Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
27 мая
2016 года

Мясо для гильотины

Публицист Егор Холмогоров — о том, когда надоедает чувствовать себя беспомощной жертвой либерального террора

Егор Холмогоров. Фото из личного архива

Как часто вы чувствуете себя котлетой?

Лично я — раз пять на дню. Каждый раз, когда я читаю в блогах, и не только в блогах, но и в статьях на вполне респектабельных ресурсах кандидатов в наши «освободители от диктатуры» про то, как меня, таких, как я, повесят, сотрут в порошок, отправят в цепях в Киев, на худой конец — люстрируют, я не то чтобы беспокоюсь, но вынужден считаться с тем печальным обстоятельством, что это не городские сумасшедшие обсуждают на завалинке дурдома свои фантазии. 

В помянутом выше недальнем городе тоже бегали припадочные и рассказывали всем, как будут убивать врагов, а довольные жизнью знатоки местной политики объясняли, что ничего подобного быть не может, там «другая политическая культура» и все со всеми договорятся. Припадочные в итоге захватили власть, уничтожили всю оппозицию и начали-таки убивать врагов. Некоторые самоуспокоенные  знатоки местной политики теперь побираются по парадным в Москве, другие — популярно разъясняют: почему убивать врагов — мудро, сжигать их «коктейлями Молотова» — справедливо, и в подходящих местах пускают пену, не отличимую от натуральной.

Мне не хотелось бы оказаться ни в категории сжигаемых, ни в категории побирающихся, ни в категории пускающих пену. Поэтому я вынужден относиться к желанию провернуть меня на фарш серьезно. И читателю рекомендую ту же серьезность, поскольку с вероятностью 86% он, так же как и я, является «ватником», «рашистом» и «быдлом»,  которое предполагаемые «14%» сейчас «поставят в стойло».

Достаточно проследить за последними (к сожалению, least, but not last) дискуссиями в либеральном секторе нашего политикума, чтобы обнаружить: другие темы, кроме мясной кулинарии, не обсуждаются.

Каспаров дискутирует с Кашиным о том, какова будет «постпутинская Россия» в плане всевозможных запретов «недобитым путинистам». Никакой постпутинской России не будет, потому что без Путина Россия самоликвидируется, и это хорошо, уговаривает спорщиков Денис Драгунский, с детства выучивший, что тайное становится явным и лучше не играть в шпиона Гадюкина, а говорить всю правду сразу.

На «Эхе Москвы» валькирии революции публично обсуждают, кого и как будут люстрировать. А глава этой радиостанции, все еще являющейся «национальным достоянием», проводит голосования о том, кто и как войдет в загадочный Комитет общественного спасения: Каспаров, Кудрин, Навальный или Ходорковский. Поскольку Комитет общественного спасения — учреждение серьезное (в революционной Франции он заведовал арестами и гильотиной), то и лидирует в венедиктовском опросе в качестве кандидата в Робеспьеры Михаил Ходорковский, который не только пешки на доске умеет двигать, но и мэров «люстрировать». Редактор уговаривает меня, что опрос главы «Эха» — это юмор, но нам, потенциальным котлетам, не до шуток.

Во всей этой вакханалии фантазий о люстрации, декапитации и полном «уестествлении Россиюшки» смущает вот что: я никак не могу представить себе подобные разговоры с противоположной стороны. Речи о том, как придут патриоты и шлепнут вожделеющих гильотины в патоку, а любителей люстраций сошлют в монастырь под надзор протопресвитеров и иеромонахов, считаются недозволенными уже лет «дцать». Не так давно один мой знакомый сочинил очень осторожный текст о перспективах организованного сопротивления в случаях государственного переворота, аналогичного украинскому, и хотел его где-то опубликовать.

«Батенька! Сотрите немедленно! — закричал на него один его знакомый. — И диск отформатируйте! Забудьте о том, что вы это написали! Такие темы можно обсуждать только шепотом в подвале! И именно поэтому, если такое, не дай бог, с Россией случится, у них будут отмобилизованные сотни боевиков, а мы будем не готовы... Но если обсуждать — вы просто сядете».

Не так давно высокий государственный чиновник сказал, что никаких экстремистов на выборах в Думу власть не допустит. И заметим — никто не отнес это высказывание к тем экстремистам, которые публично, ни от кого не скрываясь, обсуждают, как будут судить и вешать сторонников этой власти. Все сочли, что угрозы относятся исключительно к тем «экстремистам», у которых расхождений с главой государства — по крайней мере по фундаментальным стратегическим вопросам — нет.

Пока наша политическая система давит все остатки неофициозного лоялизма, количество горючего материала на той стороне прибывает. Многие обратили внимание на шумный разрыв экстремистов в Киеве (учтем, что в Киеве экстремизм является мейнстримом) с залетными экстремистами из Москвы. Киевляне сказали названным братьям по ненависти к «колорадам», что никакие они не братья, а все те же «рашисты» и «путинские рабы».

Выглядит это комично, особенно забавляет мина разочарования на лицах тех, кто уже почти выучил мову и воображал себя, вслед за Марией Гайдар, замами губернаторов западенских областей. Наверное, они уже и «гайдаровский форум» унтер-гауляйтеров запланировали. И тут такой облом.

Но для нас в этом разрыве ничего хорошего нет, так как вся эта масса непринятых в гетманы-вертухаи ломанется через границу назад в Москву и будет себе добывать зипуны (простите — вышиванки) здесь. Не преуспев в Киеве, они попытаются превратить в Киев Москву. И в мире достаточно тех, кто готов им охотно помочь.

И давайте будем честны, мы не готовы сегодня не то что к сопротивлению этой опасности (а суть госдеповских революций в том, что доверить сопротивление правоохранительным органам нельзя, им не дают приказа или они разбегаются), мы не готовы даже всерьез к обсуждению того, что мы, как граждане, будем делать, если нас придут освежевывать... простите — освобождать. 

Известия // воскресенье, 17 января 2016 года

Мясо для гильотины

Мясо для гильотиныПублицист Егор Холмогоров — о том, когда надоедает чувствовать себя беспомощной жертвой либерального террора

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Оппозиция в России»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке