Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
29 мая
2016 года

Политические русские против этнократов

Политолог Станислав Смагин – о том, кому выгодно преследование Раиса Сулейманова

Станислав Смагин. Фото из личного архива

Про ситуацию, случившуюся 30 декабря в Казани, даже сложно сказать, чего же в ней больше – смехотворного абсурда или возмутительного попрания законности и элементарной логики. Эксперт Института национальной стратегии Раис Сулейманов, самый известный в Татарстане и один из самых известных и авторитетных в России противников радикального исламизма, пантюркизма и взращивания этих явлений на татарстанской земле, был арестован… по обвинению в экстремизме.

Основанием для столь суровой меры стали фотографии с символикой ДАИШ-ИГИЛ, которые несколько раз выступали в качестве иллюстрации к его материалам (!!!). Честно говоря, более яркой визуализации присказки «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью» я доселе не встречал.

Данный инцидент немедленно спровоцировал серьезную волну возмущения, и люди, принимавшие решение о задержании Сулейманова, решили отыграть назад.

31 декабря Раис Равкатович оказался на свободе, при этом он по-прежнему считается административным правонарушителем и должен выплатить штраф в 1,5 тысячи рублей. Куда более серьезными и зловещими, чем эта относительно символическая сумма, выглядят тенденции, олицетворением которых стала история с арестом.

Сулейманов давно уже раздражал влиятельные этнократические элиты Татарстана своей принципиальной борьбой против исламизма, татарского национал-шовинизма, притеснения русского и кряшенского населения республики. (Кряшены – православный субэтнос татарского народа, которого упорно пытаются лишить идентичности, примерно как русских на Украине.) Раздражение особенно возросло после эскалации напряженности в российско-турецких отношениях. Татарстан, в отличие от большинства других республик РФ с титульными тюрскими нациями, не приостановил связи с Анкарой, да и вообще, занял достаточно двусмысленную позицию.

Сулейманов отреагировал на происходящее статьями «Татарстан не может определиться: регион — часть России или вилайет Турции» и «Турецкий демарш. Как ученики Нурси и Гюлена влияли на мусульман Татарстана». Результат – налицо, буквально тотчас же после второго материала Сулейманов оказался за решеткой. Есть о чем всерьез задуматься федеральным властям и нашему в муках рождающемуся гражданскому обществу.

Провоцируемый казанскими этнократами конфликт и отход татар от русских стал бы немыслимой трагедией для обоих народов. Татары традиционно близки и дружественны русским, как мало кто другой, можно даже сказать, что татары в массе своей – политически русские.

Их ислам крайне миролюбив и часто играет роль больше культурного маркера, нежели реального религиозного фактора. От среднего православного или секулярного русского из Москвы средний казанский татарин отличается не более, чем русский евангелист или буддист в духе Б.Б. Гребенщикова. Делить нам абсолютно нечего и незачем. Увы, кое-кто в Казани считает, что предмет дележа существует. Еще более прискорбно, что у этих «кое-кого», явных врагов русского и татарского народов, есть влиятельные симпатизаны и лоббисты в столичном чиновничье-бюрократическом аппарате.

Пример тому – хотя бы революционные изменения, состоявшиеся и планируемые, в учебниках истории и вообще официальной историографии. Слышны радостные голоса - ура, наконец-то Золотую Орду сделали органичной положительной частью русского прошлого и продолжают укреплять в данном статусе. Но кому, скажите, нужен конструкт «российский - значит, ордынский»?

Исламской части нашей страны?

Однако Орда приняла ислам довольно поздно и для большинства мусульман России положительным или отрицательным фактором самосознания не является, кавказцам так и вовсе почти безразлична. Татарам как этносу?

Они, как уже было сказано выше, и так предельно близки русским безо всяких золотоордынских построений.

Большинство татар, в том числе знакомых мне лично, относятся к теме Орды спокойно или даже с иронией, Габдулла Тукай и Муса Джалиль для них много более значимы, чем любой из ханов Улуса Джучи. К тому же если не весь современный татарский этнос, то его костяк,- генетическое продолжение Волжской Булгарии, разгромленной Ордой, смешение же имен жертвы и захватчика - всего лишь исторический казус.

Теорию знака равенства между Татарстаном и Золотой Ордой критикуют многие члены академического сообщества республики, например, такой его авторитетный член, как профессор Мирфатых Закиев. Подобные умствования нужны и выгодны не татарскому народу, а относительно небольшой группе республиканских чиновников, активистов-этнократов и связанных с исламизмом представителей мусульманского духовенства.

А еще больше, кажется, они нужны полностью лишенным исторического и национального чувства обитателям столичных кабинетов, стремящимся лишь поставить лишнюю галочку в графе «меры по гармонизации межнациональных отношений».

Невольное содействие «золотоордынству», не только конкретному, но и понимаемому широко, оказывают и патриотичные, благонамеренные и при этом чрезмерно осторожные люди, старающиеся окружить опасные слова «русский» и «православный» десятками других, залить их водой оговорок и балансировок. Тем самым традиционное для России плодотворное взаимодействие народов, осуществляемое ради общего блага, оказывается абсурдированным и подмененным толерантным мультикультурализмом, который с треском провалился в Европе.

И как тут не порадоваться открытым оголтелым русофобам из лагеря «Эха Москвы», «Граней», «Новой газеты» etc? Получается диковинная смычка равнодушных, осторожных и оголтелых.

Часто можно услышать тезис: «Россия по-русски, конечно, звучит хорошо, но требуется ли это большинству самих русских? Волнует ли среднего русского обывателя данный вопрос? Ой вряд ли». Сложно поспорить, далеко не всякий русский чувствует разницу между его этнонимом и бледновато-безликим политонимом «россиянин», знает о фактическом наличии у республик и автономий РФ статуса квазигосударств и отсутствии каких-либо конституционно закрепленных прав у русских.

Зато все упомянутые нюансы отлично известны журналисту «Эха Москвы», бюрократу, подписывающему в родном улусе постановление о сокращении преподавания русского языка, и втайне опекаемому им местному сепаратисту-радикалу.

Когда хрупкая конструкция нашего государства, разъедаемая внутренними и внешними причинами, начнет рушиться, театрально удивляться, что русские сами до такого довели своей пассивностью и близорукостью, будет уже поздно.

Дуэт бюрократа и «охранителя», на радость русофобствующему либералу повторяющих заклинание «русские сами не понимают и не хотят», напоминает врача, считающего, что пациента не надо лечить, так как он сам не понимает симптомов своей болезни.

Признаюсь откровенно: всякая возмутительная дикость вроде той, что произошла с Сулеймановым, заставляет меня вспомнить осень 1999 года и если не принять, то с меньшей брезгливостью отнестись к той кампании, что велась против блока «Отечество - Вся Россия», включая передачи Сергея Доренко. Хуже той вакханалии была разве что предвыборная кампания Ельцина в 1996 году. Грязно, гнусно, во всех смыслах ниже пояса.

По-человечески безумно было жалко покойного Е.М. Примакова, числившегося в списке ОВР под номером 1. Но Евгений Максимович имел политическое несчастье связать своё имя с силой, фундаментом которой были наиболее центробежно настроенные этнорегиональные элиты. Победа ОВР с Аушевым, Шаймиевым, Рахимовым привела бы к достаточно быстрой конфедерализации страны, открытому преследованию и выдавливанию русских и пророссийски настроенных жителей из национальных республик, в среднесрочной перспективе – к «югославскому варианту».

В 1999 - 2000 гг. печальное развитие событий удалось замедлить. Но, как мы сегодня видим, не остановить.

Этнически русских в РФ свыше 80%. С политически русскими (надеюсь, Раиса не покоробит, если я зачислю его в их ряды) данная цифра, полагаю, зашкаливает за 90%. Противоборствующий им блок, сравнительно немногочисленный по составу, но обладающий, к сожалению, серьезнейшими ресурсами (в том числе и зарубежного происхождения), совершает государственное преступление исторического масштаба. Закрывать глаза на выходки этой ОПГ – не сильно лучше, чем быть её непосредственным участником. 

Известия // среда, 6 января 2016 года

Политические русские против этнократов

Политические русские против этнократовПолитолог Станислав Смагин – о том, кому выгодно преследование Раиса Сулейманова

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров


реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке