Новости, деловые новости - Известия
Вторник,
24 мая
2016 года

Из крупнейшей свалки хотят сделать мемориальный парк с кладбищем

Территория полигона ТБО «Левобережный» на границе МКАД и Химок может превратиться в мемориальный парк с кладбищем, крематориями и воинскими захоронениями

Слайд из проекта строительства военного мемориального парка на месте полигона ТБО «Левобережный»

На месте крупнейшей из ближайших к Москве свалок могут построить мемориальный парк с кладбищем и воинскими захоронениями общей стоимостью 5 млрд рублей. ЗАО «Промышленная компания «Эко», которое занимается рекультивацией мусорных полигонов, предложила правительству Московской области возвести 70-метровый мемориал формы усеченной пирамиды на месте мусорной горы полигона «Левобережный», закрытого властями в 2012 году. Сейчас рядом с горой мусора на севере МКАД и так есть кладбище, и новый комплекс смотрелся бы уместно. По замыслу авторов проекта (презентация есть у редакции), вокруг мемориала также устроят колумбарий для жителей близлежащих городов, то есть кладбище, предназначенное для захоронения праха после кремации, часовню и, соответственно, несколько крематориев.

Пирамида майя на мусорном фундаменте

— Тело полигона нестабильно. Полигон горит, и очаги возгорания выходят на поверхность; расползается по причине отсутствия финального перекрытия, системы отвода осадков и сбора фильтрата. С 2008 по 2012 год отходы размещались в тело полигона в нарушение всех природоохранных норм и правил, — говорится в презентации компании «Эко».

Сейчас свалка, появившаяся на месте карьера в 1983 году, официально закрыта, она занимает 37 га и считается одной из крупнейших в регионе. В презентации компании «Эко» говорится, что на полигоне скопилось более 40 млн т  мусора. Несмотря на серию решений местных властей различного уровня о закрытии свалки и штрафы, управляющая компания продолжала принимать мусор, и это вызывало протесты у местных жителей: они из окон видели мусоровозы, и скандал тогда дошел до Минприроды. Впрочем, позже блогеры сообщали, что мусор продолжают свозить на полигон, только с тыльной стороны.

В разное время из полигона хотели сделать горнолыжный курорт, завод по переработке скопившихся отходов, а также асфальтовый завод, отмечено в презентации «Эко», но проекты постоянно сталкивались с экологическими проблемами, со слишком длительной окупаемостью (срок окупаемости горнолыжного курорта уходил за 20 лет, говорит источник в подмосковном правительстве) и недовольством самих граждан.

Исходя из эскизов, комплекс, похожий на пирамиды племени майя, будет построен в форме усеченной пирамиды высотой с 25-этажный дом, это около 70 м. Постройка будет иметь несколько мощеных террас (на изображении в презентации их пять, не считая верхней площадки), на них по периметру могут быть установлены гранитные урны с прахом героев, свезенных «из иных мест» (перезахоронение), ряд скамеек и фонарей. На вершину с нескольких сторон будут вести лестницы, расширяющиеся к верхушке, на которой могут быть установлены танк, стела и Вечный огонь. На одном из слайдов презентации «Эко» подчеркивает статус мемориала как «важного социального объекта и зоны притяжения для патриотического воспитания молодежи», как «похоронного объекта мирового уровня».

Кладбища строить выгодней, чем курорты

— Концепция мемориального парка будет включать в себя <...> парковую зону, мемориальный комплекс, часовню и ряд элементов единого ансамбля парково-мемориального комплекса, проект которого будет разработан в качестве второго этапа рекультивации <...> как его логичное продолжение, — пишет гендиректор ЗАО Максим Бирюков в сопроводительном письме министру экологии и природопользования Московской области Александру Когану.

Для начала нужно взять весь объект в долгосрочную аренду у муниципалитета города Химки, указывается в презентации, затем компания может рекультивировать полигон, то есть избавить его от сгнивших отходов и химикатов, а также наладить систему сбора выделяющихся токсичных газов. В частности, предлагается разработать систему траншей для сбора фильтрата и газов, наложения изолирующих материалов и грунта толщиной 10–11 м. После завершения рекультивации компания готова начать строительство собственно парка.

Всего на проект, по расчетам его инициатора «Эко», понадобится 5 млрд рублей, из них около 1,5–2 млрд рублей уйдет на рекультивацию (кстати, кадастровая стоимость земли под полигоном составляет 1,41 млрд рублей). По словам источника в правительстве Московской области, инвестор пообещал найти инвестиции самостоятельно и окупать их за счет продажи мест на будущем кладбище, которое будет работать в рамках мемориального комплекса. Инвестор австрийский, рассказал «Известиям» сам Бирюков, но его имя раскрыть отказался.

Мемориал займет около 6 га, что почти в три раза меньше территории, которую сейчас занимает гора (17 га) высотой 87 м, и в разы меньше всего мусорного полигона (37 га). Оставшееся место (70, или же 26 га) можно отдать под кладбище с колумбарием, несколькими крематориями, а также областному ГБУ «Ритуал», который предлагается создать «по аналогии с московским [аналогичным] учреждением». По расчетам Бирюкова, тут можно построить порядка 200 тыс. мест под колумбарные урны.

Выбор развития свалки как колумбария компания объясняет «острым дефицитом земли для захоронения по всей Московской области». По данным «Эко», «земли для захоронения жителей Химок осталось на несколько месяцев», потребность только Химок и соседнего Долгопрудного в ней составляет 78,63 га. Места на кладбище могут отойти либо Химкам с Долгопрудным, либо же всей области, на слайде о «дополнительных преимуществах» проекта компания пишет о колумбарии как о «предмете торга с Москвой в части захоронения ее жителей». В последние несколько лет, когда места на кладбищах стали выставляться на аукционах, средняя стоимость места под захоронение в Москве достигла 350 тыс. рублей, что часто приводит к возмущению, говорит Бирюков.

Кроме того, власти смогут существенно сэкономить на погребении граждан — на время управления кладбищем и возврата инвестиций (властям предлагается заключить с инвестором инвестиционный контракт либо концессию, Бирюков выступает за инвестконтракт, власти, по его словам, хотят заключить концессию) компания «готова взять на себя социальные захоронения и кремацию, осуществляемые за государственный счет», срок возврата инвестиций оценивается минимум в 10 лет.

— Это, по сути, первый такой проект рекультивации этой свалки, в который властям вкладываться не надо — все деньги предоставляет инвестор. Предыдущие проекты отсекались во многом из-за отсутствия денег в бюджете. Возвращать вложенные в перестройку свалки средства инвестор собирается, продавая места в колумбарии; говорят, что создание нового кладбища на месте полигона «разгрузило бы проблему дефицита мест для захоронения», — говорит источник, близкий к ЗАО «Промышленная компания «Эко». — Сейчас на территории подобных мемориальных комплексов стоимость места под могилу составляет от 1,5 млн до 6 млн рублей, к примеру, на Троекуровском кладбище [считается одним из престижных кладбищ Москвы, также прилегает ко МКАД и имеет свой крематорий] она достигает 8 млн рублей. Стоимость места под могилу дороже стоимости места под урну в сотни раз. Захоронения здесь будут делать в гранитовых стенках, колумбариев подобного плана в России нет. Если все получится, я думаю, проект мемориала можно будет выдвигать на архитектурную номинацию.

По данным базы СПАРК, эта компания зарегистрирована в 2011 году в городе Владимире Александром Валовым и Сергеем Герасимовым, данные по выручке и прибыли отсутствуют, а уставный капитал «Эко» составляет лишь 10 тыс. рублей, который не менялся с момента регистрации компании. Единственная доступная бухотчетность «Эко» в Росстате — за 2013 год, и, согласно ей, ее активы составляли лишь 65 тыс. рублей. Компания была создана специально под этот проект и финансовую деятельность не вела, утверждает Бирюков.

Что касается владельцев, то Сергей Герасимов помимо «Эко» является действующим гендиректором владимирской компании «Стройсервис», которая зарегистрирована в январе 2014 года. Выручка компании за 2014 год составила 21,8 млн рублей, а заявленная чистая прибыль — 88 тыс. рублей. Также Герасимов владеет 91% ООО «Импульс», которое было зарегистрировано в феврале 2009 года в Москве, занимается торговлей щебнем. Финансовая отчетность компании доступна только за 2012 год, тогда компания получала госзаказы на поставку щебня в Центр управления городскими дорогами на сумму 10,4 млн рублей — это вся выручка компании за 2012 год, а заявленная чистая прибыль — 25 тыс. рублей. В мае 2015 года Герасимов зарегистрировал еще одну фирму — ООО «Владимирская строительная компания», тут ему принадлежит 50%.

Александр Валов вместе с «Эко» был руководителем еще трех фирм во Владимирской области — ООО «Плазма», ЗАО «Компания «Континент» и TOO «Ополье», фирмы ликвидированы в конце 2010 года либо начале 2011 года, все компании специализировались на работе с отходами и металлургическим ломом. При этом в Москве и Московской области на Валова также зарегистрировано несколько компаний, которые занимаются работами с отходами и ломом, все они являются действующими — ООО «Металлтрансстрой», ООО «СТТК» и ЗАО «Континент», доля Валова в них составляет 27, 19 и 16% соответственно. Все московские компании зарегистрированы более 10 лет назад, их уставный капитал составляет 10 тыс. рублей, однако финотчетность этих компаний не раскрывается.

«Эко» занимается рекультивацией полигонов, указывает Бирюков в письме Когану. По данным сайта госзакупок, «Эко» не имеет опыта строительства мемориалов или же сооружения кладбищ, но связанные с ней фирмы, в частности, по словам Бирюкова, ГК «Промальянс», участвовали в качестве субподрядчика и исполнителя в строительстве двух биогазовых мини-ТЭЦ на Курьяновских водоочистных сооружениях (€23,8 млн) и на очистных сооружениях в Люберцах (€65,7 млн) — всё для «Мосводоканала», а также завода по производству гипохлорида натрия австрийской EVN AG за €175 млн. В прошлом году завод после конфликта EVN с мэрией Москвы (izvestia.ru/news/588665) отошел тому же «Мосводоканалу» за €250 млн. В «Мосводоканале» не смогли дать оперативный комментарий. Пресс-секретарь EVN AG Штефан Зах не смог ни подтвердить, ни опровергнуть участие связанных с «Эко» структур в строительстве заводов.

Для утверждения нового проекта компании требуется решение правительства области. «Эко» ведет переговоры с мэрией Химок, а также министерством экологии и природопользования (в части рекультивации полигона) и министерством потребительского рынка и услуг (по проекту мемориала и организации кладбища) региона, говорит источник в подмосковном правительстве. В целом рассматривающие проект министерства не имеют к нему претензий, согласна и мэрия Химок, и уже направили его на утверждение в министерство инвестиций и инноваций Московской области, продолжает собеседник, в I квартале 2016 года проект с готовящимся Бирюковым бизнес-планом будет рассмотрен самим правительством на специальном «инвестиционном часе». Не исключено, что в качестве послаблений могут быть применены льготная арендная ставка полигона и сокращенный налог на прибыль.

В минэкологии и мининвестиций Подмосковья, а также администрации Химок не ответили на запросы. В пресс-службе курирующего кладбища минпотребрынка Московской области «Известиям» подтвердили, что предложение о мемориальной пирамиде поступало, но указали, что оставляют решение вопроса за минэкологии.

Пока заменять свалки на колумбарии с мемориалами в мире никто не пытался — как правило, после рекультивации на месте полигонов строят парки, указывается в презентации проекта. Есть также примеры, когда мусорные горы приспосабливали под зимние виды спорта, говорит сотрудник токсического отдела «Гринпис России» Александр Цыганков. По словам эколога, близкое расположение полигона ТБО «Левобережный» к жилым массивам (порядка 500 м) — проявление того мусорного кризиса, в котором оказалась Москва: мегаполис из-за стремительного роста упирается в свалки, оставшиеся с советских времен. Проблема этой свалки стоит очень остро — там активно скапливаются газы, добавляет Цыганков. Из-за этого полигон регулярно воспламеняется, дым с него распространяется на весь близлежащий микрорайон, население недовольно.

Впрочем, замена свалки на кладбище тоже может вызвать возражения среди населения, кроме того, крематории будут находиться в непосредственной близости к жилым районам. Этот «моральный аспект захоронений на месте бывшего полигона ТБО» в «Эко» понимают «как инвестиционный риск, который будет нивелирован за счет значительных вложений в формирование положительного имиджа проекта», указывается в презентации. По экологическим стандартам установка крематориев в такой близости к жилым районам разрешена, санитарно-защитная зона для них — от 500 до 1000 м в зависимости от количества печей, кроме того, система фильтрации помогает максимально снизить негативное воздействие, говорит один из инспекторов Росприроднадзора, пожелавший остаться неназванным.

Кроме мусорного контекста может помешать слабый спрос на колумбарии

Правда, не все в правительстве Подмосковья выступают за перезахоронение останков героев и неизвестных солдат на месте свалки, как предлагает фирма «Эко». Что касается ведомства, которое возглавляет Сергей Шойгу (работал губернатором Подмосковья с мая по ноябрь 2012 года), то анонимный собеседник в Минобороны отметил, что процедура переоформления и перезахоронения может занять «не одно десятилетие» и предполагает установку такого захоронения на учет в Минобороны. Если же перезахоронения не будет и установят лишь стелу, то уведомлять следует только Минкультуры.

— Презентация в Минобороны не приходила. Пока проект не утвердили в Правительстве Московской области, заверять у Минобороны бессмысленно, — сказал источник в министерстве.

Архитектурных аналогов такому сооружению в России нет, добавил он. Не слышала о подобных сооружениях и ответственный секретарь Поискового движения России Елена Цунаева. По ее мнению, перезахоронить останки у подножия мемориала неэтично — могут быть задеты религиозные чувства граждан, к тому же всегда могут найтись несогласные с кремацией родственники, подчеркивает она.

— Непонятно, как вообще обыгрывается сама установка мемориала, ведь, как правило, они все тематические и как-то исторически привязаны к месту установки. Установка мемориала на месте свалки в принципе очень неоднозначна, — добавляет Цунаева.

— Даже если власти одобрят проект, маловероятно, что он сможет быстро окупиться, — построенные в России и Москве крематории загружены всего на 50%, крематорий на Троекуровском кладбище простаивает, а в Московской области крематориев и вовсе нет, — говорит вице-президент Союза похоронных организаций и крематориев Алексей Сулоев.

В Москве, по данным Сулоева, есть порядка 6–10 крематориев, на кладбищах есть колумбарии, но отдельных колумбариев нет. Если государство обязано бесплатно выдать место под могилу, то кремация — это исключительно платная процедура, добавляет он.

С другой стороны, замечает Сулоев, создание областного ГУПа (по закону все кладбища в стране должны принадлежать муниципалитетам, а управляться госпредприятиями), предлагаемое инвестором, возможно, решит проблему загрузки — людей можно будет свозить с близлежащих районов Подмосковья и Москвы, к тому же свободных кладбищ ближе 27 км к Москве нет. Места в колумбарии могут заинтересовать и родственников тех льготников, которым досталось плохое место под захоронение, говорит исполнительный директор союза Елена Андреева.

— Но из-за низкой стоимости мест под кремацию [несколько десятков тысяч рублей] вернуть инвестиции за 10 лет сложно. Возможно, проект инициируется не ради строительства мемориала с колумбарием, — считает Сулоев.

Не исключено, что инвестору просто необходимо сбыть землю, за вывоз которой ему заплатили хорошие деньги, говорит близкий к компании источник, или же, к примеру, на полигоне может найтись годный к переработке лом. На свалке нет полезных отходов, а у компании нет ненужной земли, утверждает Бирюков.

— И это не говоря о том, что частные кладбища в России запрещены в принципе, новый закон, легализующий частные кладбища и колумбарии, так и не был принят [имеется в виду ФЗ «О погребении и похоронном деле», который в мае был внесен на рассмотрение Госдумы (izvestia.ru/news/584059)], — добавил он.

Если проект окупится, подобные колумбарии можно будет организовать и на других закрытых властями мусорных полигонах, расположенных в 15–20 км от МКАД, как, например, полигон «Саларьево», считает Бирюков.

Слайд из проекта строительства военного мемориального парка на месте полигона ТБО "Левобережный"

Слайд из проекта строительства военного мемориального парка на месте полигона ТБО "Левобережный"

Слайд из проекта строительства военного мемориального парка на месте полигона ТБО "Левобережный"

Слайд из проекта строительства военного мемориального парка на месте полигона ТБО "Левобережный"

Слайд из проекта строительства военного мемориального парка на месте полигона ТБО "Левобережный"

Слайд из проекта строительства военного мемориального парка на месте полигона ТБО "Левобережный"

Слайд из проекта строительства военного мемориального парка на месте полигона ТБО "Левобережный"


Известия // среда, 13 января 2016 года

Из крупнейшей свалки хотят сделать мемориальный парк с кладбищем

Из крупнейшей свалки хотят сделать мемориальный парк с кладбищемТерритория полигона ТБО «Левобережный» на границе МКАД и Химок может превратиться в мемориальный парк с кладбищем, крематориями и воинскими захоронениями

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Социальная политика»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке