Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
25 июня
2016 года

Дмитрий Мезенцев: «Стратегия ШОС — развитие и расширение»

Генеральный секретарь Шанхайской организации сотрудничества рассказал «Известиям» об итогах своей работы

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Голенищев

Глава МИДа Сергей Лавров выразил благодарность генеральному секретарю Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) Дмитрию Мезенцеву, высоко оценив его работу на посту главы организации, полномочия которого истекают 31 декабря. Ранее высокую оценку российскому представителю дали главы правительств государств — членов ШОС. О том, за что была поставлена столь высокая оценка и что удалось сделать за это время, Дмитрий Мезенцев рассказал корреспонденту «Известий» Наталье Башлыковой. 

— Дмитрий Федорович, истекает срок ваших полномочий на посту генсекретаря ШОС, которую вы возглавляете с 2013 года. За это время стала ли организация более эффективной, расширила ли свое влияние на международной арене? 

На этот вопрос легко отвечать обоснованно. Ключевым примером здесь могут быть итоги прошедшего под председательством президента России Владимира Путина саммита в Уфе, где были приняты решения, масштаб и значение которых даже в проекции ближайших 10–15 лет трудно переоценить. Прежде всего это стратегия 2025. Этот документ не просто масштабный план будущих действий организации до 2025 года, но и заявление на более весомое позиционирование ШОС в регионе и более активное участие в международной повестке дня. 

Документ имеет базовые разделы, где определены задачи по взаимодействию и обеспечению региональной безопасности и стабильности, борьбе с силами трех зол — экстремизмом, терроризмом и сепаратизмом, а также трансграничной преступностью, незаконным оборотом оружия, наркотиков и незаконной миграцией. Стратегия также предопределяет новое качество взаимодействия в торгово-экономической сфере, что подтверждает всё большую востребованность его в рамках ШОС. И требует от сторон более активного участия в сотрудничестве.  

Приняты новая программа, определяющая взаимодействие по борьбе с терроризмом, ряд других ключевых решений, в том числе определивших начало присоединения Индии и Пакистана к ШОС в качестве полноправных членов организации. Повышен статус Белоруссии до государства-наблюдателя, Азербайджан, Армения, Камбоджа и Непал стали партнерами по диалогу ШОС. 

Если говорить о практическом, стержневом содержании работы, то, полагаю, изменилось, упрочилось прежде всего качество взаимодействия стран-основательниц. Появился иной уровень сотрудничества, доверия, внимания между ШОС и государствами-наблюдателями. Уже привычным для нас стало их участие в диалоге практически на всех ведомственных и министерских площадках, а их больше двадцати... 

Такую практику отношений стран-основательниц с наблюдателями, партнерами по диалогу подтвердила и министерская конференция по вопросам безопасности, которая прошла под председательством министра иностранных дел России Сергея Лаврова 1 июня. В выступлениях глав внешнеполитических ведомств, высоких представителей 14 стран шосовской семьи прозвучали реалистичные, точные оценки вызовов и угроз, стоящих перед евразийским континентом. 

Могут сказать: танков в ШОС нет, ракет нет — а как тогда обеспечивать безопасность? Но в том и состоит искусство глав государств , министров иностранных дел и всех заинтересованных участников внутришосовского диалога, чтобы опираться прежде всего на огромный политико-дипломатический потенциал ШОС и обеспечивать стабильность региона. Высока здесь и роль антитеррористической структуры в ШОС. 

— Почему борьба с терроризмом и экстремизмом остается по-прежнему основным вектором работы ШОС? Что можно отметить на других направлениях сотрудничества?

— Обстановка на границах региона сегодня стремительно меняется, она серьезно осложнилась на Ближнем Востоке. Вопросы борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом находятся под пристальным вниманием международного сообщества, и ответом ШОС на эти вызовы и угрозы безопасности является активизация взаимодействия в рамках встреч и совещаний секретарей совбезов, министров обороны, генеральных прокуроров, судей верховных судов, министров внутренних дел и общественной безопасности.

Совсем недавно у нас создан еще один новый инструмент — механизм взаимодействия министерств юстиции. Таким образом, в ШОС налажено сотрудничество в том числе структур, отвечающих за мониторинг законоприменительной практики, что позволяет вести регулярный обмен опытом и информацией.

Кроме того, стоит отметить, что ШОС борется с трансграничной организованной преступностью и незаконным оборотом оружия и наркотиков, а также нелегальной миграцией. Кстати, институт взаимодействия национальных служб, которые борются с незаконным оборотом наркотиков, — один из самых сильных в ШОС. 

Торгово-экономическое и культурно-гуманитарное направления — также приоритеты ШОС. Скажу так: работа сторон в этих сферах соотносима с практической деятельностью каждого государства-основателя, что позволяет, продвигая национальные интересы, обеспечивать единство совместных планов.

— Когда можно ожидать появления Банка развития ШОС и «дорожной карты» о зоне свободной торговли? Что это даст организации?

— На заседании Совета глав правительств государств — членов ШОС под председательством китайской стороны 14–15 декабря было принято решение, подтвердившее значимость для организации своих финансовых механизмов. В первой половине года под председательством Кыргызстана министры финансов и главы центральных банков шести стран, отвечая на поручения глав правительств, представят в адрес сторон предложения о том, каким может, должно быть и будет взаимодействие в поддержке и сопровождении проектной деятельности, финансирование многих инфраструктурных проектов на пространстве организации. 

— Какая из стран-участниц сегодня заинтересована в развитии ШОС в большей степени? Или это партнерство можно назвать равным?

— Понятно, что существует различие потенциалов, масштабов национальных экономик, объемов золотовалютных резервов у стран — основательниц организации. Но в практике взаимодействия партнеры по ШОС с безупречным уважением относятся к мнению и инициативам каждого. Это один из важнейших принципов, это как писаное, так и неписаное правило объединения. Сегодня сказать, что кто-то лидирует по числу инициатив, а кто-то отстает, — нельзя. Каждая страна, особенно в год председательства, стремится использовать дополнительные возможности, представить новое, воспользоваться правом делать жизнь организации более насыщенной и интересной.

Так было и в год российского председательства. На саммите в Душанбе президент России Владимир Путин представил план председательства страны в ШОС, который включал свыше 100 масштабных мероприятий. Так же активны были в год своего председательства Таджикистан (2014), Кыргызстан (2013), КНР (2012). В год десятилетия ШОС — Казахстан (2011). В организации помнят успешную работу команды Узбекистана в 2010 году. Так в ШОС всегда.

— Как негосударственные механизмы ШОС включены в общую работу? Что это вообще за структуры?

— Деловой совет, как и межбанковское объединение ШОС, в соответствии с принятым в свое время решением высших руководителей не просто состоялись — без их деятельного участия представить сотрудничество представителей стольких государств уже невозможно. В 10-й раз в марте этого года в Ханты-Мансийске собрались эксперты из всех стран шосовской семьи под эгидой форума ШОС. Это была дискуссия людей авторитетных, во многом независимых, точно и остро чувствующих время. Эти встречи на так называемой второй дорожке организации дополняет сегодня работа Молодежного форума (сетевого Университета ШОС), всё большее внимание привлекает к себе и Энергоклуб. Организация хочет заявлять о себе и на крупных дискуссионных площадках, международных экономических форумах в Астане, Санкт-Петербурге, Сиане и Харбине, а в 2016 году, возможно, и в Сочи, и во Владивостоке.

— Каковы перспективы расширения ШОС? У кого из претендентов на вступление выше шансы?

— В соответствии с решением глав государств, принятым в год российского председательства, членами ШОС вскоре станут Индия и Пакистан. То взаимодействие с Ираном, которое сложилось у организации, особенно за последние 2–3 года, заинтересованность, которую проявляет иранская сторона, убежден, — основа нового качества и глубины сотрудничества этой страны с объединением. 

— Это будет способствовать продвижению решения вопроса о вступлении Ирана в ШОС? 

— На самом первом этапе становления ШОС были прописаны условия, по которым страна, находящаяся под санкциями Совбеза ООН, не может получить статус полноправного члена. В организации желают успеха Ирану в полном завершении работы по иранской ядерной программе, чтобы необходимые юридические процедуры для снятия санкций были реализованы как можно более оперативно. Верю, что после этого организация безотлагательно вернется к рассмотрению заявки Ирана на получение статуса полноправного члена

— А что касается других государств, например Монголии и Белоруссии? 

— Полагаю, наши друзья считают, что потенциал работы Монголии в статусе страны-наблюдателя еще не исчерпан. Белоруссия только что получила статус наблюдателя. Впервые на встрече глав правительств в декабре глава белорусской делегации представил в своем докладе подходы и позиции сторон по вопросам торгово-экономической повестки дня в Чжэнчжоу. Это весомое дополнение практики международного позиционирования Беларуси.

Что касается Азербайджана, Армении, Непала, Камбоджи, то эти страны получили статус партнера по диалогу ШОС в соответствии с решением лидеров государств, принятым в Уфе. С Азербайджаном, Арменией, Непалом новому генсекретарю еще предстоит подписать меморандум о предоставлении этого статуса по диалогу ШОС. С вице-премьером, министром иностранных дел Камбоджи такой документ был подписан в октябре на полях 6-го Евразийского экономического форума в Сиане. В практике объединения существует правило этапности, в соответствии с которым страны вступают в организацию с «первой ступени». 

— Сирия, Афганистан и Иран все-таки достаточно нестабильные регионы. Не принесут ли они нестабильность в ШОС? 

— Заявка подана Сирией только в этом году. Сложная обстановка в Сирии является сейчас первоочередным фактором, который должен учитываться при рассмотрении поданного документа. Прежде всего давайте пожелаем Сирии, чтобы на ее землю пришел мир и чтобы тысячи людей как можно быстрее забыли о тех тяготах, лишениях, потерях, которые они вынуждены переживать. 

Почему вы готовы рассматривать обстановку в Сирии и вокруг Ирана, используя один шаблон? Мы уже говорили о растущей включенности Афганистана и Ирана в состав стран ШОС. Иран — стабильное государство с богатой многовековой историей, культурой и традициями. С сожалением еще раз подчеркну, что единственным юридическим препятствием началу присоединения Ирана к ШОС являются санкции ООН. 

Если говорить об Афганистане, то на пекинском саммите в 2012 году президентами государств-членов было принято по-своему беспрецедентное решение о предоставлении Афганистану статуса наблюдателя при ШОС, минуя статус партнера по диалогу. И тогда же в одной из деклараций саммита было подчеркнуто, что ШОС видит решение «афганского вопроса» при центральной координирующей роли ООН. Государства шосовской семьи помогают этой стране и в двустороннем формате. Афганистану нужна системная поддержка и помощь, это хорошо понимают на пространстве ШОС.

— По мнению ряда экспертов, ШОС рассматривается как инструмент противодействия военному присутствию США в данном регионе. Вы с этим согласны? И чувствуете ли вы это противодействие? 

Не согласен, потому что и изначально, и сегодня государства-создатели не противопоставляли ШОС кому бы то ни было. Подобная позиция скорее экспертный ход. Задача ведь не в том, чтобы кому-то что-то противопоставлять. Мы сегодня видим, XXI век характеризуют сложнейшие процессы, обстановке в мире не хватает сбалансированности. Владимир Путин многократно отмечал необходимость видеть мир сегодня, а тем более завтра многополярным. Такой подход отмечен декларацией Уфимского саммита ШОС, в которой представлена также позиция организации и в оценке взаимодействия сторон ШОС за ушедшие годы, обозначены задачи на будущее. Легко читается, что государства-основатели видят мир многополюсным, а роль ООН по-прежнему весомой и значимой. 

— Придет ли ШОС к созданию своей парламентской структуры, как в Совете Европы, ОБСЕ или НАТО? 

— В свое время в ШОС рождалась парламентская составляющая, не формализованная, но фактическая. В 2007 году вместе с коллегами по Федеральному собранию я участвовал в работе по обеспечению встречи глав национальных парламентов в Москве. Тогда спикеры договорились встречаться регулярно. Полагаю, что в свое время и к этой договоренности стороны вернутся. 

— Можно сказать, что, став представителем Сахалинской области в Совете Федерации, вы поможете этот диалог возобновить? 

— Решать такую задачу можно только в команде. Именно такая работа была для меня за прошедшие 3 года главным делом в соответствии с решением о моем утверждении в должности генсекретаря организации, принятом глав амигосударств — основателей ШОС на Пекинском саммите в 2012 году.

Что касается моей деятельности в Совете Федерации, то я уже буду участвовать в первом январском заседании. Считаю задачу поддержки планов социально-экономического развития Сахалинской области для себя приоритетной и важнейшей. Тот опыт и система взаимодействия, которые были наработаны еще в рамках делового совета ШОС (Дмитрий Мезенцев возглавлял совет с 2006 по 2012 год. — «Известия») и во взаимодействии стран шосовской семьи, полагаю, могут быть востребованы к взаимной выгоде и на Сахалинской земле, и в парламенте. Поддерживаю начинания губернатора в том, чтобы сделать регион более привлекательным как для инвесторов, так и для туристов. Эта российская земля такого отношения заслуживает. 

Известия // вторник, 29 декабря 2015 года

Дмитрий Мезенцев: «Стратегия ШОС — развитие и расширение»

Дмитрий Мезенцев: «Стратегия ШОС  — развитие и расширение»Генеральный секретарь Шанхайской организации сотрудничества рассказал «Известиям» об итогах своей работы

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров


реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке