Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
29 июля
2016 года

«Яблоко» подает надежды

Политолог Виктор Милитарев объясняет неожиданный выбор съезда партии

Виктор Милитарев. Фото: vk.com

Вот уже две недели в прессе довольно-таки для меня неожиданно воскресла тема, кажется, уже надежно забытой партии «Яблоко». Формальным поводом для обсуждения этой темы явился прошедший вчера в совхозе «Московский» съезд этой партии. На съезде должен был быть избран председатель партии.

Однако прошлые съезды партии внимания прессы, тем более столь длительного, не привлекали. Реальным поводом для пристального внимания СМИ к «Яблоку» явились просочившиеся в прессу слухи о том, что многие партийцы недовольны действующим председателем партии Митрохиным и готовят ему замену.

Эта информация оказалась верной. Правда, слухи о том, что вернуться на должность председателя желает основатель партии Григорий Явлинский, не подтвердились. Но политсовет партии с подачи Явлинского действительно выдвинул к съезду предложение ограничить деятельность председателя на своем посту двумя сроками и представил список из шести возможных кандидатур на должность председателя для обсуждения их съездом. И политические комментаторы с увлечением занялись обсуждением этих кандидатур.

Это обсуждение было, на мой взгляд, малопродуктивным и свидетельствовало лишь о хорошей работе пиарщиков «Яблока», которые смогли привлечь к партии внимание прессы. Данных для предсказания итога съезда ни у кого из внешних наблюдателей не было.

Предсказать можно было лишь две вещи.

Первое. И прошедшая подготовка к съезду, и сам съезд должны были пройти максимально демократично. То есть интриганства будет очень много, но и обсуждение кандидатур и сами выборы пройдут максимально честно и конкурентно. Но выберут в конце концов того, кого рекомендует к избранию Григорий Алексеевич Явлинский. Впрочем, этих предсказаний никто так и не сделал. Хотя они были совершенно очевидны.

Ведь партия все двадцать с лишним лет своей жизни живет именно в этом режиме. Максимально придерживается демократических процедур и одновременно с этим является сектой «свидетелей Явлинского». И в этом контексте гораздо интереснее ответ на вопрос — есть ли у такой, на мой взгляд, довольно странной партии политическое будущее?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, я хочу продолжить описание строения и политического поведения «Яблока». Мне кажется, что самым главным в «Яблоке» является то, что это партия интеллигентных читателей перестроечных толстых журналов, а также их детей и внуков. Это партия тех людей, которые прочли в «Новом мире» и «Огоньке», что жизнь в Советском Союзе является ужасной. А в сталинские времена она была не просто ужасной, а ужасной-ужасной-ужасной.

Но всю эту беду можно преодолеть. Для этого прежде всего нужно было ввести в Советском Союзе как можно больше демократии. А также потихоньку вводить рынок и предпринимательство, но при этом сохранить социальные гарантии граждан и ни в коем случае не отступать от пролетарского интернационализма и ленинской национальной политики. Потому что иначе будет великорусский шовинизм, а то и хуже того — настоящий фашизм.

И, поверьте, несмотря на ироничность и некоторую карикатурность, мое описание является достаточно точным и очень многое объясняет. И то, почему рафинированный интеллигент Сергей Митрохин не нравится очень многим в партии и многим из ее избирателей. А все очень просто. У Сергея внешность боксера. Зато профессиональный боксер Явлинский имеет внешность благородного киноартиста, и всем в партии очень нравится больше двадцати лет. Такова уж тонкая и ранимая душа русского интеллигента. 

И когда Митрохин, вполне трезво оценивая электоральную перспективность таких мероприятий, ввязывается в градозащитные и экологические проблемы, многих в партии это ранит и уязвляет. Уж больно неинтеллигентно, на их взгляд, выглядит председатель партии, участвуя в разрушении забора на незаконной стройке.

Тем же объясняется и то, что Виктор Леонидович Шейнис, чья бородка и грассирование очень уж напоминают персонажей из советских фильмов про меньшевиков и кадетов и многими воспринимаются не вполне однозначно, все эти два с лишним десятилетия остается в партии непоколебимым моральным и интеллектуальным авторитетом.

По этой же самой причине и самому «Яблоку», и его избирателям было в достаточной степени все равно, какой политической позиции придерживается большинство нашего народа. Ну, скажем, раздражает значительную часть населения нашей страны избыточная трудовая миграция. Ну и что? Мы же все равно с ней бороться не будем, потому что иначе это будет великорусским шовинизмом, а то и фашизмом.

И даже когда Митрохин исходя из электоральных соображений придумал промежуточную версию, что те, кто ненавидит мигрантов, конечно, фашисты и мы будем с ними бороться, но и у избыточной трудовой миграции есть некоторые недостатки, это ему популярности в партии не прибавило. Потому что многие партийцы задумались, не является ли позиция Митрохина по миграции слишком опасно близкой к позиции фашистов.

Этим же объясняется и глубочайшее неприятие членами партии и частью ее избирателей позиции большинства нашего народа «по Крыму», Донбассу и Сирии. И я этим «яблочным» взглядам совсем не удивлен. В конце концов «яблочники» еще не простили большинству нашего народа поддержку советской власти в брежневские времена.

Так что «яблочники» — это такая определенная субкультура русской интеллигенции. Отчасти продолжающая традиции дореволюционной русской интеллигенции кадетского типа, очень едко изображенной в свое время в романах Марка Алданова. Но в гораздо большей степени «яблочники» являются прямыми продолжателями советской шестидесятнической интеллигенции.

Более того, они успешно воспроизводят и сам образ жизни шестидесятников. Именно «яблочники» составляют, как мне кажется, значимое большинство посетителей театров, консерваторий и слетов любителей бардовской песни. И как все шестидесятники, «яблочники» очень болезненно чувствительны к любым проявлениям «национального вопроса». Кажется, даже само слово «русский» до сих пор является у них полутабуированным.

Все это очень напоминает политическую субкультуру парижских и вообще французских левых. Правда, в отличие от членов и избирателей французской Соцпартии, «яблочники» вследствие своей антисоветскости своей левизны очень стыдятся. И до сих пор, будучи в сущности типичными социал-демократами, чураются этого наименования и именуют себя исключительно «социал-либералами» и «демократами».

В общем, «яблочники» кажутся мне очень милыми и вполне приличными людьми. Но их политические взгляды делают, на мой взгляд, их позицию политически невыигрышной. Я ценю, что «Яблоко», пожалуй, единственная партия «демократической» направленности, которой удалось уцелеть с начала девяностых. Более того, «Яблоко» и КПРФ — единственные из политструктур, именуемых в России словом «партия», по своему устройству похожи на традиционные политические партии Европы, а не на их бюрократические имитации.

Мне очень импонирует трогательная приверженность «яблочников» к демократии как в масштабе страны, так и внутри собственной партии. Я уважаю «Яблоко» за их критическую оценку госпереворота 1993 года, гайдаровских реформ, чубайсовской приватизации и залоговых аукционов. Я высоко ценю публицистику Григория Явлинского с его критической оценкой олигархического капитализма в России и финансового капитализма на Западе.

Но все это у «Яблока» слишком «интеллигентно» и непоследовательно. Критике госпереворота в первой Думе предшествовала истерика Явлинского на ельцинском телевидении в ночь госпереворота, сопоставимая по интенсивности с аналогичной истерикой Ахеджаковой. Критика «Яблоком» олигархического капитализма в России безнадежно запоздала. А до этого Явлинский пять лет отделывался невнятными высказываниями о пагубности «экономики трубы».

И так у них всегда.  И всего этого, на мой взгляд, недостаточно для преодоления пятипроцентного барьера. А иногда мне даже кажется, что присутствие «Яблока» в Думе в значительной мере являлось результатом деятельности ельцинской администрации, любовно «натягивавшей» «Яблоку» недостающие полтора-два процента. А как перестали «помогать», так и «Яблоко» лишилось думской фракции.

Сегодня же «на фоне Крыма» шансы «Яблока» в большой политике еще меньше. И я вижу для «Яблока» сегодня только одну нишу. Это региональные и муниципальные выборы. Там «Яблоко» может оказаться для избирателя «меньшим злом» по сравнению с так называемыми «региональными элитами».

Один мой друг и коллега много лет занимался социологическим и социально-психологическим исследованием региональных элит в России. Однажды я его спросил: «В какой мере региональные элиты готовы защищать интересы жителей региона?». Он мне ответил: «Ни в какой».

По его словам, «региональные элиты» почти во всех регионах представляют собой связанные семейными и деловыми отношениями группировки родственников и деловых партнеров, пытающихся еще с позднесоветских времен монопольно контролировать всю жизнь региона. И административную вертикаль, и бизнес, и политику, и правоохранительные органы с силовыми структурами. И главными их двумя задачами являются — не допускать к власти в регионе «чужаков» и не дать центру подчинить себя полностью. А на народ им глубоко наплевать.

В свое время Ельцин, на мой взгляд, совершил одну из самых больших своих ошибок, сделав ставку на эти региональные элиты. И эта ошибка сегодня видна большинству жителей российской «глубинки». И на фоне циничного «пищеварительного» эгоизма региональных элит «честные фрики» из «Яблока» могут во многих случаях оказаться для жителей региона если не лучшим выходом, то по крайней мере наилучшим из худших. Правда, для такого результата «яблочникам» придется продемонстрировать на местных и региональных выборах профессионализм и хорошее знание местной специфики. Но, кажется, как мы видим, к примеру, по Карелии, такие кадры у «Яблока» имеются в наличии.

И основной интригой съезда и стала борьба между сторонниками двух тактик — тактики громкого выражения «интеллигентных» претензий к власти и тактики «поворота к регионам». Впрочем, дискуссия об этом началась лишь после того, как Явлинский навязал съезду уже упоминавшийся «запрет на два срока». Из уст Григория Алексеевича, руководившего партией пятнадцать лет подряд, слова о том, что править больше восьми лет — аморально, выглядели довольно специфически.

Но, так или иначе, на съезде в конце концов развернулась борьба между кандидатурами — Льва Шлосберга, известного своим фейком про «захоронение псковских десантников, погибших на Донбассе», и Эмилии Слабуновой, представлявшей наиболее сильную по своим позициям в региональной власти карельскую организацию «Яблока». И победа Слабуновой с разгромным счетом над Львом Шлосбергом говорит, на мой взгляд, о том, что партийные активисты все же поняли, что единственный шанс для партии выжить — это «путь в регионы».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // воскресенье, 20 декабря 2015 года

«Яблоко» подает надежды

«Яблоко» подает надеждыПолитолог Виктор Милитарев объясняет неожиданный выбор съезда партии

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке