали большевики. Большевики погубили царскую фамилию в финале, а Годунов губил, да не догубил — в самом начале.

Дальше явился Лжедмитрий, которого, заметим, вдовствующая царица Мария Нагая признала своим сыном.

Лжедмитрия, невзирая на признание царицы, убили стрельцы. Версию о том, что Лжедмитрий действительно был спасшимся ребенком Грозного царя, до сих пор разделяет ряд ученых.

Царем стал Василий Шуйский, который совсем недавно тоже считал Лжедмитрия I настоящим сыном Ивана Грозного.

Нельзя не вспомнить здесь Марину Мнишек — жену Лжедмитрия (или просто Дмитрия). Они были венчаны, и в 1606 году она была официально коронована как русская царица Марианна Юрьевна.

Не без оснований Марианна Юрьевна претендовала на московский трон, а своего сына Ивана считала наследником. Но в 1614 году ее пленили, а трехлетний сын был повешен.

То есть в 1613 году первый Романов — Михаил Федорович — начал царствовать, а чтоб никто не помешал, пришлось умертвить трехлетнего мальчика.

Что такое лишний наследник, в те времена понимали все, в связи с чем представления о гуманизме серьезно корректировались.

К примеру, когда в 1670 году внук Михаила Федоровича, царевич Алексей Алексееевич, внезапно скончался в возрасте 15 лет (а до этого, не прожив и годика, умер его старший брат Дмитрий), бунтовщик и гулевой атаман Степан Тимофеевич Разин, взявший под контроль добрую треть России, объявил, что на своем струге он везет Алексея Алексеевича, спасшегося от дурных бояр.

Идя в бой, разинцы кричали: «Нечай!».

Нечаем — то есть, нечаянным, неожиданным — они прозвали Алексея Алексеевича, вернее, того человека, кто выдавал себя за наследника.

Но если об убийстве этого наследника говорить не приходится, то другому Алексею — старшему сыну Петра Великого — пришлось хуже.

Отец, на весьма веских основаниях, посчитал его изменником. Говорят, Алексея Петровича пытали в присутствии отца. По официальной версии наследник умер от удара. Но еще в XIX веке были обнаружены документы, что Алексея Петровича страшно мучили и вполне могли замучить до смерти.

Идем далее, по трудным маршрутам российской истории.

Иван VI — российский император, царствовал только первый год своей жизни, после чего был свергнут Елизаветой Петровной и оставшуюся часть жизни провел в одиночном заключении. За всё время заключения этот несчастный человек не увидел ни одного человеческого лица и к концу жизни, судя по всему, немного двинулся рассудком.

На даже сойти с ума ему не дали спокойно, потому что его зарезали в 1764 году во время попытки освобождения.

Утверждают, что взошедшая на трон Екатерина II нарочно инициировала это «освобождение»: ранее ею уже был отдан приказ, что свергнутого императора надо немедленно умертвить, если кто-то рискнет дать ему свободу.

В общем, убили. 23 года было шестому Ивану.

Нельзя здесь забыть и мужа Екатерины Великой — Петра III, тоже российского императора, низложенного волей его жены 10 июля 1762 года.

Петра тогда отправили в Ропшу, но прошла всего неделя, и он вдруг умер от геморроя. Пока был у власти — никак не умирал, а потом — раз, и всё. Самая известная версия: императора убил фаворит Екатерины Алексей Орлов.

Так просвещенная императрица погубила двух наследников русских царских фамилий: и Рюриковича, и Романова — сама Екатерина не принадлежала ни к одной из этих династий.

Пока она была у власти, за низвергнутого и погубленного Петра Фёдоровича успело выдать себя 40 самозванцев. Но самым известным из них является, конечно же, Емельян Иванович Пугачёв — великий буян и казачий атаман, в очередной раз разнесший добрую четверть России.

Третьей, хоть и не кровавой, но жертвой Екатерины Великой стал ее сын Павел Петрович. Императрица должна была ему передать власть, когда он вырастет, но не передала.

После смерти матушки Павел все-таки начал царствовать, но был убит офицерами в Михайловском замке в собственной опочивальне в ночь на 12 марта 1801 года. Организатором заговора стал П.А. Пален — петербургский генерал-губернатор и глава тайной полиции.

Это уже был XIX век.

В том же веке родился некто Владимир Ильич Ульянов.

Ни для кого в те времена не было секретом, что существование наследника или какой-то части наследников престола гарантирует любой государственности и всякому народу великие происшествия.

В результате этих происшествий не только представители царских фамилий (или самозванцы) могут потерять власть. Если бы!

Нет, всё это могло послужить — и почти всегда служило — началом великой смуты, когда гибли тысячи, а то и сотни тысяч вовлеченных в разнообразные разборки людей, когда государственность трещала и рассыпалась, а миллионы невинных страдали в этом хаосе.

Существование посторонних претендентов на власть в те времена было гарантией войны.

Посему в основе многих и многих государственностей лежат убитые наследники: отравленные, повешенные, задушенные и зарезанные.

Наказания Господня не избегает никто из совершивших столь чудовищные злодеяния.

И Советский Союз тоже в конечном итоге отравился пролитой кровью.

Однако досужие размышления вслух о том, что советское наследство маркировано убийством царской семьи, могут вести только те люди, которые всякую государственность почитают бедой и узаконенным злодейством.

Потому что если отрицать на этом основании всё советское, то и династию Романовых тоже, как мы видим, придется списать со счетов. И Рюриковичей отправить туда же, в утиль.

И будем мы, наследники вождей, монархов и князей, сидеть в чистом поле и думать: а отчего ж мы в такой пустоте? Отчего ж мы оказались на сквозняке? Без наследства, без прошлого и без будущего?

Да потому что всякий хотел в угоду своим взглядам что-нибудь отменить, переименовать, перерыть, присыпать и сесть сверху, в одиночестве.

Подвинься, идеолог. Я тоже тут сидел.


Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // понедельник, 16 ноября 2015 года

Мальчики кровавые идут

Мальчики кровавые идутПисатель Захар Прилепин — о том, почему с исторической точки зрения коронованные особы мало чем отличаются от большевиков

скопируйте этот текст к себе в блог:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке