Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
26 сентября
2016 года

Время и место

Писатель Платон Беседин — о том, что памятником Олесю Бузине можно поставить под сомнение память о нем

Платон Беседин. Фото из личного архива

В Москве, возле Киевского вокзала, будет установлен памятник украинскому писателю Олесю Бузине, убитому националистами в Киеве 16 апреля 2015 года. Об этом сообщила сопредседатель Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Ольга Зиновьева. По ее словам, памятник будет возведен на народные средства и уже начаты переговоры со скульптором Андреем Ковальчуком. Ранее Зиновьевский клуб посмертно вручил медаль своего имени Олесю Бузине. Ее приняла мать покойного.

Отдать дань памяти Бузине важно и нужно. Ведь убийство Олеся оказалось не просто смертельным выстрелом в конкретно взятого человека, но ликвидацией правды, альтернативного мнения на Украине в целом. А сам Бузина превратился в знаковую фигуру для сотен тысяч непокорных режиму, в символ борьбы и свободы.

Вместе с тем отношение к нему было и остается разным. Хулителей его имени не меньше, чем хвалителей. Однако есть то, за что не уважать его невозможно: он один из немногих, кто бился за истину, за справедливость непосредственно на своей земле.

Мы познакомились с ним на эфире в Москве в декабре 2013 года. В кулуарах и на камеру говорили о том, к чему может привести евромайдан. Олесь был настроен более оптимистично, верил в лучший итог. Я прогнозировал раскольнический, военный конец. Олесь был не из нытиков, но из волевых, энергичных людей, но в одном мы сходились: нас, тех, кто открыто высказывался против евромайдана, в Киеве из людей слова были единицы.

Я по семейным обстоятельствам жил на два дома — киевский и севастопольский (где родился и провел большую часть жизни). Олесь же все время находился в украинской столице. Ему было не привыкать к давлению извне, давлению спецслужб, маргиналов, рядовых граждан. Во время и после евромайдана оно стало просто-таки колоссальным. На его месте многие бы не сдюжили, расклеились, сбежали.

Собственно, так и произошло. Россия наводнилась беглецами из Украины. Одним реально угрожала опасность, другие имитировали ее, делая на том карьеру. Многие из них занялись в России только одним — обмазыванием грязью своей бывшей родины. Прожив в ней несколько десятков лет, они вдруг прозрели и поняли, что никакой страны не существовало, что их обманывали все это время, а они отчаянно боролись против злодеев. 

Олесь Бузина поступил иначе, оставшись. Бился с чумой на Украине, хотя у него были десятки выгоднейших предложений из России. Он мог бы сделать блестящую карьеру, но не покинул родной земли. Только за это ему можно ставить памятник. Во многом за это его и убили.

Но то, что стало происходить на Украине позже, с тем, за что боролся Олесь Бузина, имело мало общего. Из него сделали пламенного патриота России, русофила в кубе, хотя это преувеличение. Помню, один политолог, с коим мы тогда пересеклись в ток-шоу, заявил: «Надо переиздать книги Бузины, чтобы по ним изучали историю Украины». И мне подумалось, что будет дико впасть в такую одностороннюю, додуманную историю. Да, история Украины, созданная Бузиной, весьма талантлива, но авантюрна, личностна, написана больше не историком, но журналистом, не головой, но сердцем. Так же, как эпатажная и местами вульгарная биография Тараса Шевченко, за которую, по одной из версий, Бузину и убили.

Говорить подобное — сейчас моветон. Однако именно это обеление, выхолащивание сути и есть неуважение к наследию Бузины. Он мог ошибаться, мог где-то лукавить, но имел впаянный гетеродин объективности. Бузина искал правду, защищал ее. И обойтись без нее сейчас — значит проявить к покойному неуважение.

У известной поговорки «о мертвых либо хорошо, либо ничего» есть продолжение — «либо правда». Без Олеся правды на Украине стало гораздо меньше. Однако и в том, что коснулось его, отыскать ее все труднее. Бузину, словно погибшую рок-звезду, коммерциализировали, дело его поставили на поток, на служение пропагандистским и личным интересам. Подобное во многом есть кощунство.

Так же, как противопоставлять его труды украинскому наследию, украинской культуре. Но столь часто приходится слышать тех, кто в засаленных разговорчиках о вороватых хохлах и кровожадных бандеровцах вставляет имя Олеся, подавая его как знаковую фигуру для всего государственного, историософского, если угодно, образования Украины, плохо представляя на самом деле, о чем он писал и в чем ошибался. Похожая судьба после смерти преследует многих, но тут важен масштаб личности: не будь его, и те усилия, что затрачиваются на канонизацию, окажутся бесполезными — памятник рухнет.

Фигура Олеся Бузины не может быть собирательной на Украине. Особенно сегодняшней. Потому мы и видим ликование относительно памятника, с одной стороны, и возмущение, даже ненависть — с другой. Использовать фигуру Бузины как скрепляющую — значит допускать ту же ошибку, что допустила противоположная сторона с героизацией Степана Бандеры, во многом и приведшей к расколу, а далее и вооруженной конфронтации украинского общества. Олесь — символ здравого смысла в этой смутной, больной эпохе до и после майдана, но в истории всей Украины рассматривать Бузину, конечно, нельзя.

Потому, когда нам сообщают, что украинцев на Киевском вокзале в Москве будет встречать Олесь Бузина, не факт, что тут учитывается мнение самих украинцев. Кто в таком случае будет встречать россиян в Киеве? Памятник Олесю Бузине именно сейчас, в пик напряжения российско-украинского противостояния — это памятник фашистским ужасам и последствиям евромайдана, это увековечивание не благодаря, но вопреки. В таком контексте теряется сама фигура Олеся, неразрывно спаиваемая с агрессивным контекстом, становящаяся фишкой в пропагандистской игре.

Кроме того, установка памятника Бузине в Москве именно сейчас не способствует восстановлению российско-украинских отношений. Наоборот, она распаляет и без того полыхающий костер. Его отблески мы видим каждый день в новостях, все больше отдаляющих друг от друга два братских народа. Их Олесь видел едиными, видел дружными. Его величайшая заслуга в том, что в отличие от многих он защищал Украину, будучи в России, а на Украине, наоборот, славил Россию. Он был связующим звеном между разорванными странами.

И памятник такому человеку — бесстрашному, пламенному — безусловно, необходим. Памятник самого достойного образца. И стоять он должен в Киеве. Только там. В месте, где родился, трудился, славя два Отечества, и был убит украинский писатель Олесь Бузина. Памятник этот станет не только данью памяти Олесю, но и символом того, что украинская земля, отравляемая ныне чумой однозначности, готова вновь уверовать в то, что украинцы и россияне — братья навек, готова принять истину, которая независимо от политики всегда одна. Истина, в которую верил и героически защищал Олесь Бузина.

Для этого должно пройти время. Наследие Бузины должно пройти испытание временем. Торопить время, путать место не стоит, памятником ставя под сомнение память. Память героя, ставшего живым мостом между Россией и Украиной.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // четверг, 14 января 2016 года

Время и место

Время и местоПисатель Платон Беседин — о том, что памятником Олесю Бузине можно поставить под сомнение память о нем

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке